Николай Писарев рассказал об уроках Олега Романцева и своем юбилее

Знаменитый футболист празднует 50-летие без размаха: "Это не отправная точка"

22.11.2018 в 15:57, просмотров: 2628

23 ноября исполняется 50 лет Николаю Писареву, мастеру спорта СССР, чемпиону Европы 1990 года в составе молодежной сборной СССР, нападающему «Спартака», спортивному функционеру и тренеру, которому по силам развить вид спорта в России с нуля и меньше, чем за десять лет, довести национальную сборную до золота чемпионата Европы.

Николай Писарев рассказал об уроках Олега Романцева и своем юбилее
фото: ru.wikipedia.org
Автор: Светлана Бекетова.

Именно такой путь проделал Николай Николаевич в пляжном футболе. В преддверии юбилея известный спортсмен рассказал «МК» о своих главных достижениях и работе спортивным директором совсем молодого футбольного клуба.

— Расскажите о вашей работе в ФК «Урожай». Чем привлекло это предложение?

— Я уже участвовал в аналогичном проекте буквально два года назад с нижегородским «Олимпийцем». Была похожая ситуация: вторая лига, новая команда. Хороший замысел всегда интересно реализовывать. Понятно, что можно прийти на готовое — это тоже неплохо. Но гораздо более увлекательно начинать снизу и видеть результаты, плоды своего труда, подниматься наверх вместе с командой. Мой предыдущий опыт показал, что это возможно, поэтому я вновь решился на такой же эксперимент.

Конечно, это переезд, но, видимо, у меня такой возраст: уже хочется не держаться за Москву, а уехать в регион и там приложить свои усилия. До этого у меня были работы во многих ипостасях: и спортивным директором в РФС, и тренером в молодежной сборной, и в пляжном футболе... Практически во всех качествах в футболе я уже поработал. Наверное, остается только замахнуться на Премьер-Лигу и национальную сборную. Конечно, это максимальные цели, но, повторюсь, я не боюсь пробовать работать в футбольной профессии в разных качествах, потому и соглашаюсь на такие предложения.

— Трудно ли было переезжать в бытовом плане?

— Нет, Кубань, Краснодарский край — великолепный регион, с прекрасной погодой, приветливыми южными жителями. Жизнь здесь более размеренная, рядом море. С этой точки зрения всё замечательно.

— Взяли с собой ваши награды?

— Мои награды — это память моя и моих близких, а также людей, которые интересуются футболом. Что перелистывать грамоты и перебирать медали? Наверное, они лежат у родителей где-то. Дай Бог, чтобы сохранились. Мне не надо ничего с собой брать. Если захочу что-то вспомнить, для этого есть интернет. Он всё помнит. Сейчас такое время.

— Организационную структуру футбола вы начали постигать еще в «Уралане». Как это произошло?

— В «Уралан» я приходил помощником Игоря Шалимова, а потом мои функции расширились. Я стал работать спортивным директором, и мне это тоже понравилось. В общем-то в футболе достаточно профессий, и все они направлены на результат. Приоритетно, конечно, тренерство, но нужно понимать футбол с разных сторон: как он организован, как работает клуб, федерация, лига, международные организации, как это все взаимодействует. Это все очень интересно. Наверное, тренеру не помешает знать всё это в комплексе.

— На какой из должностей вам было интереснее всего работать?

— На каждой стадии были свои плюсы. Когда только закончил играть в футбол, было интересно всё: и помощником тренера, и потом взялся за пляжный футбол. Фактически этот вид спорта мы развивали в стране с нуля. Только изучали правила. Это тоже очень важный опыт. Я старался не сидеть без работы в рамках своей профессии: учился, получал лицензию, получил категорию PRO. Все навыки, которые я приобрел в футболе, для меня полезны и ценны. В приоритетах все равно тренерство в каком-нибудь топ-клубе. Но это лишь в планах. На данный момент я занимаюсь проектом ФК «Урожай».

— Не мешает ли развитию вашего клуба присутствие в регионе такого сильного конкурента, как «Краснодар»?

— Это замечательно! Только Москва и Краснодар могут похвастаться наличием топового футбольного противостояния. Всегда очень зрелищным было краснодарское дерби. Его хочется вернуть. Это только подстегивает и одну, и другую команду, потому что полгорода симпатизируют «Краснодару", а вторая половина хочет иметь альтернативу. Кроме нас и Москвы, подобного соперничества нет больше нигде в России. Краснодарский край — самое благоприятное место для развития футбола в стране. Здесь это действительно спорт номер один, и ничто с ним не может соперничать.

— Тут, как и в пляжном футболе, вам снова приходится начинать почти с нуля. Можно ли сравнить эти, как сейчас говорят, вызовы?

— Аналогия есть, но в пляжном футболе мы на самом деле начинали с чистого листа. Не надо было ломать ничего старого, расчищать и перестраивать. За «Урожаем» же стоит печальная история «Кубани», печальный осадок предыдущих достижений и неудач, так что приходится учитывать ошибки прошлого.

— Почему вы в свое время обратили внимание именно на пляжный футбол?

— Когда я только завершил игровую карьеру, приобрел очень полезный опыт в «Уралане», на несколько месяцев остался без работы… И вдруг увидел пляжный футбол. Он очень привлек меня зрелищностью и позитивом. Там не было много денег, он только начинал подниматься, поэтому не было такого количества дрязг, как это бывает в большом футболе. Я с удовольствием взялся за это дело и не жалею.

— Со временем удалось даже обыграть бразильцев, которые раньше считались безоговорочными лидерами.

— Это плод работы не только моей, но всей команды. Это наше общее дело. Мне удалось привести сборную к победе на чемпионате Европы в 2010-м, а уже на следующий год, после того как я получил назначение спортивным директором РФС, курировал пляжный футбол, главным тренером стал мой помощник — Михаил Лихачев. В 2011 году с ним сборная России впервые победила на чемпионате мира по пляжному футболу.

— Какое ваше достижение как игрока, тренера или спортивного чиновника наиболее ценно и дорого лично для вас?

— Как для игрока — это и чемпионства в составе «Спартака», и участие в Лиге чемпионов, и победа на чемпионате Европы в составе молодежной сборной СССР. Это незабываемые 90-е годы, когда «Спартак» был флагманом российского футбола, имел крепкие позиции в стране и на международной арене.

Как тренер, ценю и негативный опыт, а из положительного опять же отмечу пляжный футбол, который удалось поднять на самую высшую точку. Принесла удовлетворение и работа в молодежной сборной. Впервые за много лет мы вышли в финал чемпионата Европы. Было очень приятно мне как молодому тренеру. Если говорить о работе тренером в большом футболе, то отмечу выход из ПФЛ в ФНЛ «Олимпийца». В первый же год нам удалось закрепиться в середине таблицы непростой, на мой взгляд, первой лиги. Наверное, это пока небольшие достижения, но они позволяют мне смотреть с оптимизмом в будущее, постепенно идти вперед.

Конечно, есть примеры, когда тренер приходит, сразу принимает топ-клуб, и у него все получается, но часто бывает и наоборот: перепрыгивая ступени футбольной иерархии, специалисты обжигаются и теряют себя. Мой путь — пройти все этапы тренера и футбольного функционера, чтобы глубже понять игру, которую я люблю больше всего и посвящаю ей всю свою жизнь.

— Пересматриваете ли матчи, в которых принимали участие?

— Специально — нет. Иногда попадаются архивные кадры. Несколько лет назад увидел матч Лиги чемпионов «Спартака» 90-х и даже удивился, как мы играли. Настолько сильно поменялся футбол. Порой это интересно вспомнить.

— Вы говорили, что многое в плане тренерской психологии почерпнули у Олега Романцева.

— Речь об опыте, который я получал от тренеров, будучи игроком. Но футбол и жизнь развиваются, меняются. Сейчас у молодежи совершенно другие интересны, нежели у нашего поколения. Не всегда действуют те методы, которые помогали в 80-90-е годы. Надо смотреть правде в глаза: у нас абсолютно два разных государства — Советский Союз и Россия. Плюс было время переходного периода. У тренеров более старшего возраста были немного другие рычаги и методы влияния на игроков.

Я стараюсь перенимать имеющийся опыт, но и стремлюсь вперед. Прежние методики уже мало работают, но чтобы это понять, нужно было попробовать многое. Прежде всего нужно понимать сегодняшнюю жизнь страны. Футбол не может существовать отдельно от общества. Так работают все клубы, федерации. Например, у меня в свое время не было защищенного контракта, мне могли запретить выезд за рубеж. Не было никакого агента. Были и свои плюсы в плане обучения, здравоохранения. Теперь ситуация у футболистов совсем другая.

— Они больше подкованы юридически?

— Да, у них много помощников. Мы в их возрасте, в конце 80-х — начале 90-х, были абсолютно безграмотны в плане понимания футбольных законов. Сейчас ситуация резко изменилась.

— Тем не менее вы уже тогда решились на известный смелый шаг — попробовать свои силы за границей.

— В 20 лет не сложно взять и уехать — сегодня я смотрю на это, как на большую авантюру, но не жалею. Это замечательный опыт! Я учился на своих ошибках, учел все нюансы, которые получил при том отъезде. На тот момент я просто хотел уехать из страны. Было даже не важно, продолжу играть в футбол или нет. Скажу честно, мне очень хотелось посмотреть мир, а не видеть тот бардак, который творился тогда в стране.

— Вы знали тогда какой-нибудь иностранный язык?

— С этим были трудности. У меня был разговорный английский. Но я считаю себя коммуникабельным человеком, не боюсь говорить на языках, даже которые не очень хорошо знаю. Проблема изучения языка — скорее всего, боязнь сделать ошибку. У меня ее не было. Я жил в среде, где было мало русскоговорящих, поэтому иностранный язык осваивался быстро. У многих наших спортсменов есть трудность: они уезжают за границу, но остаются в русскоязычном круге общения. Это хорошо в чём-то, но язык в таком случае выучить тяжелее. У меня получалось иначе. Везде, где я оказывался — в Италии, Швейцарии, Испании, Германии — русских было мало. Языки давались мне лучше.

— Какие языки удалось выучить?

— Почти все: немецкий, итальянский, испанский, английский. Могу изъясниться практически на любом из них. Конечно, сейчас японский учить сложнее.

— Занимаетесь сейчас? По самоучителю или каком-нибудь мобильным приложениям?

— Пытаюсь. Есть и приложения, но почти все языки учу в общении с людьми. Есть такая мудрость: можно научиться — нельзя научить. Если человек хочет что-то познать — будет пользоваться для этого любой возможностью. Если желания нет, можно ходить на курсы, платить огромные деньги — все равно ничего не получится.

— Почему, на ваш взгляд, сегодня так мало российских футболистов играют в иностранных клубах?

— Всё индивидуально. Вот уехал Головин. Считаю, он уехал вовремя, после хорошего чемпионата мира. Ему предложили хорошие условия в хорошем клубе. С другой стороны, особого спроса на наших футболистов сейчас нет. Пока им неплохо платят в РПЛ, массового оттока не предвидится. Но, повторюсь, здесь важен спрос. К сожалению, он есть только в лигах, которые уступают нашему чемпионату по уровню. Это Чехия, вторая лига Португалии, Финляндия... Топ-лиги нашими футболистами либо не интересуются, либо российские игроки не выдерживают конкуренцию за место в составе.

Однако наметилась тенденция, когда наши клубы хотят жить по средствам. Безумные траты себя не оправдывают. Все сейчас валят на лимит на легионеров, а я считаю его наименьшим злом в нашем футболе. Иногда он развращает, но некая протекция все равно нужна, например, перед чемпионатом мира.

Самое большое зло в нашем футболе — несоответствие цены и качества спортсменов; огромные, завышенные зарплаты, люди, которые прилипают к футболистам, пытаются на них зарабатывать. Игроки не зарабатывают деньги, а просто их получают. Они не заинтересованы в полных стадионах, зрителях, трансляциях. Выходя на поле, они абсолютно безразличны. В ФНЛ ситуация выправляется за счет чемпионата мира. Это базы, стадионы. Во многих городах посещаемость еще держится на высоком уровне. За счет отголосков мирового первенства пока все неплохо, но качество футбола невысокое.

— Многие спортсмены, в том числе футболисты, и тренеры сейчас пишут книги. Не задумывались ли вы об этом тоже?

— Нет, писать книгу не собираюсь. В этом есть смысл, если знаешь, что написанное будет востребовано в нескольких поколениях. Не уверен, что с моими трудами будет так. Выпустить книгу одноразово не хочу. Пока не готов делиться чем-то грандиозным, как Толстой, Набоков или Булгаков.

— Это любимые писатели?

— Нет, просто первое, что пришло на ум. У меня много разных любимых писателей. Но писательство — не мое. Это стоит делать только, когда есть Божий дар и то, чем можно поделиться. У меня ни того, ни другого нет.

— Остается ли у вас время для досуга и как вы предпочитаете его проводить?

— Футбол отнимает очень много времени почти ежедневно, хочется всё успевать, смотреть. Он занимает 80 процентов в моем расписании. Есть семья, дети. Если говорить о хобби, это, наверное, теннис. Больше ничего не успеваю.

— За кого болеете из теннисистов?

— Естественно, за российских игроков. Но сейчас у нас нет таких ярких звезд, как десятилетие назад, когда были Кафельников, Сафин... Раньше посещал Кубок Дэвиса, Кубок Федерации старался не пропускать, смотрел турниры ATP с участием наших. Сейчас на слуху больше иностранцы. Россияне в теннисе, конечно, сдали. Мне интересно играть самому, но это больше для здоровья и поддержания физической формы. Бег по дорожке или плавание в бассейне для меня немного нудно и скучно. А поиграть в футбол 5 на 5, да во все его виды, где есть соревновательный процесс, мне очень нравится.

— Ваши дети ведь тоже связывают жизнь со спортом?

— Да, старший сын Илья работает в РФС начальником сборной по пляжному футболу. Средний сын Саша играет и учится в интернате футбольной школы "Чертаново". Младший Григорий пока футболом интересуется по телевизору. Дочь Дарья выбрала творческую профессию. Она актриса, больше занята в театре, но пытается устроится на французское телевидение. Подписала контракт. Надо позвонить и узнать, как у нее дела.

— Ваши дети живут в России?

— Дарья во Франции, а сыновья в Москве.

— Уже навещали вас в Краснодаре?

— Два месяца — небольшой срок. У всех работа, учеба. Но выберутся как-нибудь. Край здесь благодатный.

— В преддверии дня рождения человека посещают философские мысли. Есть ли у вас такое чувство?

— К этому рубежу, юбилею я постарался в плане профессии, семьи выполнить все, что задумывал. Я отсчитываю немного по-другому — 12-летними циклами. Так что цифра 50 для меня не отправная. В 48 начался пятый цикл. Он будет до 60. У меня своя арифметика. 50 — обычный день рождения. Конечно, отмечу, но без подведения итогов. Если доживу, отправной точкой будут 60 лет.

— Почему появился такой цикл?

— Долго объяснять. Пусть это будет темой нашего следующего интервью.

— И всё же, может приоткроете секрет?

— Это связано с моей деятельностью. Каждые 12 лет происходит событие, которое определяет следующий цикл. Это очень личное и индивидуальное

— О чем вы мечтаете сегодня?

— Чтобы мечты сбылись, о них нельзя рассказывать никому, а тем более в газете.

— Как будете отмечать день рождения?

— В кругу семьи, не помпезно. Наверное, пойдем в ресторан.