Слова Кикнадзе фанатам «Локо» обнажили проблему российского футбола

Они не приносят денег, поэтому ни на что не влияют

Встреча болельщиков «Локомотива» с командой, которая прошла в эти выходные на «РЖД-Арене», уже стала легендарной. Такого словесного отлупа, как от генерального директора клуба Василия Кикнадзе, фанаты, пожалуй, не получали нигде и никогда. Никакие фанаты. Но огненный спич гендира обнажил острую проблему нашего футбола — он не для людей. Вообще непонятно для кого.

Они не приносят денег, поэтому ни на что не влияют
Василий Кикнадзе.

Эту традиционную для клубов перед стартом нового сезона встречу с болельщиками, наверное, можно было не проводить. Разумных оправданий — сколько хочешь. Слишком короткая пауза между окончанием чемпионата и стартом нового, и ее просто некуда втиснуть в расписание. Тем более что «Локомотив» играл в матче за Суперкубок в пятницу. Пандемия, опять же эпидемиологические ограничения. Решили, мол, лишний раз не собирать толпу для обмена инфекцией.

Да, пришлось бы проглотить обвинения в том, что испугались встретиться лицом к лицу с неприятелем, зато, возможно, удалось бы не усугубить конфликт. Но руководство «Локо» решило иначе. Генеральный директор клуба Василий Кикнадзе знал, на что шел, знал, что придется отвечать на острые вопросы. Но то ли готовился ответить именно так, жестко, то ли опять не справился с эмоциями, как тогда, с показанным оскорбляющим его болельщикам средним пальцем.

Когда тебе в лицо летят оскорбления, когда тебя называют «быдлом», выстоять нелегко, каждый согласится. Удивительно, как это выдерживали десятки президентов и генменеджеров клубов по всей футбольной Европе.

«То, что вы делаете, это позор!» — сказал Василий Кикнадзе болельщикам. Вероятно, о том, что они покидают трибуны в знак протеста против руководства на 20-й минуте матча. Стандартная форма выражения протеста фанатами, не самая жесткая, надо признать. Президент «Лацио» Клаудио Лотито когда-то тоже назвал «позором» пустые секторы «Стадио Олимпико» во время очередного витка конфликта с радикальными ультрас (у них в Риме это бесконечный процесс), но тут же добавил, что надо встречаться лицом к лицу и высказывать друг другу претензии в адекватной форме. Правда, у Лотито с активными болельщиками мир не наступает уже много лет, и когда УЕФА штрафует клуб за запрещенные баннеры или заряды, клуб направляет всем виновным владельцам абонементов письма: разделите с нами, будьте любезны, эту финансовую ответственность.

Но самое главное Кикнадзе сказал потом: «Вы можете кричать в мой адрес что угодно, имеете право на собственное мнение. Но не вы принимаете решения о руководстве клуба. Ни с какой точки зрения вы не можете оказать серьезное влияние на клуб. Ни с той точки зрения, какой финансовый вклад вы вносите в нашу деятельность, ни с той точки зрения, какую поддержку вы оказываете на трибунах».

Вот она — главная фраза. Вы не можете оказать влияние, потому что не вносите значительный финансовый вклад. И вот вроде правду сказал. Заработком от продажи абонементов, билетов и атрибутики ни один клуб не проживет, тем более российский, где львиная доля средств обозначена графой «коммерческие и другие доходы». То есть спонсорские. От владельцев и акционеров. Но в футболе все не так просто.

* * *

Немного примеров. В каждой европейской топ-лиге найдутся клубы, где конфликт между руководством и болельщиками полыхает годами. Про «Лацио» и Клаудио Лотито уже упоминалось. Есть такие примеры и в Англии, и в Испании, и в Германии.

Один из свежайших — очередной наезд болельщиков «Ньюкасла» на владельца Майка Эшли. Более десяти лет продающий клуб несчастный Эшли — одна из самых ненавидимых фигур в английском футболе. На каждом матче он слышит все, что о нем думают трибуны, читает призывы исчезнуть уже из жизни многотысячной армии «сорок». Да он и сам бы рад, только не покупает никто. Вот и сделка с арабскими инвесторами сорвалась в последний момент. Когда Майк Эшли сидит в уличном кафе за ланчем, к нему может подойти любой житель города и начать обвинять: «Вы уничтожаете мой клуб, вы бездарность и обманщик». И этот самый несчастный Эшли грустно улыбается, потупив глаза.

Или опять же Англия. Когда в «Манчестер Юнайтед» пришли американцы Глейзеры, их не приняли. Болельщикам не нравилось все: политика, управление, результаты. Конфликтуют там уже много лет, и по-разному. Часть болельщиков покинула «Олд Траффорд», они создали альтернативный клуб в низшей лиге — «Юнайтед оф Манчестер», существующий на взносы самих фанатов. Особо агрессивные фаны могут с трибун желать смерти вице-президенту клуба Эду Вудворду и даже нанести ему визит: этой зимой около 30 парней в капюшонах забросали дом Вудвордов дымовыми шашками и залили стены краской. Клуб действовал в рамках юридических норм, объявив, что виновных призовут к правовой ответственности и запретят доступ на стадион. Других резонансных высказываний не было. А лет десять назад клуб запретил игрокам комментировать в прессе и в соцсетях действия болельщиков, чтобы не раздувать конфликт еще больше. При этом «МЮ» может поступать сколь угодно жестко с нарушителями, хоть и не бросая никому словесных обвинений, потому что трибуны стадиона «красных дьяволов», одной из самых популярных команд мира, будут заполнены все равно и трансляции их матчей будут смотреть в любом уголке планеты.

Болельщики мадридского «Реала» регулярно призывают президента Флорентино Переса подать в отставку. При этом в Испании, в королевском клубе в частности, акционерами часто являются в том числе и болельщики (та самая система, которую обещал к 2023 году создать в «Спартаке» Леонид Федун). С самой радикальной группой на «Сантьяго Бернабеу» Перес покончил, просто запретив им доступ на стадион, — слишком много проблем они приносили своими нацистскими баннерами и неадекватным поведением. Вместо них был создан молодежный активный и лояльный сектор поддержки. Но несмотря на то, что «Реал» остается топом из топов во всем мире, в Мадриде заметили, что атмосфера на «Сантьяго Бернабеу» изменилась.

В Германии в последнее время вообще всеобщий конфликт активных фанатов с клубами, лигой и Немецким футбольным союзом. Лет восемь назад у фанатского сообщества и властей состоялся договор о том, что за любые нарушения будет не коллективная, а персональная ответственность. Если кто-то, например, растянет на трибуне нехороший баннер, запрет получат только виновные, но не весь сектор. И эту договоренность нарушили в «Хоффенхайме», закрыв болельщикам дортмундской «Боруссии» доступ на «Рейн-Неккар Арену» в Зинсхайме за нелицеприятные высказывания против владельца «Хоффенхайма» Дитмара Хоппа.

Немецкие фанаты невзлюбили Хоппа после того, как ему удалось обойти правило «50+1» (введенное в 1999 году, оно гласит, что 50+1% акций профессионального футбольного клуба должны принадлежать некоммерческой общинной организации, что позволяет немецким болельщикам чувствовать себя наделенными полномочиями в управлении клубами). Именно это правило, считается, сделало такой привлекательной немецкую фан-сцену, где клубы и фанаты умели договариваться, а уровень поддержки команд и посещаемость были всем на зависть.

И вот сейчас, когда фанаты, поддерживая друг друга, оскорбляют Хоппа на всех стадионах, футбольные чиновники и управленцы клубов встают на сторону миллиардера и вступают в конфликт с активными болельщиками. «Бавария», например, даже лишила одну из самых старых своих группировок статуса официального фан-клуба. Конфликт еще будет длиться какое-то время, но посещаемость футбольных стадионов в Германии так высока, что клубы не сильно рискуют финансово, особенно если центральные трибуны будут соблюдать нейтралитет.

* * *

Все эти истории показывают, что фанаты в любой, даже самой по-футбольному цивилизованной европейской лиге могут вести себя покруче, чем поклонники «Локо». И клубы, которые решаются на жесткие меры в адрес нарушителей спокойствия, чувствуют себя уверенно — их стадионы все равно будут полны, а трансляции матчей будут покупаться. Но даже там никто не скажет болельщикам: ваши жалкие евро не дают вам права так себя вести. Потому что это не так. И дело вовсе не в тех самых «жалких евро» за абонемент или за шарфик.

Не так высока доля доходов от матчдэй даже в топ-чемпионатах: от 10 до 20% (в России — около 6%, хотя в последние годы, согласно отчетам УЕФА, наблюдался значительный рост). Главный свой доход европейские клубы и лиги получают от продажи телеправ и от спонсоров. Сейчас на фоне пандемии и пустых трибун стало ясно, что телекартинка не так привлекательна, если на ней пустота и тишина. Драйв и атмосферу даже телеболельщикам помогают почувствовать именно те, кто приносит «жалкие евро» (или рубли) на стадион. Именно они кричат и размахивают флагами. Именно для того, чтобы диванный болельщик не переключил канал, телевизионщики и клубы сейчас в условиях ограничений стараются включить в трансляции интершум, наложить цифровых болельщиков, ну или хотя бы расставить на трибунах картонных. Но даже эти ухищрения не всегда помогают, потому что любое искусственное всегда хуже естественного.

А спонсорам важна аудитория — и очная, и заочная. Поэтому слова о том, что финансовый вклад фанатов настолько мал, что они не могут оказать никакого влияния, правдивы. Правдивы, когда речь идет о российском футболе. 6% в среднем от продажи билетов и 4% в среднем от продажи прав на телетрансляции — это слезы. Вот только не болельщики в этом виноваты. Если в России футбол не бизнес, виноваты совсем не те, кто каждый год тратит пусть и незначительную сумму на абонементы и билеты, на шарфики и на пару не самых вкусных хот-догов.

Это настоящая правда-матка: российский футбол не для фанатов, не для людей вообще. Непонятно для кого. Разве что для тех, кому просто приятно, вложив миллиарды в команду, увидеть с высоты вип-ложи, как пара десятков парней в конце сезона поднимают вверх кубок.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28333 от 10 августа 2020

Заголовок в газете: Фанаты без влияния