Экс-президент федерации велоспорта раскрыл подробности гибели гонщика Свешникова

«Мы не знаем, как поведет себя человеческий организм после паузы на карантин»

4 сентября во время Гран-при Москвы по велогонкам погиб 22-летний спортсмен Павел Свешников. Он потерял сознание прямо на трассе, и спасти его не удалось. Бывший президент Международной федерации велоспорта, много лет посвятивший этому виду, Валерий Сысоев, в это время был на треке и смотрел соревнования. Валерий Сергеевич поделился с «МК» подробностями и призвал не делать выводов, пока не закончено следствие.

«Мы не знаем, как поведет себя человеческий организм после паузы на карантин»
Павел Свешников. Фото: @pavel_sveshnikov

— Валерий Сергеевич, что же случилось в Крылатском?

— Я в это время сидел на треке, смотрел соревнования. Павел упал, не находясь в соревновательной фазе. Он выехал из группы, ему стало не по силам продолжать движение. А вот что конкретно с ним произошло дальше, мне пока трудно сказать, кроме того, что это естественный трагический случай. К сожалению, велогонки — спорт очень травматичный, с большими нагрузками, требующий от организма защитной отдачи. Поэтому я бы сегодня воздержался от каких-то скоропалительных выводов и оценок.

— Уже много мнений и свидетельств очевидцев прозвучало. Говорили, что у него и до этого были большие проблемы со здоровьем, вот сердце и не выдержало. И то, что действия врачей были далеки от идеала...

— Сейчас все кому не лень по-своему делают выводы. А надо, чтобы экспертиза установила истинную причину. Я боюсь встать в ряд с теми, кто начинает оценивать, не имея оснований и базы для этого. Мы что имеем? Мы с вами имеем трагедию, и, к сожалению, это смерть молодого человека. Я считаю, что организаторы очень правильно поступили, прекратив соревнования в этот и на следующий день. И все спортсмены восприняли это очень правильно. А бросаться словами по поводу чьей-то вины... Если бы это была травма, можно было бы что-то говорить. А это человеческая смерть. Сейчас строят догадки: «С ним что-то было...». А если было, почему не уберегли, почему не говорили? Я, к сожалению, был свидетелем очень многих подобных явлений. Это большой урок и несчастье, его надо пережить и сделать правильный вывод.

— Подобных случаев было много?

— Нельзя сказать, что идентичных. Мы ведь точно не знаем, что произошло. Человек ехал, ему стало плохо — с сердцем плохо, велосипед не сработал, спазм или еще что-то... Мы не знаем. И как этот случай можно сравнивать со случаем, например, когда произошел завал? Попадали все кучей, сотрясение мозга и т.д. Это совершенно разные вещи. До тех пор, пока не будет установлена истинная причина его смерти, давать такие оценки и ставить в один ряд: «а, это у нас всегда так было», — нельзя.

— Так все-таки, раз все произошло на ваших глазах, вы можете сказать, есть ли претензии к действиям медиков, организаторов?

— У меня нет никаких претензий к организаторам соревнований. Если говорить о медиках, то это установит следствие. Еще учтите один момент — это одно из первых массовых соревнований после паузы на карантин. Мы же до конца не знаем, как после этого ведет себя человеческий организм. Действительно, трагический случай, из ряда вон выходящий, но давайте выдержим паузу и дождемся профессиональной оценки.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28357 от 7 сентября 2020

Заголовок в газете: «Почему не уберегли?»