Владимир Аликин: “Тихонов всегда будет против меня”

Старший тренер мужской сборной России откровенно рассказал “МК” о положении дел в биатлоне

24.05.2009 в 18:24, просмотров: 4882
На фоне продолжающегося дела российских биатлонистов Ахатовой, Юрьевой и Ярошенко, громкого предложения Александра Тихонова о наказании за любое (даже единичное) допинговое нарушение всей сборной — причем на два года сразу, спортсмены начинают подготовку к Ванкуверу. Женская сборная — уже на сборе в Израиле, мужская — вот-вот уедет в Финляндию. Старший тренер биатлонистов Владимир Аликин ответил на вопросы “МК”.

— Вот и пришел олимпийский сезон: на первый этап Кубка мира началась предварительная продажа билетов…  

— Да, сезон необычный. Но идти на него надо спокойно. Выступление команд за прошлый год признано удовлетворительным. Две золотые медали на чемпионате мира, еще одну, считайте, отобрали — у Максима Чудова. Сегодня озвучены и списки команды, и места проведения сборов. Хотя еще будем с новым главным тренером Владимиром Барнашовым уточнять какие-то моменты по сборам централизованной подготовки. Я буду настаивать на своих планах, потому что выбранные места за три года уже обкатали, знаем их хорошо.  

— Возникли разногласия?  

— Владимир Михайлович выступил против октябрьского сбора в австрийском Рамзау, предложил съездить на Камчатку. Но Рамзау — база с мировыми стандартами и европейским часовым поясом, там и оружие проверим, и лыжи. Никаких сюрпризов в Австрии не будет. Как все пройдет на Камчатке — еще неизвестно. А первый сбор начнется через десять дней в финском Вуокатти. Затем переедем на базу в Псковской области, дальше — высокогорье в Болгарии, сентябрь проведем в белорусских Раубичах. В чемпионате России по летнему биатлону в Уфе в сентябре примут участие все члены сборной. А потом — Рамзау, первый снег. И Ханты-Мансийск, заключительный сбор перед этапами.  

— Минувший сезон, пускай выступление и признано удовлетворительным, многие называют провальным. И вполне, согласитесь, оправданно.

— Мы под таким прессом выступали на чемпионате мира, когда у нас Диму Ярошенко и девчонок наказали, что, естественно, команда была просто в шоке. Удивляться можно только тому, что мы еще так хорошо выступили.  

— Есть еще причины неудачного выступления мужской сборной?  

— Мы два года сидели на одних объемах, на третий год нужно было делать задел на будущее, закладывать новую базу. Естественно, повысили объем, интенсивность тренировок. Теперь будем делать другую работу, подводящую конкретно к Олимпиаде. Побольше отдохнем, может, даже некоторые этапы пропустим для восстановления.  

— А как вы относились к заявлениям Александра Тихонова: я бы поменял Аликина, убрал его с поста старшего тренера?  

— Это его личные амбиции. Мне кажется, он теперь до конца дней — своих и моих — будет так разговаривать. Причем как бы мы ни выступали. Не знаю, почему у него такое ко мне негативное отношение, но, видимо, есть причины.  

— Вы не видите в его словах конструктивной критики?  

— Я читаю все его заявления, но стараюсь сдержанно реагировать. И спортсменам говорю: постарайтесь не отвечать, чтобы негатив на себя не принимать. Просто не вступайте в полемику, не кричите, не отвечайте, как я и делаю. Может, это специально и рассчитано на то, чтобы я где-то резко ответил, чтобы меня за что-то прихватить…  

— Но вы сами внутренне уверены, что все делали и делаете правильно?  

— В принципе да. Первый этап у нас был тяжелый, но потом начали выигрывать: и Чудов, и Черезов, и эстафета — первые, вторые, все неплохо шло. Ну а потом вот это… Все-таки, я считаю, это провокация: если человек попался с запрещенным препаратом, то официальные структуры обязаны в течение 20 дней дать информацию. А они держали ее два месяца — вплоть до чемпионата мира. Мы оказались обесточены в самый нужный момент. Что это такое — выступать, когда на тебя смотрят как на врагов народа? Хорошо, что нам привезли своих поваров, и мы ездили в другое место питаться, потому что если бы пришлось ходить в общую столовую — совсем сгорели бы.  

— Президент Международного союза биатлонистов Бессеберг считает, что Россия “проявила системный подход к допингу”.  

— Я думаю, что Бессебергу не нужно делать заявления раньше времени: надо разбираться, дело еще не закончено, какое решение будет вынесено, не знаю. Там много нарушений. И вообще так долго это тянется, что приходит в голову: если бы все так было просто, то уже давно наказали бы. Значит, чувствуют за собой какой-то просчет или хотят смягчить ситуацию. Я не знаю, но как-то странно они себя ведут…  

— А что нам делать, чтобы не оказаться вновь в подобной ситуации?  

— На ошибках учатся, чего там говорить. Сейчас, естественно, будет больше жесткости и контроля.  

— Так, может, нам, пока медицина подтягивается, дать денег на развитие мирового биатлона?

— Знаете, в чем проблема? Тренеру сразу хочется высоких результатов. Тем более существуют поощрения: спортсмен стал призером на юниорском уровне — уже зарплата тренерам другая. Ведь в детских спортивных школах некоторые вообще ничего не получают, за свои деньги, можно сказать, тренируют. Поэтому и цель преследуют: любыми путями засунуть ученика в сборную. Это, думаю, одна из причин допинга. У нас раньше такого не было — не знаю, откуда взялась эта зараза? Может, и свободная продажа многих препаратов в аптеках стимулирует… Но запретить ее невозможно, да и ребенок сам не пойдет покупать, взрослый подскажет. Значит, действительно остается только одно — очень жесткие санкции применять к тренерам тем же, вплоть до пожизненного отстранения от профессии.  

— Цитата: “Сейчас по итогам комиссии врач Андрей Дмитриев уже уволен. В России не предусмотрено уголовное наказание в таких случаях, и максимум, что можно было сделать, — это уволить”, — это Дмитрий Ярошенко. Ваш комментарий?  

 — Мы доверяем доктору. И должны это делать. Перед нами доктор не отчитывается и не советуется. Указывать — не имеем права. Он же не лезет в мои километры, объемы и так далее. А как я в его область полезу? Я могу лишь спросить: “Это все, что даешь и выписываешь, — нормально?” И получить ответ: “200 процентов, что нормально”. Он же не враг себе: в итоге ведь подставляет себя, спортсменов, полностью всю федерацию. Не знаю, кстати, как решится вопрос с врачами сборной — кто у нас в итоге будет работать?..