Битва с мессенджерами - 2. Почему пришло время заблокировать социальные сети?

Продолжение. Начало см. http://www.mk.ru/blogs/posts/bitva-s-messendzherami-socialnye-seti-na-sluzhbe-vsemirnogo-terrora.html

Вроде бы, владельцы интернет-сервисов, зная об использовании сетей террористами, уже давно должны были навести порядок в своих хозяйствах и положить конец потокам пропаганды ненависти, льющихся по электронным сетям. Однако, агитки распространяются весьма свободно. Ни интернет-сервисы, ни государственные структуры не реагируют на этот факт. Меры начинают приниматься только когда поступают жалобы от отдельных возмущенных пользователей, получающих такие сообщения. В остальных же случаях объединяясь в закрытых группах, единомышленники свободно продолжают пользоваться достижениями научно-технического прогресса. Против которого, кстати, сами же активно и выступают.

Могу предположить, что «либеральное» отношение к деятельности в сети многочисленных террористических организаций вызвано прежде всего тем, что отследить активность радикальных агитаторов, используя стандартные инструменты поиска очень сложно, практически невозможно.

Боясь использовать специальные системы шифрования, не понимая принципа их работы, не имея возможности их проанализировать, преступники выбирают наиболее доступные для себя средства. Например, какой-нибудь малоизученный африканский сленг, совершенно неизвестный в других странах, но доступный довольно большой общине, выходцев из определенного района Африки или Азии.

Вспомните Вторую мировую войну. Американцы, отправляя разведчиков в оккупированные фашистами страны, для шифрования своих сообщений по телефону и по рации использовали малоизвестный язык индейцев племени Навара. Немцы, не зная редкого языка, так и не смогли обнаружить и дешифровать тайные сообщения. Примерно тоже самое, с 90 процентов уверенности, можно предположить и сейчас. Подобный сленг, известный только конкретным террористическим группам, используется террористами в WhatsApp и других мессенджерах, стоящих, сегодня, по своему влиянию и достоверности информации, для определенной социальной среды, выше чем традиционные источники информации в СМИ.

Ситуация в эфире лишь подтверждает это обстоятельство. По всему миру специалисты встречаются со всевозможными сленгами, модернизированными языками, работой с переговорными таблицами. Естественно, все это шифрование не стойкое, его можно сменить, раскрыть. Ни о какой серьезной криптографии речь здесь не идет. Но она террористам выясняется и не нужна!

На планете сложилась парадоксальная ситуация одинаковая для всех стран. Общество живет в цифровом мире, в котором существует беспрецедентная система контроля государства за всеми сетями связи: данные, видео, фото и т.п. На контроль и слежку в Интернете, космосе, сетях GSM ежегодно тратятся баснословные суммы, около 500 миллиардов долларов, а эффективность такого контроля за террористами, судя по событиям в мире близка к нулю.

Почему борьба с террористами и применения против них систем электронного перехвата не обеспечивает должной эффективности? Скорее всего, потому что система глобального перехвата больше рассчитана на контроль своих и чужих государственные секретов, экономический и политический шпионаж, там, где применяются мощные системы шифрования. А вот на примитив, используемый современным преступным миром и террористами она не рассчитана.

При существующем положении дел эффективность в борьбе с терроризмом может быть достигнута только с применением оперативных средств, внедрения в преступную среду агентов, которые смогут понять их примитивный язык и рассказать, как его дешифровать. Другого пути не может быть.

Факт остается фактом. Для выполнения террористической атаки преступникам зачастую достаточно «временной» стойкости, так называемой – «времянки».  Главное, что лидеры бандформирований доверяют своим же кодам, где и язык используется свой, придуманный.

К сожалению, тому сегодня можно привести мало примеров из открытых источников. Но один из них, интервью журналу "Сноб", оппозиционного сирийского журналиста Чамси Саркис стоит процитировать. Вот как он описывает общение со своими источниками информации. «Мы (оппозиционеры- А.К) … применяем своеобразный язык, никогда не говорим с незнакомыми людьми прямо. У нас вообще очень закрытая сеть активистов. Если у вас, к примеру, спросят: ты купил сегодня картошки? Вот вы не знаете, что это значит, а я знаю...»

Второй вопрос, очень важный заключается в том, что основная аудитория вербовщиков — это молодежь от 15 до 35 лет. Люди, воспринимающие информацию совсем по-другому и для которых WhatsApp и другие мессенджеры, уже стали как бы «священной книгой» из которой они получают информацию и доверяют ей. Сведения, полученные от друзей по социальным сетям для них достовернее информации из газет, телевидения и т.д.

Благодаря социальным сетям, для обмена информации в преступном мире создался замкнутый доверительный информационный купол, где связь осуществляется сленгами, переговорными таблицами, понятными лишь этому преступному сообществу.

Могут ли такое «шифрование» читать и перехватывать спецслужбы Европы? Не всегда. И мы видим это на примере терактов в Париже. Если бы сообщения были перехвачены, все было бы по-другому. Очевидно, что эти теракты были хорошо организованы, происходили в разных точках города, и естественно какая-то связь между террористами существовала. Почему их не перехватили? Вероятно, по вышеприведенной причине.

Создав такое совершенное и доступное каждому человеку средство общения как современные мессенджеры, цивилизация фактически создала параллельную информационную террористическую сеть передачи сообщений, которую уже просто так не заблокируешь. Этот факт надо признать, как существующую реальность. И если не предпринять соответствующие меры, анонимные сервисы мгновенных сообщений еще долгое время будут эффективно действовать в любой точке мира.

К сожалению, в погоне за сверхприбылями, они стали практически священной коровой бизнеса IТ технологий. И, маловероятно, что власти стран, являющихся налоговым адресом для социальных сетей, решатся наложить какие-либо ограничения на их использование. Слишком уж жирные долларовые куски дохода вносят они в бюджеты этих стран. Однако, массово внедряя подобные системы, общество должно быть гарантировано от использования новых технологий во вред себе. Правда, об этом, конечно, надо было думать еще на стадии разработки мессенджеров.

Но, даже несмотря на это препятствие, мне думается, для того чтобы обрушить всемирные сети террористов в мире необходимо вводить ограничения и запреты не на использование стойкой криптографии, а полностью открытых социальных сетей! Другого решения борьбы со всемирной инфраструктурой террора сегодня уже просто не существует.

Фактически благодаря коммерческой конкуренции, войне между мессенджерами, для террористических организаций, в мире созданы идеальные условия по обмену информации, которые они даже и не мечтали иметь.

В любой момент времени им доступно и видео изображение и аудио связь и даже сервис GPS. Причем, при желании, преступники могут менять современные мессенджеры и социальные сети хоть каждый час, при этом сохраняя все необходимые сервисы, а самое главное – методы скрытого общения и оставляя за собой полнейшую свободу действий.

Что необходимо предпринять?  Прежде всего, ужесточить не только контроль над системами связи, но и ввести новые программные элементы защиты, например, отказ системы от передачи сообщения в случае наличия закодированного на неизвестном языке текста, всевозможные транслитерации, а самое главное -  ввести для работы в социальных сетях специальный электронный сертификат, с помощью которого каждый пользователь интернета мог бы подтверждать свою личность и подписывать передаваемые сообщения.

Конечно многие будут возражать, говоря о некой абстрактной угрозе анонимности и свободе общения.

Но настолько ли серьезны их доводы в период вполне реальной террористической угрозы, нависшей над всем миром?

Мы знаем множество примеров, когда в период нависшей над человечеством критической опасности мировое сообщество находило в себе силы объединиться и выработать общие меры. Вспомните борьбу с чумой и совсем недавние международные операции по защите от эпидемии Эбола. Только жесткие меры карантинного контроля, когда зона заражения блокировалась международными гуманитарными организациями, помогли предотвратить распространению эпидемии.

Неужели сегодня мировым лидерам не хватит воли повторить подобный шаг в борьбе с международным терроризмом и глобальной киберопасностью?

Из докладов ООН нам прекрасно известны такие зоны, подверженные наибольшему заражению вирусом терроризма, что мешает мировому сообществу ввести в этих регионах временные ограничения на пользование социальными сетями и мессенджерами?

Лишенные связи со своей «паствой», вербовщики террористов моментально лишатся возможности продолжать пропаганду, а контрабандисты прокладывать маршруты для нелегальной миграции в Европу и США.

Конечно же невозможно запретить слова, которыми обмениваются террористы. Но ввести новые стандарты и ограничения для открытых систем связи международное интернет-сообщество обязано.

41 миллион потенциальных беженцев, возможных жертв вербовщиков террористических организаций, вполне серьезный для такого решения аргумент.

просмотров: 4244



Комментарии пользователей