Сирийский спецназ освободил из плена военкома Манбежа

Видео встречи освобожденного сирийским спецназом из плена военкома Манбежа www.youtube.com/watch
Военком города Манбеж полковник Зухер Зухери был взят в заложники 31 марта в два часа дня, когда возвращался из городского комиссариата Алеппо в Манбеж. Часом ранее в другом городе был взят в плен бандитами его дальний родственник, о чьем чудесном спасении мы уже рассказывали. На дороге полковнику устроила ловушку так называемая рота Акима Манбежи из бригады «Свободных алепповцев». Голосующая на дороге женщина из числа террористов или их пособников (а может это был и бывший мужик), весьма правдоподобно изображала беременную мать в окружении нескольких малолетних детей. Наш брат всегда легко попадается в расставленные женщинами коварные сети, чей расчет делается на жалость и желание сильного пола помогать слабым. Жаль, что сегодня эти традиционные мужские качества при планировании терактов и захвате заложников успешно используют профессиональные наемники и бандиты.
Как только полковник остановил машину и вышел подсадить бедную «многодетную мамашку», его тут же скрутили террористы. Зухери в свое время был признан лучшим офицером сирийского спецназа, который с честью прошел две войны. Но в данной ситуации былые навыки ему не помогли. Среди захвативших его террористов сирийцев практически не было - в этой банде их было не более 3-4 человек. Все остальные, судя по акценту и торчащим из-под масок бородам, были пришлыми. Профессиональные наемники были хорошо вооружены, в частности, автоматическими французскими пистолетами с глушителями.
«Революционеры» выдвинули требование освободить всех заключенных в городе Алеппо. К счастью, на деле исламские террористы оказались обычными бандитами, потребовавшими за его голову выкуп в 100 тысяч долларов США. Хотя детали спецоперации по освобождению военкома не раскрываются, требование выкупа, похоже, их и сгубило. Как в таких случаях в их кругах говорится, «жадность фраера сгубила». Друзья полковника в Казахстане, России и Сирии тут же стали собирать деньги, обеспокоенные люди звонили и сообщали, кто и сколько может выслать. К счастью, деньги не понадобились.
Полковник пользуется заслуженным авторитетом в Алеппо во всех слоях общества, поэтому даже представители местной оппозиции потребовали от силовиков принять все меры для его немедленного освобождения. В течение недели логово террористов было вычислено и на днях ликвидировано. Полковник освобожден и отправлен на побывку домой в Латакию. Встреча в аэропорту с женой, сыновьями и близкими была трогательной, суровый полковник не смог сдержать скупых мужских слез. Авиаразведка не разрешила нам съемки в аэропорту, отказавшись пропустить нас и близких родственников к трапу самолета. Даже великий русский язык не помог нам сменить гнев на милость самой неподкупной и грозной спецслужбы Сирии, поэтому мы были вынуждены снимать без разрешения.
В автомобильном кортеже были многочисленные родственники и соседи. Перед нами кто-то из друзей детства полковника старательно выжимал все из своего маленького грузовичка. Когда кортеж прибыл в дом отца, весь двор был полон гостей, а пол усыпан лепестками роз. Как и у нас в Абхазии, в честь такого события для праздничного стола был заколот бычок, точнее целый бык. Люди веселились, пели и танцевали. В клетчатой рубашке самозабвенно радовался и водил хороводы старший, 16-летний сын полковника, который ясно понимал, что отец вернулся с того света.
Отец военкома не отпустил нас и усадил за праздничный стол рядом с воскресшим из мертвых сыном. Всего у него четыре сына и одна дочь, из них двое выбрали армейскую службу и двое карьеру врачей. Полтора месяца назад здесь же прощались с другим членом этой фамилии – убитым в Дамаске террористами генералом медицинской службы. Тогда же их 22-летнему племяннику исламисты выкололи глаза в Хомсе...
Говорят, что арабы не воюют и не готовы собой жертвовать – это не так. Отец полковника, Мохсен Зухери по моей просьбе рассказал подробности, как спасая товарищей погиб его родной брат – курсант военного училища. Это было в 1978 году, когда исламистская боевая организация «Братья мусульмане» начала вторую террористическую войну против Сирии (нынешняя – третья по счету. Но уже под контролем ЦРУ США и Джассема с Кардави из Катара). Тогда террористы из «Братьев мусульман» смогли проникнуть в военное училище и захватить в заложники курсантов. Они разделили заложников на алавитов и суннитов. Потом начали убивать курсантов-алавитов. Один из исламских террористов выдернул чеку и бросил гранату в группу курсантов. Юный брат отца полковника Зухери, пожертвовал собой, и бросился на гранату, накрыв ее своим телом. Всего от рук террористов тогда погибло 52 курсанта. После этого Хафед Асад издал закон о введении смертной казни за принадлежность к террористическим группам братьев мусульман. Через несколько лет в Сирии о них уже никто и не вспоминал. Жаль, что нынешний президент не решается пойти на подобные меры.
Нашу беседу с полковником прерывали многочисленные телефонные звонки с поздравлениями, включая какого-то сослуживца Виктора из России. Я спросил, о чем думал отец троих сыновей, когда в коридоре началась стрельба (ведь один из возможных вариантов – началась ликвидация заложников). Без малейшей рисовки бывший спецназовец ответил: - Я принял окончательное решение, и дальнейшее уже было неважно…
Нужно отметить, что он был сильно избит бандитами и после своего чудесного спасения сильно прихрамывал. Но не это самое страшное. Судьбе пленных сирийских офицеров не позавидуешь. Обычная практика террористов, приставив нож к шее жертвы, потребовать от пленного офицера дезертировать и под камеру сказать, что он вступает в Свободную Сирийскую Армию (ССА). Отказавшимся сделать это, салафиты перерезают горло. На встрече полковника об одной такой трагедии рассказал убитый горем его сосед, чей сын - офицер также был похищен террористами. Старик не может смириться с гибелью любимого сына, вслух говоря соседям, что тот никогда не умрет. Он с болью рассказал мне, как в первый раз нож мясников остановила просьба оставшегося верным присяге офицера прочитать краткую предсмертную молитву (он был мусульманином). Несколько дней его безуспешно пытались сломать, молодого офицера зарезали только на четвертые сутки. Но ни первобытная жестокость салафитов, ни зверства катарских наемников, ни горечь потери не озлобили старика . Отец убитого парня сказал мне, что террористам все равно не удастся никого из них их вывести на путь мести и крови, что все они как и его сын стоят за Родину и цивилизованное государство. Прощаясь, молча обнял старика, поскольку любые слова утешения здесь были бесполезны.
На мой последний вопрос полковнику, кого именно из близких вспоминаешь перед лицом неминуемой смерти, получил четкий ответ: отца и мать. Договорились после победы встретиться в Москве.
 

просмотров: 2607



Комментарии пользователей

  • Алекс
    1

    Если Россия не перестанет строить из себя ц...у Сирия обречена. США, Европа и Саудиты не остановяться пока не будет построен великий халифат

    10 апреля 2012 в 09:04 Ответить
  • Вовик Бюджетник
    0

    В замечательной статье Арабова в журнале "Сценарии кино" есть замечательное утверждение о том, что сама жизнь развивается по законам киносценария. Итак, мотор! Сначала жертва любима и уважаема в городишке Ооновске. Но тут от неё отворачиваются друзья, деловые партнёры, бросает любимая, рушится бизнес. Потом и пуля в голову. И уже никому нет дела. Судьбы стран немного походят на судьбы людей, не правда ли?

    10 апреля 2012 в 15:04 Ответить
  • tot
    0

    В Сирии "цивилизованный мир" сбросил маску. То что миром правят интересы, здесь видно ясней чем где бы то ни было. Американцы и ЕС будут поддерживать террористов, людоедов, извращенцев - кого угодно, лишь бы не останавливать конвеер делания денег.

    27 января 2014 в 08:18 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Заместитель руководителя российского комитета солидарности с народами Сирии и Ливии, д.э.н., проф. МГУ, заведующий кафедрой антикризисного и стратегического менеджмента РГТЭУ, руководитель проекта anna-news.info (Абхазское новостное сетевое агентство).