Как стать сталкером

Блог Марата Мусина
Заместитель руководителя российского комитета солидарности с народами Сирии и Ливии
jidi
Как стать сталкером? Как выяснилось, это совсем несложно. Было бы желание найти Зону и какой-нибудь мертвый город. Например, наш корреспондент Ольга Драфт целую диссертацию защитила по результатам своих полевых выходов в Чернобыльскую зону. Тихими подмосковными вечерами под треск лучины, который имитировал забытый в углу счетчик Гейгера, естествоиспытатель пыталась теоретически осмыслить свои наблюдения. Идиллию подчеркивали ласково прильнувшие к своей спасительнице чернобыльские шиншиллы, озаряя все вокруг своим внутренним теплым светом. Можно сказать, лучась каждой клеточкой своего тела.
Впрочем, сталкером можно стать и без всякого на то желания. С апреля 1986 года и до самой смерти настоящим сталкером был отец моей однокурсницы - директор украинского колхоза, чья головная контора оказалась ровно в трех километрах за официальной границей чернобыльской зоны радиоактивного заражения. Их домохозяйства расселению не подлежали. Естественно, его колхоз уже в 1987 году выбился в передовики. Не буду говорить, какие рекордные урожаи собирали колхозники. Поля и сады Чернобыля щедро одаривали крестьян гигантскими корнеплодами, любой из которых мог быть представлен на Выставке достижений народного хозяйства (ВДНХ) в Москве. Также как и шиншиллы, овощи и фрукты ярко светились, с легкостью заменяя селянам лампы уличного освещения.
Нашли свою Зону и мы – Голанские высоты, оккупированные Израилем в 1967 году. Нашли и свой мертвый город – древний город Эль-Кунейтра, ведущий свою историю от греков и римлян (см. видео Черкесы на голанских высотах). В 1967 году в ходе шестидневной войны город был оккупирован и разрушен израильской армией, в 1973 частично освобожден. Израильтяне не щадили никого и ничто. Бросили 500-килограмовую бомбу на местный музей. После чего мародеры разграбили и вывезли из него множество археологических ценностей, полностью обчистили православный храм и дома местных жителей. Дома взорвали, а больницу Голан превратили в стрельбище. Всего на захваченных Голанских высотах израильтяне сравняли с землей 132 сирийских деревни, оккупировав больше половины их территории. Сегодня мертвый, разрушенный город Эль Кунейтра, получил особый статус и находится под мандатом ОНН.
Не буду говорить, какое тягостное впечатление оставляет вся эта картина, как и горечь знакомых черкесов, изгнанных из своих домов израильтянами. Наступило время обеда, и мы заехали подкрепиться в местную харчевню. Каково же было мое изумление, когда я услышал, что именно заказывают на обед мои сирийские друзья: Жиди!
Я поперхнулся. Все понимаю: Преступления израильской военщины. Разрушенные дома и изгнанные со своей земли люди. Смертельные обиды. Кровь христианских младенцев и т.д., и т.п. Но чтобы вот так просто, на обед (!) Жиди, то дальше уже ехать некуда. Ну совсем озверели арабы. Тихим голосом заказал что-то вегетарианское. Вскоре официант торжественно внес ритуальное блюдо – дымящуюся миску мясного бульона с торчащей из него берцовой костью (см. фото). С трудом сдерживая внезапно подкатившую тошноту, я заткнул нос, и, собрав свою волю в кулак, приготовился стать невольным свидетелем жуткой сцены с превращением людей в каннибалов. Но услышав вскоре радостное сытое урчание товарищей, открыл глаза. Перед нами на тарелке лежал вовсе не вываренный в кипятке враг, а обычный кусок вкуснейшей козлятины на кости. Радостно выдохнул и наконец-то смог  расслабиться.
Не исключаю теперь, что вся многолетняя израильско-арабская конфронтация, возможно, объясняется всего лишь одним неправильно понятым гастрономическим термином…
Историк, офицер в отставке Кабартай Аднан:
Мы сейчас находимся на разделительной линии Израиля и Сирии на оккупированных Израилем в 1967 году сирийских территориях Голанских высот. Сзади меня две полностью разрушенные израильской армией черкесских деревни: Аль Мансура и Айнзиван. Эти разрушения можно сравнить только с татаро-монгольским нашествием. В каждой из этих деревень жили по полторы тысячи человек, вода у нас была в изобилии. Но оккупанты построили водохранилище и перекрыли воду Эль Кунейтра, а на месте сирийских деревень - два еврейских поселения. В детстве мы здесь играли, пили воду. Сегодня же все наши поля засеяны израильтянами, родные дома уничтожены, а сами мы изгнаны отсюда.
Руководитель голанской общины черкесов (Эль-Кунейтры) Муфид Мунер Машфеж, член партии БААС, стал третьим по популярности в своем региона. В нарушение существующих правил из-за произвола партийных бюрократов Саида Бхетана, он не был включен в список кандидатов в депутаты. Впервые черкесы не будут представлены в парламенте Сирии. Подобные ошибки властей (если не принимать во внимание возможность сознательных действий «пятой колонны» на подрыв существующей стабильности) на пустом месте порождают недовольство и обиды национальных общин.
Голанские коровы, очевидно, относятся к подвиду горных. Но внешне они не особо отличаются от своих голландских сестер. Что же касается внутреннего содержания, то и здесь местные коровки оказались на высоте. В этом мы убедились в семейной сыроварне, обеспечивающей всю Эль-Кунейтру вкуснейшим черкесским сыром. Как последние мародеры, коллеги запихивали в рюкзак закуску для нашего очередного фронтового ужина при свечах. Арабское «Исалем идек» (Да здравствуют твои руки) искренне и дружно вырывалось из наших уст при каждом звоне бокалов с рубиновой Ksara.
Сыровар Ашраф Салех Афиш: У меня мастерская по производству черкесского сыра, которому я научился у своего отца. Отец научил меня делать и арабских сыр. Деревня Барекка. Я настоящий черкес, мы пришли на эти земли 150 лет назад. Но до сих пор мое сердце на Родине, в Черкессии. Я хочу вернуться на Кавказ. У моей семьи средний достаток: не лучше и не хуже, чем у других.
На сенокосе выделялся 75-летний черкес Исмаил Аббас Хасан, капрал сирийской армии в отставке:
Мой брат Юсеф был известным в Сирии спортсменом, чемпионом арабских стран по метанию ядра. Он героически погиб в 1962 году, когда 8 тысяч евреев первый раз напали на нашу деревню Аль Тавафик. За братом шла настоящая охота. Во время боя он кинул 390 гранат. Его казнили, перекрестив длинными очередями.
Я хорошо отношусь к России, но я люблю свою Родину и отсюда никуда не уеду. Я здесь родился и умру.
Марат Мусин, Голанские высоты, Сирия

 

Другие записи в блоге