Жить по лжи

Начну с банального тезиса. В войне не бывает победителей. Даже победная война для той или иной стороны становится пирровой победой. У «пирровой победы» есть точный и печальный синоним. Цена победы, которая нередко измеряется миллионами погибших. Но если в войнах между государствами число убитых можно сократить ценой капитуляции одной из сторон, то в гражданской войне такое невозможно по определению. Она идет до «победного конца», когда одна из воюющих сторон или полностью прекратила сопротивление, или полностью истреблена.

Классический пример, на который чаще всего ссылаются историки, публицисты, гражданская война в России. Что и говорить удобный пример. Россия ХХ века – государство самых кровопролитных войн. Так в «нашей» гражданской войне в общей сложности погибло «красных», белых», «зеленых», умерли от голода и эпидемий десять с половиной миллионов человек. Еще более двух миллионов эмигрировало из страны. Экзистенциальный ужас гражданской войны заключается в том, что друг против друга воюют соотечественники, в мирное время – родственники, знакомые, соседи.

Этот ужас бесконечен до полной «победы», до полного истребления. Гражданскую войну невозможно закончить переговорами, поэтому она всегда путь в тупик. Этот тупик мы наблюдаем в Афганистане и Ливии, в Ираке и Сирии. А теперь и в Украине.

Точка отсчета вооруженного противостояния – нежелание противоборствующих сторон договориться. Гражданская война – такая война, в которой невозможно определить, кто прав, кто виноват.Война без правил: расстрел пленных раненых, захват заложников, мародерство – непременные ее атрибуты. Ее суть точно и, к сожалению, навсегда выразил герой фильма «Чапаев»: «Белые пришли-грабят, красные пришли-грабят. Ну куды крестьянину податься?» Действительно, «куды»?

Киевские власти могут, сколько угодно называть события на Юго-Востоке антитеррористической операцией. Это война, на которой счет идет на сотни убитых, тысячи раненых и людей, оставшихся без жилья. С точно таким же успехом можно назвать гражданскую войну в России какой-нибудь операцией. Например, за восстановление монархии или Учредительного собрания. Предвижу возражения по поводу Чечни, где по официальной версии имела место контртеррористическая операция. Конечно, никакая ни операция, а тоже война. Но, на мой взгляд, не гражданская. Национально-освободительная или колониальная.

Не столь давние события в Чечне, скорее, продолжение войн на Северном Кавказе ХIХ века. Они схожи не только по составу воюющих, но и по тем средствам, которые использовались для их окончания. Рецепт универсальный. Перекупить, перетащить местных лидеров на сторону России. Только так можно было успокоить Кавказ.

В Украине такой рецепт, как мертвому припарки. Честно говоря, поэтому не вижу ни перспектив, ни оснований для стабилизации. С каждым днем водораздел между Юго-Востоком и остальной Украиной только увеличивается. Растут взаимное озлобление и ненависть.

Такое не прощается и не забывается.

А российские власти оказались в положении, которую модно называть цуцвангом, что в вольном переводе означает: «Куда не кинь, везде клин». Не поддержать Юго-Восток, значит его потерять. Поддержать (явно или неявно), значит, гражданской войне не будет видно конца и на долгую перспективу испортить отношения с Украиной.

Гражданская война – это не только физическое, но и духовное истребление, общая деградация. Общество (украинское и российское) полностью погрязло во лжи. На фоне всеобщей и взаимной лжи даже лживая пропаганда уже не является чем-то омерзительным. Скорее, норма жизни. Жить по лжи, оказывается тоже можно.

«Лжи столько, что задохнуться можно. Все друзья, все знакомые, о которых прежде и подумать бы не смел, как о лгунах, лгут теперь на каждом шагу. Ни единая душа не может не солгать, не может не прибавить и своей лжи, своего искажения к заведомо лживому слуху. И все это от нестерпимой жажды, чтобы было так, как нестерпимо хочется», - так писал Иван Бунин ровно 95 лет назад, находясь в Одессе, в разгар гражданской войны.

Прошел почти век, а ничего не изменилось. Продолжаем жить по лжи. 

просмотров: 6076



Комментарии пользователей

Журналист. В настоящем и будущем без определенного места работы.

Любимый формат - 3000 знаков с пробелами, поэтому понемногу обо всем.