Древними черепами египетские подростки играли в футбол

Дикие разграбления гробниц как итог президентства Мурси

24.07.2013 в 21:23, просмотров: 4820

23-го июля в Москве, в библиотеке им. Волошина прошла российско-египетская конференция, на которой был поднят главный вопрос — что стало со многими древностями страны Пирамид за год правления «Братьев-мусульман» и конкретно Мухаммеда Мурси? И как эти древности и в дальнейшем уберечь от тотального разграбления, ибо суть явления понятна: как только власть дает слабину — народ (часто голодающий) пускается во все тяжкие, забывая о каких-либо общечеловеческих нормах и ценностях...

Древними черепами египетские подростки играли в футбол
Фото: Моника Ханна

«МК» консультирует известный египтолог, руководитель Ассоциации по изучению Древнего Египта «МААТ» Виктор Солкин:

— Виктор, сначала пару слов об итогах правления «Братьев-мусульман»...

— На протяжении последнего года мы столкнулись с тем, что правительство Мухаммеда Мурси было абсолютно не заинтересовано в сохранении памятников Древнего Египта. Более того: это было правительство непрофессионалов, когда министр экономики ничего не знал об экономике, а министр по делам древностей никогда не занимался Египтом времен фараонов (что, собственно, является визитной карточкой культуры Египта). В итоге на протяжении последнего года появилось несколько серьезных угроз. Первая: под строительство нового некрополя была выделена часть земель в древнем Дахшуре (находится недалеко от Каира, там, в частности, расположены пирамиды Снофру — отца Хеопса).

— То есть заповедное место отдали под застройку?

— Ну да, только не домов — там делались подобия новых кладбищ, якобы будущих захоронений и вот для чего: из подобных участков очень легко вести нелегальные раскопки на территории знаменитого Дахшура. Вторая ситуация совсем страшная, и связана она с некрополем Абусир эль-Малак, это Фаюм, Средний Египет. Там самые древние из памятников были созданы еще до основания Египта Фараонов, 32 век до новой эры! И что мы видим сейчас? Горы костей, местные дети, играющие с человеческими черепами, разорванные саркофаги...

Фото: Моника Ханна

— Картина дикая.

— Еще бы. Ну а третий пример — это Гелиополь, колоссальный древний город Солнца, на месте которого сейчас находятся северо-восточные пригороды Каира: местные жители, зная, что памятники очень ценны, все ж желали построить на месте храма Рамсеса Девятого (11 век до новой эры) новый торговый центр. Обкладывали травой, в желании эти древности сжечь. И всё это произошло при Мурси. Здесь одна важная ремарка: молодые египетские археологи, инспекторы объединились, во главе встала 30-летняя женщина-археолог Моника Ханна. И вот она-то и создала систему мониторинга того, что происходит в исторических зонах. Первым делом они сообщали в мировую прессу — что где разворовывается. Далее — Ханна собрала в Гелиополе команду добровольцев, которые несколько дней по 6 тонн мусора вывозили с территории храмов... а всё ведь это должно было делать министерство по делам древностей!

— Так какой прогноз сохранности памятников на ближайшее будущее?

— Несмотря на всё, прогноз достаточно оптимистичный. Потому что египтяне 30 июня ясно дали понять, что они не желают жить в исламистской стране. По предварительным подсчетам, более 60% трудоспособного населения вышли на улицы всех египетских городов. И сейчас, глядя на формирование нового временного кабинета, мы видим, что вместо недееспособного министра по делам древностей, вновь пришел знаменитый археолог Мухаммед Ибрагим (человек, кстати, имеющий французское образование). Всё это отвечает чаяниям египетской молодежи, которая сама спасла свою страну от исламизации. Это единственный пример в арабском мире.

— То есть не то что вмешательство ЮНЕСКО или увещевания западных ученых, — главное, что изнутри произрастает желание сохранить наследную культуру...

— Абсолютно верно — изнутри! Всем тем египетским археологам, которые организовались в охранные бригады, примерно от 25 до 30 лет. Вот они, даже не обращаясь к помощи армии, пытались спасти наследие своей страны, вывозя мусор. Порыв души, без всякого материального вознаграждения. Международное сообщество не имеет к этому никакого отношения. Хотя в этих бригадах, например, участвовало трое и русских студентов. Но — без официоза, по зову души.

— Но этот эпизод с приходом Мурси показал: стоит немного опустить вожжи...

— Ну конечно: люди, живущие рядом с древностями, отлично осведомлены из интернета — что сколько стоит; они, так сказать, вовлечены в рынок. И как только происходят перевороты, первое что они бегут делать — перерывать некрополи. Подростки 11-12 лет начинают раздирать саркофаги и растаскивать погребальные маски. Правительство Мурси привело к колоссальной экономической пропасти, когда людям реально нечего было есть... вот и бросались заработать деньги любой ценой.

Фото: Моника Ханна

— Давайте немного о хорошем: продвигается ли строительство Великого Египетского музея в Гизе?

— Конечно: в 2015 году музей откроется. Об этом как раз объявил позавчера Мухаммед Ибрагим. Музей готов, в нем работают все хранения и реставрационные мастерские. На данный момент идет последняя отделка помещений под экспозицию. И вот уж полгода как начата медленная перевозка отдельных экспонатов из собрания старого Египетского музея в Каире на площади Тахрир. Второй момент: в 2015 году откроется еще один грандиозный музей, о котором мало пишет российская пресса. Это Музей египетской цивилизации в Фустате (древний район на юге Каира). Он тоже построен, идет отделка. Его экспозиция расскажет о древнем, христианском, мусульманском Египте и Египте наших дней. А еще Мухаммед Ибрагим невероятными усилиями изыскал средства в размере 30 000 египетских фунтов для каждого отдельного случая — на консервацию и защиту от вандалов наиболее значимых археологических зон, близких к Каиру.

— Слышал, что ничего не пострадало в Верхнем Египте...

— Потому что там сильная власть общины, люди понимают значимость памятников и в ином контексте воспитывают детей. Там по ночам местные организовывали бригады, дежурившие рядом с памятниками, чтобы, не дай бог, пришлые что-нибудь не разворовали. Вот это — Верхний Египет, он традиционный, общинный, другой. Там потерь нет. То есть, потери были за последний год только рядом с Каиром.

— Так, подытоживая, сейчас тенденция к улучшению ситуации?

— Думаю, да. Вы поймите, те старики, кто не мог прийти на Тахрир, просто садились с флагами у своих домов — настолько сильно было единение. А еще в Египте есть такое понятие — «диванная партия». То есть это абсолютно инертные люди, инертный электорат, не проявлявший никак свою волю во время свержения Мубарака. Но даже они, понимая, что Египет подошел к краю с Мурси, вышли на улицы и жестко продемонстрировали свою позицию...



Партнеры