Ирина Нельсон: «В шоу-бизнесе мы инди-музыканты»

Солистка группы «Рефлекс» могла бы отказаться от поп-музыки и стать лиричной рокершей

21.08.2014 в 17:29, просмотров: 5152

Ирина Нельсон не без иронии отмечает, что некоторые сцены из совсем свежего клипа на песню «Я за тебя молюсь» вызвали ревнивые взгляды ее мужа и продюсера Вячеслава Тюрина. И это хороший знак. Если уж вы задумали петь томную романтическую балладу и позвать в соучастники эстрадного мачо Дениса Клявера, то результат, конечно, должен щекотать нервишки, а в идеале и эрогенные зоны. И давайте признаем: производить впечатление у Ирины всегда получалось. За ее долгую музыкальную карьеру поклонники не раз хватались за сердце, удивляясь тому, что вытворяет эта бесстрашная блондинка. После семи лет эксплуатации персонажа по имени Диана она с легкостью похоронила этот проект и стала частью группы «Рефлекс». Группа никогда не была в любимчиках у музыкальных критиков, но это не помешало ей написать несколько программных танцевальных хитов 90-х. А большой успех не помешал Ирине в 2007 году уйти из группы и начать рок-карьеру в Америке. Два года назад продолжительная командировка была закончена, и певица вернулась в «Рефлекс», проведя в коллективе капитальный ремонт. В начале августа у группы вышел альбом «Воспоминания о будущем», который прямо-таки распирает от треков и амбиций. «ЗД» с удовольствием приняла приглашение приехать в студию, где под звуки будущих хитов попыталась расставить акценты в непростой биографии «Рефлекса».

Ирина Нельсон: «В шоу-бизнесе мы инди-музыканты»
Фото: пресс-служба Ирины Нельсон

— Ирина, недавно вышедший альбом группы «Рефлекс» многие называют первым большим знаком внимания российской публике после долгого периода занятий зарубежной карьерой. Вы согласны с такой формулировкой? Действительно ли отечественные поклонники были обделены вниманием в последние годы?

— Я не сказала бы так. Я всегда стараюсь уделять внимание поклонникам, где бы я ни находилась, над каким бы материалом ни работала. Безусловно, «Воспоминания о будущем» — дань любви нашей фан-группе, которая поддерживала нас все время существования проекта. Название говорящее, оно очень хорошо передает мое состояние и соединяет три единства — прошлое, будущее и настоящее. Хотелось дать нашим мега-хитам новую жизнь, показать, что они никогда не устареют, ведь хорошая, качественная песня соответствует духу любого времени. Мы сделали новые аранжировки на эти хиты, чтобы освежить звук, но задача была не в том, чтобы они кардинально отличались от оригиналов: тот поп, который мы начинали делать в 2002 году, уже был достаточно смелым и актуальным. Мы всегда использовали много живых инструментов, соединяя живое звучание с хаус-музыкой, дэнсом, элементами других стилей, и не пытались, как, скажем, Бенни Бенасси, упираться в одно направление и делать просто актуальный в ту минуту, в тот день саунд. Так вот хиты, вошедшие в новый альбом, — это баллады о любви, изначально созданные именно в таком ключе, которые никогда не надоедят публике. Кроме того, мы дополнили пластинку и новыми вещами.

— Получилось эпично: по современным меркам выпустить альбом из 19 треков — геройство. Сейчас музыканты в основном перешли на синглы и мини-EP из 4–5 композиций. Не боялись, что у поклонников, привыкших уже к более короткому формату, не хватит терпения дослушать пластинку до конца?

— Сейчас, когда жизнь стала такой быстрой и динамичной, поклонникам всегда всего мало. Например, если ты выпустил клип месяц назад, фанаты уже начинают задавать вопрос «когда будет следующий?». Из-за развития новых технологий дистанция между артистом и слушателем сильно сократилась. Получить о кумире информацию в таком объеме, как сейчас, раньше было невозможно. Это очень избаловало публику, и в какой-то степени сейчас шоу-бизнес вынужден идти у нее на поводу. Когда я вернулась в группу «Рефлекс», мы делали ребрендинг проекта и вводили новые костюмы. Мы решили сработать по западному образцу, приготовить костюмы под конкретную программу на год: зритель запоминает образ и привязывается к нему. Но уже через какое-то время некоторые слушатели стали шутить: «Давайте мы проспонсируем вас, купим вам новую одежду для выступлений». И так происходит сейчас во всем. Поэтому когда мы выпустили альбом из 19 песен, для публики и этого, мне кажется, было мало. Аудитория уже ждет новых работ, нового материала, над которым я сейчас активно работаю.

— Ваши визитные карточки — хиты «Рефлекса», которым уже много лет. Не появились ли новые?

— Новая визитная карточка — «Я буду небом твоим», за которую мы получили «Золотой граммофон»-2013. Вообще, я думаю, мы отличаемся от других героев начала 2000-х годов тем, что со дня появления в шоу-бизнесе с каждым днем стараемся подниматься все выше и выше, не делаем пауз, не останавливаемся на достигнутом. Хочется верить, что новые визитные карточки появляются у нас на каждом новом этапе. Часто мы совершаем такие поступки, которые могут показаться рациональному человеку безумием, — например, закрыли в свое время проект Диана, приносивший стабильную копейку. Я Овен, и я рублю сплеча. И если бы мы не закрыли его, не было бы группы «Рефлекс». Потом я сделала рывок в сторону сольной карьеры и вошла в голливудские биллборд-чарты. За 4 месяца мы достигли 36-го места в биллборд-чартах, и это очередной прорыв. Потом, в 2012 году, мы вернулись в Москву и уже через год завоевали приз на крупнейшем российском музыкальном конкурсе. Так что движение вперед всегда есть, и наше кредо — не жить старым. После возвращения в Россию, после перерыва я почувствовала, что люди очень сильно соскучились по мне, и энергообмен на концертах происходит сейчас еще более активно.

— Как изменился «Рефлекс» после вашего возвращения?

— Мы отошли от концепции дуэта двух блондинок-близняшек, которую я придумала в начале 2000-х годов. Сейчас я являюсь солисткой и единственной фронтвумен. Сегодня «Рефлекс» — это группа одной артистки. Как ни крути, время расставляет все на свои места. Мы пришли к тому, что в коллективе должен быть единственный лидер. Я пою все песни сама, часть из них я сама и сочиняла.

— Ирина, вы с детства воспитывались на этнической музыке и романсах, разбираетесь в классиках, пели в джаз-бэнде. Почему в итоге вы обратились к поп-культуре?

— Мы не играем поп в чистом виде, мы — инди-поп-группа, что редкость по современным меркам. Очень сложно быть заслуженной звездой в поп-музыке и при этом оставаться в статусе инди-команды. Мы никому не принадлежим, ни от кого не зависим, своей музыкой мы часто опережали время, создавая настоящее творчество, качественный продукт без миллионных дотаций и вложений. Естественно, многих это не устраивало. Например, в 2006 году нам сознательно не дали выступить на «Евровидении». Тогда голосование проводилось в два этапа: сначала в регионах, а потом в Москве. На региональном голосовании мы с большим отрывом заняли первое место, после чего к нам подошли люди и сказали, что не дадут нам выиграть в московском голосовании, потому что все уже решено. Тогда «ЗД» очень поддержала нас. Артур Гаспарян обнаружил, что телефон московского голосования за группу «Рефлекс» выключен, и заступился за нас. Трудности есть всегда — тут ничего не поделаешь. Но это нас не останавливает.

— Из-за большого количества непрофессиональных артистов, выезжающих не на творчестве, а, скажем, на эпатажном поведении, в России к поп-музыке у многих выработалось скептическое отношение, которое уже стало стереотипом и часто переносится на всех исполнителей. Вы когда-нибудь страдали от этого?

— Конечно. Пиар может быть направлен на творчество, на музыку, а может иметь желтый оттенок. К сожалению, желтый пиар преобладает. Мало кто пишет о музыкальных достоинствах. Я считаю, сейчас в России уже есть артисты, поющие на мировом уровне, но об этом никто не говорит. В большинстве своем СМИ концентрируются на обсуждении того, кто с кем спит и сколько раз в неделю ходит в спортзал. За рубежом гораздо больше специализированных музыкальных изданий, пишущих о творчестве. У нас с этим проблема. И это, конечно же, влияет на восприятие публики. Она довольна гибкая, она будет всегда больше интересоваться той информацией, которую ей предлагают. К сожалению, ей предлагают очень скудную информацию, как правило — неинтеллектуальную. Еще существует проблема форматных стереотипов. Когда я уехала в Америку, я записала там рок-альбом «Sun Generation», который имел успех, стал хорошо распродаваться по всему миру и был очень интересным опытом для нас. Здесь нам не дали об этом рассказать. А ведь это тоже важная творческая веха. На радио нам не дали поставить ни одной песни с него, объясняя это тем, что такие песни не в формате. В итоге мы снова начали делать поп-музыку, но зато сами для себя поняли, что можем работать в совершенно разных жанрах на высоком уровне. Войти в Billboard, где представлено 400 артистов, сложно, и мы сделали это именно с нашим рок-альбомом. После этого мы просто решили поставить точку и вернуться на родину, хотя нам поступало много интересных предложений. У нас есть видео, которое мы хотим скоро опубликовать, где о нашей работе очень лестно отзывается бывший пиар-менеджер Майкла Джексона. Хотя нам не дали должным образом представить эту пластинку в России, я верю, что у нее есть будущее. Мы планируем сделать специальную рок-программу и уверены, что она будет востребована, потому что сейчас я уже наблюдаю, что наша публика расслаивается по своим вкусовым предпочтениям, так что части фанатов это будет даже интереснее.

— Если пофантазировать и представить, что радиостанции и другие медиаресурсы поддерживали бы ваше альтернативное творчество, вы могли бы отказаться от поп-музыки?

— Могли бы. Все равно я останусь лириком, романтиком, но находиться все время в одном амплуа скучно. Помимо поп-музыки у нас есть другие направления, в которых нам нравится работать. В них мы проявляемся как инди-артисты. Обидно, когда тебя пытаются вогнать в какие-то рамки, навесить на тебя клише. Формат — это тиски. На самом деле творчество шире и богаче, чем часто его представляют. И ту часть моей истории, когда я, например, пела в джаз-бэнде, тоже никто не отменял. Я уже пообещала своим поклонникам сделать рок-программу на основе песен с альбома «Sun Generation». И я считаю своим музыкантским долгом рано или поздно осуществить задуманное. Конечно, если бы информационные каналы поддерживали нас в этом, процесс бы шел быстрее. Год назад мы собрались на репетиционной рок-базе, собрали музыкантов и решили «громыхнуть» с живым барабанщиком. Помню, как во время репетиции в зал прибежал один из работников базы и стал спрашивать, что это за группа. Он сказал, что услышал настоящее американское рок-звучание. Была еще одна история. Когда мы вернулись из Америки и нас пригласили выступить в нескольких городах средней полосы России, мы решили попробовать сыграть песни с рок-альбома, подумали — что будет, то будет. Программу приняли на ура. На первых двух песнях поклонники замерли в шоке, уже с третьей стояли на ушах, а после программы звали нас на бис. Я не верила своим глазам. Это было очень здорово. Оказывается, люди все слышат, все понимают. Тем обиднее, что пластинку не поставили на радио. Но я оптимист, я занимаюсь йогой, а по йогической традиции полный цикл жизни человека — 108 лет. Так что я уверена, что у меня еще есть время, у меня нет возрастного комплекса, я еще и не дошла и до середины пути.

Ирина Нельсон и Денис Клявер: первый дуэт поп-дивы с мужчиной. Фото: пресс-служба Ирины Нельсон

— Вашей внешности могут позавидовать и многие юные певицы. Поделитесь тайнами, Ирина: в чем секрет вечной молодости?

— У меня были такие неприятности, благодаря которым я задумалась о смысле жизни. Я стала изучать философские книги, йогическую литературу, которую начала пробовать на себе. После нескольких лет занятий практиками я стала преподавателем. Я постигала секреты мудрости, красоты, которые сейчас многие преподносят как новые изобретения. На самом деле им уже много тысяч лет, и о них написано в древних священных книгах. Все просто. Самая главная составляющая в нас — это сознание и душа. Нужно беречь сознание и чистоту души. Внешняя красота — это отражение ее состояния. Конечно, я не отрицаю значение открытий медицины, но духовные практики, на мой взгляд, играют большую роль. И артист должен быть в том числе красивым, являться примером для своих поклонников, даже в том, как он выглядит, чувствует себя.

— Возвращаясь к музыке, недавно вы записали дуэт с Денисом Клявером и сняли клип на него. В чем был эксперимент?

— Я впервые спела дуэтом с мужчиной. Это уже интересно и для нас, и для слушателей. Песня «Я за тебя молюсь» не очень подходит по исполнению исключительно для женской группы, она хороша именно в дуэте мужчины и женщины. Это серьезная, взрослая композиция, в которой, как мне кажется, и Денис раскрылся с новой стороны. У нас было несколько вариантов, с кем исполнить эту вещь, но Денис подошел как нельзя лучше. Всегда приятно работать с профессиональным музыкантом, который сам пишет свои песни, является, помимо всего прочего, прекрасным пианистом. Мы с ним на одной волне, поэтому сотрудничать было легко и интересно. Ему сразу понравилась композиция, и он даже предложил свои идеи: в одном мы сделали речитативную вставку, он приезжал в студию дополнительно, чтобы записать ее.

— Во время съемок были какие-нибудь курьезы?

— Было весело. До начала работы я пошутила: «Вот запишем мы с тобой дуэт, и пойдут слухи!» Денис очень испугался: «Какие слухи, ты что? У меня уже третий брак, у меня трое детей, мне нельзя этого допускать!» Я пришла на съемки, приготовившись к тому, что у нас все будет очень скромно и интеллигентно. Но Денис уже успокоился и был более раскован. Я даже удивилась. В клипе нет эротики и откровений, но мы сняли очень трогательные романтичные сцены. Слава (Вячеслав Тюрин. — Авт.) периодически говорил нам: «Вы очень зажатые! Давайте пооткровеннее, посмелее!» А Денис как-то ответил: «Слава, а ты не ревнуешь? Все нормально?» Потом, правда, отсматривая материал, Слава один раз пошутил: «Это что тут только что такое было в кадре? Вот за это ты мне ответишь!» В общем, мы плодотворно поработали и получили большое удовольствие от процесса. Наверное, это наш первый клип, при работе над которым мы были абсолютно счастливы. Но это был и первый наш клип, который мы делали по американской системе. 70 процентов работы мы провели в офисе, идеально простроили и распланировали все заранее. На площадке все было быстро и четко.

— Каким будет следующий шаг?

— Новая пластинка, над которой мы сейчас работаем. Мы уже показали несколько инструментовок с него поклонникам. Они были взбудоражены и с нетерпением ждут выхода альбома. Эти композиции очень свежие, они звучат по-новому. Создавая их, мы не задумывались, возьмут их на радио или нет, мы просто слушали свою душу. Я только совсем недавно поняла, что значит эта простая истина — слушать душу. Всегда, когда ты идешь на поводу мнений и манипуляций, ты превращаешься в зомби. Чтобы не предавать себя, требуется смелость, в частности — не слушать никого. Многие боятся делать так, как они хотят, но это единственный верный путь. Душа — частица бога. Если ты не предаешь свою душу, рано или поздно ты вливаешься в духовный круг. Я для себя решила, что это более перспективный путь, чем быть зомбированным человеком, который пляшет под чужую дудку, скованный рамками и клише. Я думаю, что мои поклонники поймут меня, останутся со мной и появятся новые слушатели, которым будет интересно воспринимать меня в разных ипостасях. Сейчас для меня настал новый этап, период возрождения, и меня это искренне радует.



Партнеры