Большой театр готовит сенсационную премьеру по Шекспиру

Бедный Йорик оживет в «Гамлете»

9 марта 2015 в 18:18, просмотров: 10935

Во вторник в Большом театре генеральная репетиция «Гамлета». Для балета выбраны 5-я и 15-я симфонии Шостаковича. Репетиции проходят в обстановке строгой секретности, однако кое-какие подробности предстоящей мировой премьеры обозревателю «МК» выяснить все-таки удалось.

Большой театр готовит сенсационную премьеру по Шекспиру
Фото: ЕЛЕНА ФЕТИСОВА/ BOLSHOI.RU

Не в пример недавней, также шекспировской, балетной премьере в Большом («Укрощение строптивой» Жан-Кристофа Майо), «Гамлет» получился довольно объемный: 8 главных действующих лиц и 45 человек кордебалета, по преимуществу мужского: всего 6 придворных — женщины, придворных же мужского полу в Эльсиноре аж 23. Остальные — это могильщики и видения. Известно, что действие в премьерном спектакле переносится в 50-е годы прошлого века. Соответственно, кроме положенных шекспировским героям шпаг, рапир и доспехов в постановке задействованы и револьверы. А вместо ключевой сцены «Мышеловка» с бродячими актерами Гамлет покажет вероломным родственникам кино, в котором имеется конкретный намек — кто же является истинным убийцей его отца.

Кроме того, запланирован еще ряд оригинальных сюрпризов: так, бедный Йорик предстанет не в виде черепа, а как живой и станет являться принцу призраком. Балет начнется со сцен из детства принца датского — в них Йорик, кстати, обозначенный в программке клоуном, будет развлекать ребенка. Помимо этого на сцене живым-здоровым предстанет и убиенный братом Гамлет-старший. Планируется еще явление как минимум двух посетителей с того света: кроме Йорика из гроба (гроб в постановке тоже предусмотрен) Гамлета посетят Офелия и — внимание — семь двойников: Клавдия, Гертруды и все той же Офелии…

Хореограф Раду Поклитару свое первое интервью дал обозревателю «МК».

— Раду, все знают, что вы любите выбирать провокационные темы, шокировать публику. Будет что-нибудь такое в нынешней премьере?

— Я вообще никогда специально никого не шокирую. И если утонченные ценители прекрасного шокируются и отчего-то находятся в удивлении — то это очень странная мотивация для творчества. Я ставлю спектакль так, как мне видится. А публика... она всегда права!

— Когда вы более десяти лет назад в Большом театре ставили «Ромео и Джульетту» и сотрудничали с Декланом Доннелланом и художником Ником Ормеродом, вы были еще совсем молодым хореографом. Сейчас при работе с маститым английским режиссером драматического театра не возникало ситуации «лебедь, рак и щука»? Доннеллан в одну сторону, Ормерод в другую, ну а вы...

— По поводу нашего трио: идея принадлежала Сергею Юрьевичу Филину, худруку балета Большого. Именно он решил в этом же самом составе собрать нашу команду, которая работала над «Ромео». Конечно, как и в каждой работе, бывают творческие споры, но, когда спектакль уже сделан, могу сказать, что это было удивительное сотрудничество, и каждый со своей стороны, своим, данным ему богом умением старался сделать проект лучше. Естественно, Доннеллан не показывал хореографию артистам, он потрясающе работал с актерами театра. Я видел лица ребят, потом общался с ними — они никогда не работали с таким большим драматическим режиссером. Я думаю, что знания, которые Доннеллан дал им в работе над «Гамлетом», артистам пригодятся в их дальнейшей творческой жизни.

— Приоткройте секреты новой постановки, расскажите, что ожидается кроме того, что уже известно.

— Я секреты не рассказываю… Могу только сказать, что эта постановка — самый долгоиграющий проект в моей жизни. Мы начали подготовку к «Гамлету» с Доннелланом и Ормеродом три с половиной года назад. И именно столько времени готовилось либретто, разрабатывались костюмы, декорации, мы думали про музыку, про концепцию постановки.

— О каких изменениях по сравнению собственно с шекспировским «Гамлетом» можно говорить?

— Если говорить про «Гамлета» в балете, то, естественно, дословного перевода каждого слова не может быть, и, естественно, наш спектакль тоже потерял какие-то сюжетные линии. Хронометраж очень небольшой: первый акт — 45 минут, второй — 35. Исчезли некоторые персонажи, зато другие появились. Например, бедный Йорик — реальный и очень важный персонаж для Гамлета.

— А почему в качестве музыки к Гамлету выбран именно Шостакович? Ведь в Большом Шостаковича даже в переизбытке: последняя балетная премьера, что была перед вашей, — «Укрощение строптивой» — тоже Шостакович и тоже Шекспир.

— Шостакович — гениальный композитор, конечно, абсолютно современный, он не раз обращался в своей жизни к теме Гамлета. Очень многие сравнивали его самого с Гамлетом — как персону, как личность. У него есть сюита к знаменитому фильму Козинцева со Смоктуновским в главной роли. Он же писал музыку и к спектаклю в Вахтанговском театре. Но, когда мы послушали эти две сюиты, то поняли: главная проблема все-таки в том, что это сюиты. Они очень мелкономерные — номера по две–четыре минуты. Нам необходима более крупная форма, и мы вели переговоры с различными композиторами на предмет написания по заказу Большого специальной партитуры. Но все хорошие композиторы, как и хореографы и режиссеры, расписаны на годы вперед. И потому, к сожалению — а как я сейчас понимаю, к счастью, — этого не случилось. В итоге мы решили снова вернуться к Шостаковичу: послушали все симфонии очень внимательно и были абсолютно поражены тем, что к нашему либретто 5-я симфония для первого акта и 15-я, последняя у Шостаковича, для второго оказались идеально подходящими. Как будто Шостакович писал их на заказ. Мы только кое-что подправили — чуть-чуть, но в целом эта гениальная музыка абсолютно точно изображает музыкальное состояние нашего Гамлета.

— Я смотрю, что для ведущих партий выбрано много танцовщиков, с которыми вы уже работали раньше в Большом...

— Конечно, все эти актеры за 11 лет после «Ромео» стали еще большими мастерами. Естественно, в новую постановку перекочевал наш Ромео из первого состава — Денис Савин будет Гамлетом. Юрий Клевцов исполняет партию Клавдия — в «Ромео» он был Меркуцио. Тибальт — Саша Петухов — сейчас Полоний, так же как и наш патер Лоренцо — Андрей Меланьин из старой плеяды. Другой Тибальт — Денис Медведев — Йорик. Виктор Барыкин, педагог Большого театра, — сейчас отец Гамлета. Ян Годовский, тоже исполнявший партию Ромео, является моим ассистентом, и в этой постановке он мне помогает во всем. Как и в «Ромео», в «Гамлете» тоже много молодых актеров, которые еще не имеют больших партий в Большом: одна из наших Офелий — Диана Косырева, а одна из Гертруд — Вера Борисенкова. Я работал ранее с Артемом Овчаренко, а сейчас он тоже будет исполнять партию Гамлета, только в другом составе, как и Владислав Лантратов.



    Партнеры