На «Золотой маске» показали оперу-балет про обезьяну-человека

«МК» раскрывает секреты неизвестного Шостаковича

28 февраля 2016 в 16:09, просмотров: 4140

Как это не кажется парадоксальным, но первым из выдвинутых на «Золотую маску» по балетным номинациям спектаклей в Москве показали… оперу. Но оперу по всем параметрам не обычную и даже сенсационную. К тому же её постановщиком стал один из самых успешных нынешних хореографов главный балетмейстер Пермского театра оперы и балета Алексей Мирошниченко. Впрочем, саму идею этой постановки предложил конечно же Теодор Курентзис, который стал и её музыкальным руководителем и дирижером.

На «Золотой маске» показали оперу-балет про обезьяну-человека
Фото: пресс-служба фестиваля

Речь идет о ранее неизвестной и неоконченной опере Дмитрия Шостаковича «Оранго». Её, а точнее сохранившийся пролог к ней, вместе с другими доселе неизвестными произведениями Шостаковича не так давно обнаружили в папке с рукописями в музее имени Глинки, о чем худруку пермского театра Теодору Куркнтзису сообщила вдова композитора Ирина Шостакович. Взяв в качестве 2-ой части основательно забытое написанное примерно в то же самое время эстрадно-цирковое ревю «Условно убитый», в котором в начале 30-х блистали Клавдия Шульженко и Леонид Утесов, Курентзис вместе с Мирошниченко поставили поразительный оперно-балетный спектакль. Его на «Золотую маску» выдвинули сразу в 5 номинациях («лучший балет», «лучшая работа дирижера» (Теодор Курентзис), лучшая работа балетмейстера-хореографа (Сергей Мирошниченко), лучшая мужская и женская роли (Сергей Мершин и Наталья де Фробервиль-Домрачева). Первая его часть это собственно опера-буфф «Оранго», вторую часть - «Условно убитый» приспособили под балет…

Итак, «Оранго» - что это собственно такое? Имя главного героя. Произведено от орангутанга. В либретто сочиненном знаменитым «красным графом» Алексеем Толстым и Александром Старчаковым, говорится о получеловеке-полуобезьяне Оранго, который появился на свет благодаря научному эксперименту ученого-эмбриолога по оплодотворению мужскими клетками человекообразной обезьяны Руфь. Он стал на растленном Западе журналистом, а затем газетным магнатом, ярым анти-коммунистом, законодателем вкусов и мод. Впоследствии в результате кризиса зооморф разорился и был продан собственной супругой белоэмигранткой Зоей Монроз (из другого творения Толстого «Гиперболоида инженера Гарина») в цирк, где его показывают в клетке на потеху советским гражданам. Опера, как и «Собачье сердце» Булгакова, высмеивающая модные тогда идеи «гибридизации» и «создания нового человека» была заказана Большим театром к 15-летию Октябрьской революции, но так и осталась не осуществленной в быстро меняющихся политических реалиях того времени.

Легкая и непродолжительная (всего-то 35 минут) она снабжена блистательно стилизованными Алексеем Мирошниченко танцами в духе парадов-физкультурников 30-х годов, в которых при этом участвуют не только артисты балетной труппы, но уморительно приплясывает, по-обезьяньи прыгает, опираясь на передние «лапы» и ходит колесом сам исполнитель партии Оранго баритон Павел Рейман.

Балет «Условно убитый», несмотря на лихо разработанное и закрученное Мирошниченко в манере того времени либретто, скучнее. Шостакович написал это ревю в качестве карточного долга, вдрызг проигравшись директору Мюзик-холла Михаилу Павдо, а танцы в нем ставил такой хореографический мэтр, как Федор Лопухов. Но не то что танцы - даже сюжет не сохранился. Единственное что осталось, кроме музыки - так это имена действующих героев. Так что Мирошниченко пришлось создавать этот балет практически заново.

Действие происходит на фоне учений ОСОАВИАХИМА по противогазовой обороне… Так что мирную жизнь прогуливающихся по парку трудящихся тут прерывают сигналом воздушной тревоги: граждан объявляют «условно убитыми» и «ранеными», и надев на несчастных противогазы с помощью санитаров укладывают их на носилки и уносят в газоубежище. Несмотря на то, что этот балет кажется удачнее опытов осуществленных в этом же жанре (и тоже на музыку Шостаковича) для Большого театра непосредственным предшественником Мирошниченко Алексеем Ратманским (балет «Болт»), в «Условно убитом» все же что-то не совсем срослось. То ли реалии того времени оказались слишком актуальными и пугающими, и никак не способствовали веселью и шутке. То ли сюжет, упакованный в 6 картин, развивается не слишком динамично.

Так центральная сцена балета - мимическая лекция-монолог начальника маневров Бейбуржуева под озвученные дикторским голосом всамделишные осоавиахимовские инструкции 30-х годов о том как пользоваться противогазом, выглядит хотя и забавной, но слишком затянутой и излишне подробной… Кордебалетные танцы «машин» и создаваемые физкультурниками «волны» не отлажены… Зато украсили балет сконструированные под классику и снабженные сложными поддержками дуэты продавщицы мороженного Машеньки Фунтиковой (Наталья Домрачева) с запавшим на неё Бейбуржуевым (Сергей Мершин), другим её ухажером Стопкой Курочкиным (Артем Мишаков).и Ангелом привидевшимся ей во сне (Герман Стариков), а также пародийный pa de sept (то есть танец с семью героями балета) в сцене сна этой героини – тут Алексей Мирошниченко как всегда выступает тонким стилизатором. Спектакль привлекает и стараниями своих художников. Костюмы в создании которых использованы принты на базе живописивеликого авангардиста Павла Филонова (в «Оранго») или фрагменты тканей 30-х годов с изображением достижений советской республики – тракторов, танков, самолетов (в «Условно убитом») удачно применены в спектакле художником-постановщиком Андреем Войтенко и художником по костюмам Татьяной Ногиновой. Такая захватывающая игра в раннесоветский авангард, кажется должна были привлечь внимание театральных экспертов прежде всего. Но увы... Эти работы никак не были отмечены в соответствующих золотомасочных номинациях.



Партнеры