Хроника событий СМИ узнали, почему «арестованы» €15 млн залога Украины за «Евровидение» Оргкомитет Евровидения-2017 задолжал партнерам около $5,5 млн Вероника Устимова не поехала на «Детское Евровидение» Вероника Устимова заняла второе место в отборе «Детского Евровидения» На Украине назвали сумму затрат на "Евровидение"

На открытии "Евровидения-2017" пламенно выступили Кличко и жена Порошенко

Киев расстелил для гостей самую длинную красную дорожку

8 мая 2017 в 12:00, просмотров: 114471

Торжественной церемонией открытия в воскресенье и первым полуфиналом во вторник, 9 мая, в Киеве началось самое, пожалуй, скандальное за многие годы и рожденное в нешуточных муках «Евровидение-2017».

На открытии
фото: Артур Гаспарян
Верка Сердючка в евроклубе на открытии Евровидения.

Кесарева сечения при этих родах все-таки удалось избежать, хотя оно было очень вероятно. По информации надежных источников, еще в декабре исполнительный продюсер конкурса Йон Ола Санд на тайных вечерях со своими «апостолами» из EBU (Европейского вещательного союза) с печатью тяжелой думки на челе всерьез задумывался о переносе конкурса, чтобы тому вообще не настал кирдык. Правда, Москва в списке возможных городов-кандидатов на перенос не значилась вообще — даже в самом что ни на есть отчаянном резерве.

Когда г-ну Санду казалось, что в Киеве все идет прахом, он думал о местах гораздо более удобных для жизни, песен и плясок главного евроконкурса домохозяек и геев, то есть о Берлине. Но в результате страшных интриг, «отжиманий», нажиманий, борьбы амбиций и прочего передела сфер влияния — вещей, до боли знакомых во всех уголках постсоветского пространства, независимо от заявленных «векторов развития», — исполнительным продюсером был назначен в декабре Павло Грицак, и у г-на Санда, каждый день пересчитывавшего новые седые волосы на голове, тогда отлегло от сердца. «Евровидению» в Киеве быть!» — облегчено выдохнул он, поскольку из всех украинцев этот норвежец был уверен на все сто только в господине Грицаке, профессионале своего дела и человеке, уже спасавшем однажды «Евровидение» в Киеве — в 2005 году.

Организационная неразбериха, дрязги, склоки, туманные тендеры и не менее туманные «подрядчики», получавшие миллионы за то, что другие предлагали бесплатно, недоделки, переносы, переделки и т.д. (прямо какое-то олимпийско-сочинское дежавю) — все это роскошество, впопыхах скроенное и прилаженное титаническими усилиями спешно рекрутированной новой команды, вылилось в итоге в рекордную смету размером в 30 млн евро, отчего сейчас вся украинская пресса и взволнованная публика пребывают в состоянии приподнятого экстаза и радуются не столько открытию «Евровидения-2017» в Киеве, сколько его скорому закрытию: «Потому что после окончания (конкурса) как раз и начнется здесь самое главное и интересное — разборки».

Много или мало — эти 30 лямов? Рекордсменами «Евровидения» по части швыряния деньгами остаются пока Дания с $60 млн (Копенгаген, 2014), Азербайджан с $46 млн без учета строительства арены «Кристал Сарай» за $130 млн (Баку, 2012) и родная наша матушка Россия с $44 млн (Москва, 2009). Правда, в московском Манеже, где гулял и веселился Евроклуб, была самая длинная в мире барная стойка в 125 метров, на которой во время церемонии открытия конкурса стояло несколько десятков чанов с черной икрой — и гости выгребали ее ложками ночь напролет, а она никак не заканчивалась. Пришлось тогда даже вызывать «скорую помощь»…

■ ■ ■

Зато в Киеве в воскресенье в Мариинском парке рядом с Верховной радой была выстлана самая длинная за всю историю конкурса красная дорожка. Так вот и меряемся размерами. Икру на дорожке, правда, никто не метал, зато Евроклуб, куда переместилась на party вся процессия, оказался знаменит не только футуристической архитектурой, но и вертолетной площадкой, которую на его крыше хотел построить сбежавший в Россию президент Виктор Янукович. Теперь ни площадки, ни вертолета — видать, все схомячил… А вот кто схомячил бесплатную воду, которая закупалась по тендеру за 98 гривен бутылочка (около 215 руб.), осталось для всех празднично разодетых гостей большой загадкой.

Выслушав эмоциональную речь на «спорном» английском языке жены президента Марины Порошенко, беспощадные сетевые тролли не преминули вытащить из пыльных шкафов истории знаменитое #фромзеботомофмахарт. Мутко, как говорится, рыдал. Зато первая леди Украины собирается сразу по окончании конкурса (премьера объявлена на 15 мая) стать ведущей утренней аэробики «В ритме спорта» на телеканале «Украина», внедрять в массы здоровый образ жизни. Настанет, возможно, очередь рыдать тогда уже и нашей Малышевой. Эмоциональны были и речи мэра Киева Виталия Кличко, вдохновенно рассказавшего, как мир обязан Украине вертолетами (не из-за Януковича, конечно, с его вертолетной площадкой на крыше Евроклуба, а из-за конструктора Сикорского, славного сына украинского народа и т.д.), и собственно виновницы нынешнего евросабантуя певицы Джамалы. Гости продолжили веселье, подмурлыкивая то и дело себе под нос песню Владимира Преснякова-младшего «Дай мне с дороги водицы напиться». Ну, те, кто эту песню, конечно, знал… Остальные обходились бесплатным пивом и платными чипсами с крепким алкоголем.

И никто не подозревал, что в соцсетях вот-вот разразится еще один скандал: один из менеджеров Джамалы, которой только что внимали гости, поведал миру трагикомическую историю о том, как организаторы объявили персоной нон грата на красной дорожке героиню «Евровидения», благодаря победе которой конкурс, собственно, во второй раз после 2005 г. и приехал в Киев. А я все понять не мог, где соловушка пряталась во время праздничного шествия участников? В Стокгольме победитель Манс с распростертыми объятиями приветствовал каждую делегацию. Но сочинители нынешнего «регламента» решили, что Джамале там уже не место, мол, свое девушка сделала — и до свидания. Певица была, конечно, в шоке, но поделать ничего не могла. Не на БТРе же прорываться сквозь кордоны…

Красная дорожка. Диана Гаджиева Dihaj, Азербайджан

■ ■ ■

Между тем дотошные украинские журналисты, продолжая подсчеты и сравнения, обнаружили, что при 9 млн евро, потраченных в прошлом году на победное для Украины «Евровидение-2016» в Стокгольме, вся столица гордых викингов была просто упакована и разукрашена праздничной рекламой конкурса — практически с трапа самолета и до каждого фонарного столба. Про привычную бутилированную бесплатную воду (а также кофе, пирожки, печеньки, фрукты-овощи и пр. и др.) для участников, журналистов и аккредитованного персонала уже и вспоминать-то было неудобно — при 30 миллионах, наскребленных по сусекам. Потому, видимо, и догадаться о том, что в Киеве проходит главный европейский музыкальный праздник, можно, лишь доехав до самой площадки — Международного выставочного центра в спальном районе на левом берегу, либо на главном киевском «бродвее» — Крещатике, где выстроена Евродеревня, традиционное место развлечения для публики, фанатов, встреч с участниками и гостями конкурса.

Но сама Евродеревня действительно удалась — пожалуй, лучшая из всех за последние годы, просторная, функциональная, с большой сценой, экранами, кофейнями, сувенирными лавочками и великолепной атмосферой позитива, радушия, дружелюбия и гостеприимства, присущей Киеву и его жителям в принципе.

Однако в эту благостную атмосферу заехали вдруг российские журналисты — и тут прелести реалий, веселящих всю округу, неожиданно приобрели уже сюрреалистический даже не окрас, а душок. Умеют же, стервецы! Некоторых, правда, развернули на границе — ну, это уже банальность в многолетней «гибридной войне», превратившей некогда дружных славянских соседок в лютых врагов. Но некоторые из тех, кто просочился, занялись крайне странными упражнениями — то ли с перепугу, то ли, возможно, с перепою.

Воспроизводить бред, конечно, моветон, но отказать себе в удовольствии процитировать следующий перл не могу: «Вообще те, кто из России, — они шифруются. За пределами объектов «Евровидения» стараются не разговаривать, чтобы лишний раз не привлекать внимание».

Мат у нас уже запретили? Как жаль! Поскольку душили конвульсии именно трехэтажного гомерического хохота. Насколько надо раздружиться не только с порядочностью, но с головой и логикой, чтобы «стараться не разговаривать и лишний раз не привлекать внимание» в городе, где русская речь — естественная и обычная норма человеческого общения. Они на каком языке-то «старались не привлекать внимания» — на гортанном марсианском, что ли?!

Пассажи про «полицейских в форме с дубинками и наручниками», из-за чего наш пугливый «шифрующийся» партизан-сексот «ощущал себя подозреваемым под пристальным присмотром», вызвали, надо сказать, возмущение других российских журналистов, аккредитованных на конкурсе, — тех из них, кто не «шифруется», не печатает анонимные враки, а открыто и спокойно работает, погрузившись в события на «Евровидении». Никто не шифруется, не прячется, не шепчется по углам на великом и могучем, таясь от «царствующей гопоты», которой, увы, нигде не видно.

Служба безопасности на арене функционирует в привычных трендах конкурсов «Евровидения», а местные полицейские не только выглядят цивильно, но весьма предупредительны, корректны и дружелюбны в общении.

фото: Артур Гаспарян
Автор этих строк с ведущими конкурса.

■ ■ ■

Нынешний девиз «Евровидения» Celebrate Diversity («Празднуем разнообразие») тоже стал предметом издевательских насмешек со стороны российского агитпропа, чьи репортажи о раскрашенной в цвета радуги (как символа этого самого разнообразия) Арки Дружбы народов в Крещатом парке на высоком правом берегу Днепра свелись к «протестам населения, возмущенного надругательством над традиционными ценностями».

Как выяснилось, «возмущенное население» представляло собой жиденькую компанию гомофобствующих ряженых радикалов, накричавшихся минут за 15 всяких гадостей и потом куда-то убежавших. Дело в том, что в православной Украине бытовая гомофобия, конечно, присутствует, как и в любой, даже самой цивилизованной европейской стране, но разница с нами в том, что государство не поощряет своей политикой дремучее мракобесие, а наоборот — нацелено на то, чтобы «праздновать разнообразие», что у большинства граждан находит понимание, сочувствие и поддержку. Так что, кроме этого клоунского демарша, в Киеве больше не возникало эксцессов похожего свойства, а девизу конкурса люди не только радуются, но и с энтузиазмом его декларируют.

■ ■ ■

Тем временем болезненная для нас тема «изгнания» России и ее посланницы Юлии Самойловой с киевского «Евровидения» практически отошла здесь в тень. Люди заняты собственными проблемами и видами на евроурожай. Последним громким отголоском скандала стало заявление в начале мая одного из руководителей «Евровидения» Франка Дитера Фрайлинга о возможном введении санкций против России и Украины, так как разругавшиеся вдрызг соседки не только обе нарушили устав конкурса, по мнению его руководства, но и поставили столь уважаемую институцию, как «Евровидение», в глупое положение кота Леопольда из известного мультфильма, который вечно призывал «ребята, давайте жить дружно», а злобные мыши глумились как могли над несчастным усатым. Но усатый, как помним, в итоге не выдержал и показал зубы…

В приватных разговорах упомянутый уже супервайзер Йон Ола Санд сокрушается, что более ужасного «Евровидения» в его жизни еще не было — не только из-за скандалов с местным оргкомитетом, из-за чего конкурс еще недавно был на грани срыва, но также из-за российско-украинской «драчки». Обеим «нашкодившим мышам» теперь грозит широчайшая палитра возмездия — от штрафов до отстранения от конкурса на срок до трех лет. Так что веселье, которого с таким нетерпением все ждут в Украине, чтобы вывести на чистую воду своих «жуликов и воров», продолжится после конкурса еще и «родительским собранием» руководства самого «Евровидения»…

■ ■ ■

Во всем остальном атмосфера на киевском Евросонге совершенно обычная, позитивная и рабочая. Переживания о том, насколько удастся адаптировать «непрофильный» Международный выставочный комплекс к формату конкурса, остались в прошлом. Бывало и поэкстремальнее, как, например, заброшенная верфь на выселках в Копенгагене в 2014 году. А по компактности и логистике получилась в итоге, пожалуй, одна из лучших площадок для конкурса за последние годы.

На первом полуфинале во вторник арена прошла «боевое крещение», как и первая партия соискателей на Гран-при. О вышедших в финал счастливчиках мне пока ничего не известно, поскольку текст отправляется в редакцию за несколько часов до первого конкурсного аккорда. Однако по результату репетиций можно с большой долей уверенности предположить, что фортуна улыбнется, конечно, тем, кто уже находится в списке первой десятки фаворитов: шведу Робину и португальцу Салвадору Собралу, история которого всех очень затронула. У парня врожденный порок сердца, из-за неотложной операции по замене искусственного клапана он пропустил первые репетиции, однако его замечательное куртуазное фадо — Amar Pelos Dois — вошло в список фаворитов, когда еще мало кто знал о такой ситуации. Неплохи шансы у армянки Арцвик — певицы с московским бэкграундом (на заметку болельщикам), мощным поп-соул-блюзовым вокалом и, пожалуй, одной из лучших песен Fly With Me, которые Армения когда-либо отправляла на «Евровидение».

Азербайджан, как всегда, выставил на конкурс сильный песенный и артистический ресурс. Диана Алиева под сценическим именем Dihaj и припанкованной песней Skeletons привнесла на конкурс, пожалуй, самый актуальный музыкальный тренд практически английского разлива. Серьезно намерены продолжить поход к евроолимпу исландка Свала, гречанка Деми, грузинка Тамара Гачечиладзе, молдаване Sunstroke Project и замечательный киприот Ховик Демирчян (тоже на заметку фанатам)...

Кончитой Вурст в этом году работает Славко Колежич из Черногории. Все при нем — борода, юбка и даже длиннющая коса. Видимо, из-за того, что формально он все-таки не позиционирует себя женщиной с бородой, шансы у артиста пока плавающие, но настроение он всем здесь страшно поднимает…

Киев.

Евровидение-2017. Хроника событий


    Партнеры