Директор театра Вахтангова Кирилл Крок встречает юбилей

По-польски "крок" - это шаг: шаг вперед

14 ноября 2017 в 18:59, просмотров: 4121

Если бы Крока не было, его надо было придумать. Как какого-то фантастического героя, который что-то наконец такое совершит, в результате чего жизнь всех изменится к лучшему. Но он не фантастический герой, и придумывать его не надо. Кирилл Крок уже существует: он директор Театра имени Евгения Вахтангова, и сегодня у него — день рождения. Красивая цифра — 50.

Директор театра Вахтангова Кирилл Крок встречает юбилей
фото: Евгений Семенов

Да, Кирилл Крок — реальный человек с реальной биографией, и исключительно театральной. Вообще, иногда кажется, что он родился в театре, настолько хорошо его знает. Но родился он, как и все, в роддоме, учился, готовился в юристы, но отказался от карьеры законника и, поругавшись с родителями, не разделявшими любви сына к Мельпомене, пришел в театр. Там он не стал разве что артистом, а по технической части освоил многие профессии: был бутафором, осветителем, монтировщиком сцены… Поэтому Крока на мякине не проведешь: театральное дело знает «от и до».

Кстати, слово «крок» по-польски означает «шаг», и соответственно своей фамилии нынешний юбиляр лихо шагал по театральной лестнице — от монтировщика до директора-распорядителя и замхудрука в театре «Модерн», позже работал заместителем ректора Школы-студии МХТ и директором учебного театра. Так что в Вахтанговский, куда был приглашен в 2010 году, Крок пришел с определенным опытом руководителя.

Только Вахтанговскому — этому мощному кораблю с его именитой командой — все равно, какой у нового назначенца опыт, и прежние заслуги для него не в счет. Для Вахтанговского важнее совпадение по группе крови. И тут, надо сказать, счастливое совпадение: в пару к новому худруку Туминасу (заступил в Вахтанговский чуть раньше) пришел не революционер или продвинутый менеджер, который резко меняет команду и строит свой авторитет за счет уничтожения предшественника, а тот, кто продолжил уважительно делать то, что делали до него много-много разных людей. Например, такой легендарный директор, как Иссидор Тартаковский, работавший с Симоновым и Ульяновым.

Более того, Крок пришел не в самый лучший для театра момент, когда у актеров из-за конфликта с предыдущей администрацией (та платила себе в разы больше, чем тем, кто каждый вечер выходил на сцену) было сильное недоверие к начальству. А тут — и худрук из Литвы, и директор новый. Да кто знает этого Крока?! А тому 42, он без регалий. Но… Все-таки недаром дается фамилия: крок за кроком, то есть шаг за шагом и без лишних слов, новый управленец начинает работать, и все дивятся: вы смотрите, а малыш-то наш — ого-го!

За неполных семь лет в театре на Старом Арбате «малыш» (а это произносят уже с другой интонацией, да уже и без «малыша») делает то, что другим за десятки лет не удавалось: не закрывая театр на ремонт, меняет старую сцену (ее бережно распиливают на деревянные бруски и раздают работникам как артефакты), меняет техническое оборудование…

Это еще что: он завершает долгострой новой сцены, который тянулся (а по сути — стоял) 13 (!!!) лет. Открывает это пространство — с новыми гримерными, цехами (столярка — предмет особой гордости), с фитнес-зоной для всех без исключения работников театра (парься в сауне и артист, и бутафор!)…

В послужном списке строителя Крока также значатся: театральное общежитие на несколько семей; арт-кафе, где проходят творческие вечера артистов разных поколений; мемориальная квартира Евгения Вахтангова, заново отреставрированная и открытая для посетителей; наконец, Симоновская сцена, открытие которой состоялось буквально две недели назад. За год и девять месяцев (!!!) капитально отремонтировано и реконструировано здание 1936 года (3,5 тысячи кв. м), много лет пребывавшее в разрушающемся состоянии.

Теперь у Вахтанговского есть еще две новые сцены с репетиционными залами, у зрителей — старый/новый театр, у «Щуки» — новые учебные классы. И это — Крок со своей командой, которую, замечу, он не приводил, а формировал все эти годы из прежних и новых сотрудников. Я уж не говорю о финансовой стороне вопроса: в Вахтанговском очень высокие зарплаты, и на каждый дотированный Министерством культуры рубль театр сегодня зарабатывает два с половиной. Как?!

А это спросите у Римаса Туминаса, который делает такие спектакли, на которые так просто не попадешь. У Кирилла Крока, который так умело ведет театральное дело, что имеет результат другим на зависть. И вообще этот дуэт театральных руководителей Туминас—Крок, со своей не показной, обходящейся без громких обещаний и заявлений работой (без борьбы непонятно за что), — лучшее доказательство того, что НЕреволюционный путь оказывается полезнее для искусства в России. Надо иметь талант, и просто работать каждый день, и главное — быть порядочным по отношению к другим, заботиться о стариках. Может, в этом — наши национальные скрепы?..




Партнеры