О грибах, воронах и собаках

Коллекционер жизни

13 сентября 2013 в 17:58, просмотров: 3158
О грибах, воронах и собаках
Рисунок Алексея Меринова

РАВНЕНИЕ НА МЕДВЕДЯ

Животные решили во всем равняться на человека — беспримерный и безукоризненно совершенный, с их точки зрения, венец творения. Состоялось собрание зверья, где были выдвинуты требования о необходимости 7-часовой рабочей недели, гарантированных ежегодных отпусках и введении обязательного медицинского страхования. Означенные пункты были одобрены единогласно.

Но вскоре началась путаница. Волки, львы и тигры, сославшись на то, что крайне устали от постоянных охот на травоядных, взяли месячную передышку. Радости косуль, зебр и бородавочников не было предела. Хищники же по прошествии первой недели законного отдыха негодовали: никто не спешил обеспечивать их трехразовым питанием и развлекательными программами по вечерам, не лез им в пасть, не потворствовал их беззаботному валянию на траве. Пришлось досрочно возобновлять трудовой процесс и возвращаться к полным забот будням.

Совы, роптавшие на то, что им приходится нести вахту в ночное время (а это негативно влияет на здоровье) и требовавшие перевести стрелки биологических часов на два круга назад (либо вперед), тоже смирились с незавидной своей участью и возобновили бдение.

Зайчики, мечтавшие поправить в больнице подорванное постоянными нервными стрессами здоровье, были огорчены и разочарованы: никто не вызвался быть их лекарем, напротив, мотивируя свой хищный оскал намерением пребывать в статусе санитара леса, многие пытались проглотить самых слабых и хворых.

С завистью смотрели звери на медведей, которым сама природа предписала долгую зимнюю спячку и врачевание при помощи малины и медотерапии.

С обидой и все большим недоумением взирали животные на цивилизацию, построенную двуногими собратьями, и вздыхали:

— Как такое возможно? Мы до таких высот гуманизма не доросли…

В человеческом же сообществе полным ходом шло совершенствование прежних, раз и навсегда установленных и остававшихся незыблемыми принципов: люди отдыхали напропалую (и стонали из-за этого, называя процесс безделья безработицей). Медобслуживание становилось привилегией избранных. Что касается процесса насыщения, некоторые энтузиасты начинали брать пример с медведей и сосать лапу.

На следующем собрании, которое прошло при участии человека, было принято решение: равняться на косолапых мишек.

ПЛЯЖИ И НЕФТЬ

В Париже, на берегу Сены, в теплые месяцы функционируют муниципальные пляжи. Рассыпан песок, стоят грибки, можно предаться спортивным играм. Только купаться нельзя — вода в Сене отравлена.

В подмосковных водоемах (не говоря уже о Москве-реке) полно заразы. Дунай, Влтава, Рейн — непригодны для плавания.

Аналогичная участь ждет и более обширные акватории. У берегов Таиланда вылилась в океан нефть. Добровольцы и социальные служащие пытаются бороться с чудовищным загрязнением.

При перекачке нефти из одного танкера в другой возле Филиппин тонны нефти утекли в море. Радиация Фукусимы вместе с грунтовыми водами попадет в океан.

Люди не способны предугадать, к чему ведет халатность их поступков, и обрекают себя. Сообща доразрушают планету, отравляют окружающее пространство. Планета принадлежит уже не нам, а готовым на нас наброситься и сожрать вредоносным бактериям, которых мы сами себе на погибель расплодили.

МЫ В ОТВЕТЕ ЗА ТЕХ, КОГО ПРИРУЧИЛИ?

Телевизионный репортаж со зверофермы бурых лисиц, расположенной под Петербургом. Раньше здесь проводили опыты по скрещиванию и выведению новых пород этих красавиц. Раньше черно-бурым мехом гордились и торговали. Сейчас уничтожили половину поголовья, потому что животных нечем кормить. Оставшуюся половину держат впроголодь. Отпустить их на волю? Но они не привыкли к свободе и погибнут. Страшные кадры: бедняжки с заискивающими глазами и вот уж не пышным мехом тычутся мордочками в пустые кормушки, громыхают ими, как громыхали касками на Горбатом мосту шахтеры нерентабельных шахт. Но шахтеры могли овладеть другой профессией. У них был шанс. Да и общество не дало бы им погибнуть, потому что шахтеры принадлежат к привилегированной человеческой породе, а лисицы — бессловесны и находятся на низшей ступени развития по сравнению с хомо сапиенс. Но пока были нужны и приносили доход — их кормили. Теперь устроили из вольеров подлинный концлагерь.

Что говорил Сент-Экзюпери? «Мы в ответе за тех, кого приручили»? Мы в ответе еще и за тех, из кого извлекали прибыль и доходы. Надо кормить этих животных хотя бы как заслуживших свой паек долгим трудовым стажем пенсионеров. Хотя бы так.

Но до животных ли, до нравственных ли установок и сострадания, когда и на людей-то плевать.

ОБИДЕЛ ЛИ Я ВОРОНУ?

Так ли глупы животные, как мы пытаемся ради собственного удобства (и оправдания своих претензий на превосходство над ними) вообразить? Я увидел сизаря, притулившегося на мусорном баке. Вероятно, он был болен и настолько слаб, что не мог взлететь. К нему, подпрыгивая по краю бака, приблизилась ворона и потянула его за крыло.

Однажды я видел, как ворона добивала больного голубя, ударяя ему огромным клювом в голову. Теперь тоже хотела убить? Я устремился к сизарю в надежде спасти его. Ворона, косясь на меня, продолжала тянуть его за крыло, перья несчастного встопорщились и раздвинулись, как веер. Угрожающим взмахом руки я отогнал хищницу. Она, недовольно каркнув, опустилась на нижнюю ветку соседнего тополя. Отчаянно захлопал крыльями и сизарь, но взлететь не смог. Тут я увидел: он не болен, не слаб, просто нога его угодила меж двух баков, это и не давало ему возможности взмыть в воздух. Я осторожно отодвинул бак. Голубь вспорхнул.

Лишь позже настигло: может, ворона вовсе не хотела его приканчивать, а пыталась освободить? Иначе зачем тянула за крыло: ей так просто было клюнуть его в голову.

СЕМЬЯ

Чета ворон вывела и вырастила птенца. Они сидели теперь втроем, почти одинакового размера, раскачиваясь на проводах.

Я подумал: какой будет судьба подросшего птенчика? У птиц, как и у зверей, ареалы обитания четко поделены на определенные участки. Обзаведшаяся птенцом воронья парочка не раз изгоняла из принадлежавших ей пределов позарившихся на чужое наглецов. Что будет теперь? Вороненок останется с папой и мамой и получит свой участочек, выгороженный из их вотчины? Создаст семью и произведет новых воронят? Или улетит на поиски новых делянок?

А быть может, на общем собрании ворон произойдет голосование и юным членам стаи будут найдены ареалы за городом? В Новой Москве? Удивительная картина, когда скопище ворон, громко каркая, облепливает деревья или черной тучей опускается на заледеневшую поверхность Москвы-реки. О чем они совещаются, о чем каркают? В голове неизменно возникает сравнение с человеческим митингом, на котором, в отличие от птичьего, ничего не решается.

ЯЩЕРИЦА

Я наблюдал за большой зеленой ящерицей, которая кралась меж высоких стеблей травы в поисках мух и других насекомых. Окраска делала ее незаметной. С одной стороны — уберечься, с другой — съесть тех, кто не замаскировался, — это ли не основополагающий принцип существования всего живого на планете?

ДВЕ МОЛИ

Два мотылька моли, головка к головке, примостились на стене. До того летали по воздушному пространству квартиры вольно и разрозненно. И вот — нашли, увидели друг друга? Обменялись флюидами? Сговорились на своем, только им понятном языке? Так или иначе, сейчас они сидели рядышком, две одинокие души, обретшие компанию в громадной мировой безбрежности.

ПЕС, КОТОРЫЙ ЛЮБИЛ СОЛЕНЫЕ ОГУРЦЫ

У моей знакомой был пес — удивительно симпатичная собаченция. Особенно умиляло, что, когда собирались гости, пес бродил вокруг накрытого стола и выпрашивал не мясо и колбасу, а соленые огурцы. Знакомая его холила и лелеяла, стригла и завивала у парикмахера, пока не кончились деньги. Настал кризис, она попыталась делать пса красивым собственноручно. Пес не давался, огрызался и кусался.

Пришел сантехник, чтобы отремонтировать прохудившуюся трубу. Знакомая поведала ему о своих трудностях. Сантехник сказал: «Это я улажу». Подошел к собаке, растопырил руки и завыл: «У-у-у-у». Пес брякнулся на бок и отключился, знакомая беспрепятственно смогла его подстричь. После чего, конечно, в знак благодарности, пригласила сантехника к столу. Поставила бутылочку и закуску — соленые огурцы. Очнувшийся от гипноза подстриженный пес получил свою долю лакомства.

С тех пор сантехник-спаситель сделался в доме желанным гостем. То приходил по делу, ремонтировал трубы, то заглядывал от нечего делать на огонек — его всегда ждала полная рюмка и лоханочка с огурцами. Пес участвовал в трапезах. Но главное пиршество начиналось после сделавшихся регулярными сеансов гипноза. Тут собака буквально объедалась любимыми ею солеными огурцами.

Прошло много лет… Давно нет пса-гурмана, а владевший искусством усыпления сантехник переехал в другой район. Однажды после серии воспоминаний нас озарило: не дурачил ли всех тот чудо-пес? Не прикидывался ли спящим, заранее зная: воспоследует угощение? Ради соленых огурцов он готов был терпеть даже неумелую стрижку, учиняемую хозяйкой.

БЕЗЗАСТЕНЧИВОСТЬ

Прекрасны и беззастенчивы сизари! Вот, надувшись, чтобы придать себе больше импозантности и значимости, голубь воркует и обхаживает премиленькую голубку. До чего лихо он умеет вращаться вокруг своей оси! Но ухаживание не возымело успеха — голубка улетает. Он как ни в чем не бывало переключает внимание на другую. И она ему и его ухлестыванию уступает. Просто и естественно! Почти как у людей. Только у людей все скрыто, окутано условностями. Попробуй брось на пляже свою спутницу и перенеси лежак поближе к соседке. Что начнется!

НА КАКУЮ МЫСЛЬ НАВОДИТ ГРИБ?

Я много раз собирался продолжить исследование Владимира Солоухина «Третья охота», но продолжить на свой лад и в своем русле.

Видели, как растут в лесу грибы? Семьей, полукружьем, рядком, вытянувшись вдоль невидимой глазу линии. Под землей эта линия прочерчена весьма определенно, называется она грибницей.

Можно предположить: такая же невидимая грибница связывает и людей, события, прошлое и будущее. Разумеется, у разнородных событий — разные грибницы. Но именно они, эти неуловимые нити, организуют и формируют подведомственное им пространство, объединяют происшествия, сопрягают их в последовательное целое, выстраивают в том порядке, какой носит основополагающая система.

На какую мысль наводит гриб? В самой постановке вопроса есть нечто шизофреническое. И тем не менее… Странствуя по лесам в поисках подосиновиков и подберезовиков, белых и лисичек, я не мог не обратить внимание: обнаружение гриба становится следствием, итогом не покидающих тебя даже в процессе блуждания меж деревьями размышлений — не о грибах, а о людях. И как бы венчает поиски. Находка воспринимается наградой. Но за что, за какие мысли дает призы природа? Бывает: делаешь удачное мысленное сопоставление, сравнение, обобщение — и сразу выходишь на поджидающего тебя красавца в оранжевой или бархатисто-коричневой шляпке. Случается, тебя премируют за трогательное воспоминание о детстве… Но куда чаще, я обратил внимание, поощряются эссе (ностальгические или сослагательные) о любви. Да, именно эти настроения, видимо, ближе природе и естеству бытия. Тут и понимаешь, что важнее и главнее, что настоящее, а что — необязательное.



Партнеры