Метрополитен-опера открыла сезон под аккомпанемент геев-протестников

Жертва — «Евгений Онегин» Чайковского

24 сентября 2013 в 12:48, просмотров: 21898

Перелицовывать классиков модно. Вот, например, опера Петра Ильича Чайковского «Евгений Онегин». Почему бы не заменить сюжет любви Онегина и Татьяны сюжетом любви Онегина и Ленского? Ведь и автор этой великой оперы был геем, хотя мы любим его не только за это.

Метрополитен-опера открыла сезон под аккомпанемент геев-протестников

В прошлый понедельник, 23 сентября, нью-йоркская Метрополитен-опера открыла свой новый сезон. Открытие-гала было пышным. По принципу «черной бабочки», то есть все мужчины в зрительном зале были в смокингах, а женщины в вечерних туалетах. Гала был с русским акцентом. Давали «Евгения Онегина». Партию Татьяны пела великая Анна Нетребко. За дирижерским пультом стоял еще более великий Валерий Гергиев. Зрителем был «весь свет».

Постановка оперы была в общем традиционной. Во всяком случае, Онегин был влюблен в Татьяну, а не в Ленского. Хотя…

Когда гигантские хрустальные люстры Метрополитен-опера стали тускнеть, первое соло под сводами театра исполнил гей-протестник.

— Путин, прекрати свою войну против российских геев! — воскликнул он не то тенором Ленского, не то баритоном Онегина, не то басом Гремина.

Затем, обращаясь к Нетребко и Гергиеву, гей-протестник с укоризной в голосе произнес:

— Анна, твое молчание убивает российских геев! Валерий, твое молчание убивает российских геев!

Пинкертоны-охранники вывели из зала кричавшего и ещё четырех его сообщников, находившихся в «семейном кругу» театра. После небольшой паузы подняли занавес, и зазвучала знакомая музыка Петра Ильича.

Всего этого следовало ожидать. Уже на подступах к зданию оперы «черных бабочек» встречала мозаика, составленная из полицейских нарядов и гомосексуальных пикетов. Знаменитый трансвестит (или «титка»?) Сестра Лотти Да держала полотнище цветов радуги и раздавала листовки, призывавшие защитить российских геев от известного закона, принятого Государственной думой РФ и подписанного президентом Владимиром Путиным.

Надо отдать должное тактическому мастерству американских геев-протестников. Они выдавили из своей акции максимум паблисити, ибо в тот вечер взоры всего культурного мира Соединенных Штатов, да и не только, были обращены к Метрополитен-опера. Счастливые обладатели билетов на открытие ее нового сезона проходили в первопрестольный оперный театр Америки под гигантским в 50 футов радужным плакатом, призывавшим: «Поддержите российских геев!»

А всё началось с «семян», которые посеял американский композитор-гей Эндрю Рудин. По онлайну он обратился к руководству Мет, как сокращенно называют Метрополитен-опера, с призывом посвятить открытие сезона правам геев в России. Затем возникла петиция деятелей культуры и гей-активистов, которую подписали около десяти тысяч человек. В ней говорилось, что Чайковский был геем, а вот российские исполнители являются сторонниками «путинского режима».

В своем интервью, в день открытия нового сезона в Мет, Рудин, в частности, сказал: «Мет имеет возможность в доброкачественной и позитивной манере использовать свое огромное влияние ради этого благородного дела», то есть защиты прав российских геев. Однако генеральный менеджер оперы Питер Гельб отклонил призыв Рудина. Он написал в Блумберг Ньюс»: «Хотя многие члены нашего коллектива готовы присоединиться ко мне и в персональном плане заклеймить тиранию нового российского антигейского законодательства, тем не менее, не следует посвящать оперные спектакли политическим проблемам. Далее Гельб писал: «Мы уважаем права геев-активистов пикетировать наше открытие сезона. Мы предоставили им платформу для выражения протеста против попрания прав человека за границей». Статья Гельба была вложена в программки оперы.

Оправдывая протест, один из его организаторов Билл Доббс заявил: «Это было сделано для того, чтобы оказать давление на президента Путина, который использует культуру и Олимпийские игры для маскировки нарушений прав человека».

Трудно сказать, окажет ли давление именно на Путина демонстрация геев в Мет и перед входом в её здание, но вот на российских участников «Евгения Онегина» она, несомненно, оказала. В современной Америке и тем более в Нью-Йорке выступление против геев равносильно политическому и общественному самоубийству. Поэтому Анна Нетребко вынуждена была сделать такое заявление в своем Facebook: «Как артистка я испытываю огромную радость от сотрудничества с моими прекрасными коллегами, независимо от их расы, этничности, религии, пола и сексуальной ориентации. Я не дискриминирую, и никогда никого не буду дискриминировать». Позже в интервью телеграфному агентству АР певица сказала: «Некоторые требуют от меня большего, чем это заявление. Но это максимум того, что я могу сказать сейчас. Быть может, в моей другой жизни, когда я стану политиком, я заговорю».

Эта шутка великой певицы довольно точно отражает ее положение между молотом Путина и наковальней гомосексуалистов. Скажу прямо, невеселое положение.

А вот Гергиев отказался от каких-либо комментариев. Местные газеты объясняют его молчание тем, что он «получил из рук Путина» Мариинский театр-2, стоивший 700 миллионов долларов и звезду Героя труда.

А сама Мет попыталась, как говорят у нас в Грузии, и шашлык зажарить, и вертел сберечь, хотя в прошлом она была политически более активной. Так, в 1961 году ее тогдашний генеральный менеджер Рудольф Бинг объявил, что труппа Мет больше не будет выступать перед расово сегрегированной аудиторией. В следующем 1962 году Мет впервые выступила перед смешанным зрительным залом, да еще где — в столице штата Джорджия Атланте — цитадели расистов глубокого Юга!

Мистер Гель на такое не потянул. Однако, отвечая некоторым российским политическим и культурным деятелям, которые в последнее время стали ставить под сомнение гомосексуализм Чайковского, он сказал: «Мы в этом не сомневаемся. Мы горды, что презентуем эту оперу великого композитора-гея. И это уже само по себе является мессиджем».

Дойдет ли он до Москвы?



Партнеры