Архитектор с мифологией

8 октября исполняется 140 лет Алексею Щусеву

7 октября 2013 в 13:18, просмотров: 11727

Он построил десятки храмов и здание НКВД на Лубянке. Марфо-Мариинскую обитель для великой княгини Елизаветы Федоровны и Мавзолей для Ленина. Гостиницу Москва, Казанский вокзал, метро Комсомольская-кольцевая - на его счету десятки реализованных проектов, и множество несостоявшихся… Не удивительно, что судьба одного из крупнейших архитекторов ХХ века окутана множеством мифов. К 140-летию мастера "МК" решил составить реальный портрет Алексея Щусева.

Архитектор с мифологией
Фотографии предоставлены государственным музеем архитектуры имени Щусева

Миф первый: история с револьвером

 

Алексей Щусев родился в Кишиневе в 1873 году, в небогатой дворянской семье Виктора Щусева, смотрителя богоугодных заведений, и Марии Зозулиной, женщины с хорошим образование и вкусом, который она привила всем своим четверым сыновьям - Сергею, Петру, Алексею и Павлу.

Существует легенда, будто бы когда отец и мать Щусевых умерли (Мария скончалась на следующий день после Виктора), братья страсть как сильно поссорились. Старший Сергей решил, разделить наследство между тремя старшими братьями, а младшего Павла не определять его в гимназию, а отдать на воспитание дяде. Тогда Алексей, в пылу ссоры, схватил отцовский револьвер и выстрелил в брата… Пуля лишь ранила Сергея, а Алексей на всю жизнь запомнил тот день, когда чуть не стал братоубийцей…

В действительности сам Павел, в будущем прекрасный инженер, который не раз работал вместе с братом, описывает совсем по-другому эту ситуацию. "После смерти родителей он (Алексей - прим. авт.) повздорил со старшим братом из-за того, куда отдать меня учиться: в гимназию или в реальное училище. Ссора их вскоре перешла в драку. Передо мной и сейчас встает картина, как они тузят друг друга, растянувшись в пылу битвы на каком-то сундуке. Не помню, кто остался победителем, но попал я все-таки в гимназию…". Однако то, что Алексей Щусев ранил брата - чистая правда, только случилось это задолго до смерти родителей. В воспоминаниях Павел пишет, что мальчишками Алексей любил играть с товарищами в охоту. "При этом, благодаря его экспансивному характеру, не обходилось без неприятных случайностей. Стреляя однажды дробью, он нечаянно легко поранил садового мальчика-молдаванина и имел по этому поводу тяжелое объяснение с матерью. Другой раз, шаля с револьвером, случайно выстрелил в старшего брата. Опасаясь за его жизнь, он очень плакал и горевал. Но ранение, к счастью, оказалось неопасным, хотя пуля так и осталась невынутой. Много позже рентгеновские снимки показали, что она без вреда для здоровья брата меняла место под кожным покровом".

Решительность и энергичность Алексей Щусева, рано ставшего самостоятельным, помогла ему получить и первый в его жизни серьезный заказ. Еще будучи студентом Петербургской Академии Художеств, он получил свой первый серьезный заказ за счет свой настойчивости и убедительности. Узнав о смерти генерала Дмитрия Шубина-Поздеева, он отправился к его вдове с готовым проектом часовни, и получил заказ. Та квадратная часовенка под шатром, в которой уже наметились черты национального стиля, который впоследствии станет его фирменной манерой, не сохранилась.

Фотографии предоставлены государственным музеем архитектуры имени Щусева

Миф второй: о идейном разногласии с Михаилом Нестеровым

Алексей Щусев и Михаил Нестеров познакомились в Киево-Печерской лавре, где Алексей Викторович работал над проектом трапезной церкви. Вскоре великая княгиня Елизавета Федоровна пригласила Нестерова расписывать новый храм и спросила его, кого бы из архитекторов он порекомендовал для нового проекта. Нестеров посоветовал Щусева и тот был нанят. Проект получился блестящий, удачно сочетая свои модернистские идеи с традициями русской православной архитектуры, архитектор возвел храм в неорусском стиле. С тех пор мастера подружились, да так крепко, что назвали в честь друг друга своих сыновей и стали крестными у них.

Однако существует легенда, будто бы друзья всерьез рассорились после того, как Щусев поддержал новую власть. Якобы друзья разорвали отношения и долго не общались.

В действительности между друзьями в 20-е годы действительно появились трения, но не такие серьезные, как могло показаться.

- Нестеров не принял решение Щусева работать на новую власть, - поясняет "МК" Сергей Колузаков, исследователь архивов Щусева, специалист по его творчеству. - Нестеров тоже вписался в советствую действительность, но переход не сразу произошел. Он ведь стал лауреатом Сталинской премии в 1941 году. Архитектора не бывает без заказов, так что Щусева не сложно понять.

Миф третий: ночь перед Мавзоеем

После Октябрьской революции Алексей Щусев оказался один из самых востребованных архитектов и новая власть доверила ему разработать генплан "Новой Москвы". Коммунисты хотели на обломках империи построить новый мир, и первой должна была измениться Москва. Однако проект, предложенный Щусевым, шел в разрез с идея большевиков. Ведь архитектор предлагал сохранить исторический центр с его многочисленными церквушками и общественными зданиями царской эпохи. Лучше реконструировать магистрали, порты, вокзалы и отстраивать новую Москву на периферии, считал он. Такой план города, только что объявленной столицей, никак не вязался с идеями коммунистов. Как так: построить новый мир, бережно сохранив старый, не укладывалось в голове пролетарской власти. Так что Щусева отстранили от генплана "Новой Москвы" и передали проект Жолтовскому в 1923 году.

Существует легенда, будто бы после этой неудачи над Щусевым сгустились тучи. И когда январской ночью 1924 году раздался телефонный звонок, архитектор буквально сидел на чемодане: ждал, что за ним прийдут из НКВД. Якобы новая власть не могла просто забыть о том, что лучшие работы Щусева в имперской России очевидно перекликаются с древнерусским храмовым стилем. Тем более, после того, как предложил сохранить религиозные постройки.

В действительности "это полная ерунда", уверена специалист по творчеству Щусева, архитектор Мариана Евстратова (ее мать была соавтором последнего проекта мастера - станции метро Комсомольская-кольцевая). "Из воспоминаний Алексея Викторовича видно, что в Кремль он поехал уже с материалами, необходимыми для создания эскизов", рассказывает она.

Фотографии предоставлены государственным музеем архитектуры имени Щусева

Миф четвертый: о пирамиде имени Ленина

Щусев построил три Мавзолея. Самый первый, деревянный, он возвел за три дня. Строение имело форму трехступенчатой пирамиды и было устроено так, чтобы обеспечить "непрерывный пропуск значительных масс народа без образования встречного потока" (как написал сам Щусев в "Строительной газете" в 40-м году).

Есть версия, что мастера вдохновили египетские пирамиды и шумерские зиккураты, которые изучал еще в юности, после студенческой экспедиции в Среднюю Азию, на могилу Тамерлана. Но это лишь отчасти правда.

- То, что архитектура Мавзолея отталкивается от непосредственно от пирамид и зиккуратов - домысел, - рассказывает Сергей Колузаков. - По сути, Мавзолей - продолжение неоклассической традиции надгробий начала ХХ века. Если вы посмотрите работы Ивана Фомина (ведущего архитектора неоклассического стиля в 10-е и одного из основопожников сталинской архитектуры в советское время - прим. авт.): в них тоже много от пирамид и римской архитектуры. Эти образы были распространенны в то время. Достоинство Мавзолея не в том, что придумана какая-то новая идеальная форма, а в том, как гениально он влился в ансамбль Красной площади - вписаться в историческую застройку безумно сложно.

Надо сказать, что за одну ночь Щусев предложил несколько вариантов Мавзолея: его мог венчать пучок колонн или статуя Владимира Ильича, но это оказалось технически сложно, поэтому остановились на павильоне в форме ступенчатого куба. Весной деревянную постройку потребовалось обновить, что и сделал Щусев. Ко второму Мавзолею, тоже деревянному, Щусев добавил трибуны с двух сторон. Спустя пять лет конструкции стали подгнивать, потому был объявлен конкурс на проект нового Мавзолея. И его выиграл Щусев. На этот раз он воздвиг уже каменный Мавзолей - за его работой пристально наблюдали Ворошилов и Молотов. Еще раз Щусев вернулся к работе с Мавзолеем после войны: тогда группа конструкторская группа, в которую, конечно, вошел и автор гробницы вождя, поменяли саркофаг и пристроили центральную трибуну.

Казалось бы, после такой работы, прославивший архитектора на весь мир, он должен был бы стать эдакой "священной коровой" советской архитектуры. Но судьба еще не раз подкидывала ему испытания.

Миф пятый: подпись Сталина

Кажется, Алексей Викторович никогда не расслаблялся. К 30-м он уже успел переустроить Третьяковскую галерею. Сначала был там директором, а потом его архитектором. Причем, отстранили его от должности тоже с долей драматизма: Анатолий Луначарский прислал ему письмо в Париж (где Алексей Викторович был на конференции) и в один момент оно изменило его статус. Щусев не успел реализовать все, что задумал в Лаврушинском. Сумел только построить корпус, который идеально вписался в васнецоское здание и наметить проект расширение, который позже частично реализовали следующие руководители музея. Но очередной миф, который мы собираемся развенчать, связан с другим зданием. Речь о гостинице Москва. Первоначально ее начали строить молодые архитекторы Савельев и Стапран. Когда здание первой столь крупной советской гостиницы было готово почти на половину, Щусева направили проверить, как идут дела на стройке. Алексей Викторович разошелся во мнениях с дуэтом юных мастеров. И вскоре ему поручили закончить стройку. Он переделал коструктивистский проект кардинально, заметив фасады на "сталинский ампир". Правда, левый и правый фасад были сделаны неодинаково. Зачем автор добавил в них асимметрии?

Существует легенда, что Щусев принес проект на подпись Сталину и в одном эскизе было сразу два варианта - одно решение слева, другое справа. Но вождю все и так понравилось и он поставил подпись посередине. Так и построили.

- Это абсолютный миф, - хором твердят наши эксперты. - На самом деле по-другому выполнить проект было невозможно, ведь Щусеву нужно было вписать в новое здание уже существующие там постройки.

Когда гостиница была готова, свалилась новая напасть: Савельев и Стапран обвинили Щусева в том, что он присвоил их проект. Гневное письмо с обвинениями в плагиате было опубликовано в "Правде", главной партийной газете и не могло не остаться незамеченным. Возможно, оно и могло иметь последствия, однако партии срочно понадобилось здание НКВД на Лубянке. Щусев блистательно справился с архитектурной задачей, впрочем, как всегда.

Миф шестой: о соперничестве с Шехтелем

Алексей Викторович построил десятки зданий, но главным делом всей его жизни был Казанский вокзал. В конкурсе на этот проект он соревновался с многими архитекторами, но главным соперником был Федор Шехтель, автора Ярославского вокзала, напротив которого вместо Рязанского вокзала должен был вырасти Казанский. Конкурс выиграл Щусев.

- В обществе было недоумение по поводу его победы, ведь проект Шехтеля был не хуже, да и идеи двух видных архитекторов эпохи были синонимичны, - рассказывает "МК" Юлия Ратомская, куратор выставки, посвященной 100-летию Казанского вокзала, которая сегодня открывается в Музее его имени.

У этого долгостроя есть свой миф - о яром соперничестве именитых архитекторов. Однако специалисты уверены, что их противостояние было сугубо профессиональным. К тому же, проект, который Щусев начал в имперской России, заканчивал он в СССР. Ему пришлось серьезно переделать не только внутреннее убранство вокзала, но менять его внешний вид. Даже последний проект Щусева - метро Комсомольская-кольцевая - был его частью. К сожалению, Щусев не успел закончить станцию. Ее доделывала Алиса Заболотная, мать Мариана Евстратовой.

Людям свойственно мифологизировать фигуры тех, кто вершил большие дела. Тем более, если в их судьбе действительно было неожиданных поворотов. Так случилось и Алексеем Щусевым, человеком, который изменил не только лицо столицы, но и многих других городов. Одним из немногих архитектор в истории, который мог погружаться в этот стиль, видеть его сущность и выдавать собственную оригинальную его интерпретацию. Модерн, конструктивизм, классика - все поддавалось ему, хотя и каждый проект становился не только испытанием его таланта, но требовал решительности и мужество. Но этого ему было не занимать.



Партнеры