Большому театру – большие взятки?

Кому выгодны слухи о вымогательстве денег у американской балерины

13 ноября 2013 в 20:26, просмотров: 12725

Все надеялись, что с назначением Урина — серьезного и уважаемого профессионала — на Большой театр уголовные страсти вокруг главной балетной сцены несколько поутихнут. Но — не тут-то было. На свет божий неожиданно появляется некая американская балерина Джой Вомак, прежде работавшая в БТ, которая прямо обвиняет определенных людей (имени которых она, впрочем, не называет) в вымогании 10 000 долларов за сольную партию. Вопрос даже не в том — было это или нет на самом деле. Теоретически может случиться все (хотя подобные вещи надо доказывать в суде). Вопрос — что заставило г-жу Вомак об этом заговорить, и именно сейчас, когда скандальная балетная аура под нажимом власть имущих переместилась из Москвы в Петербург? Откуда с Вомак ноги растут — разбирались корреспонденты «МК».

Большому театру – большие взятки?
фото: PhotoXPress

После откровений досточтимой балерины ответными откровениями сразу же взорвались социальные сети; что делать — балетный мир крайне закрыт, но если кто-то «приподнимает завесу», сразу получает в ответ: «а ты-то, дорогая, кто есть?». Так, один из авторов очередного комментария утверждает, что «Джой опять пиарится, чтобы заставить о себе говорить в связи с переходом в Кремлевский балет. Врет с тех пор, как в интервью сказала, что ей стекло завистники в пуанты насыпали, она вообще любительница сомнительных интервью».

А солистка БТ Анна Ребецкая ставит, пардон за каламбур, вопрос ребром: «Джой, а за что ты так уважаешь человека, который требовал с тебя 10 000, что даже не можешь назвать его имя?» И далее: «Мы все, кто танцевал кукол в «Щелкунчике», поддерживали тебя, несмотря ни на что. Ни на то, что ты валилась с пируэтов до последнего, ни на то, что ты три месяца не могла выучить порядок жигони! Василий Степанович верил в тебя, говорил, нужно дать девочке шанс!! Ты что, не помнишь, почему тебя не могли поставить даже в кордебалет, ты правда считаешь, что у тебя нет проблем с запоминанием балетного текста?!!!»

Поняв, что ситуация неоднозначная, мы связались с авторитетным работником Большого театра, чье имя, по понятным причинам, назвать не можем. Ее рассказ мы приводим без купюр.

— Выпускалась Джой из Московской академии хореографии в 2012 году. Была там на стажировке, обычная для иностранцев практика. В принципе, ничего особо выдающегося из себя не представляла. Девочка красивая, более-менее крепкая, но театр не проявил в ней заинтересованности; ее даже не позвали на просмотр в Большой, который обычно назначают перспективным выпускникам. Она пошла туда сама. Очень хотела танцевать в БТ, фанатично, и пошла туда самостийно. Даже вышла замуж за русского танцора.

— Чтобы гражданство получить?

— Я не знаю точно, как это называется, — резидентуру, может быть… Что-то, что давало бы ей возможность прийти в Большой театр. Но Большой с ней особо связываться не хотел, по причине того, что не видел в ней какой-то суперценности. То есть девочка кордебалетная.

— Что это значит?

— Это та ситуация, когда в кордебалете Большого театра плохих балерин нет, и любая из них в любой другой труппе сможет стать солисткой, а то и примой. И тому немало примеров. Всю жизнь работавшая в кордебалете Оля Тубалова однажды выиграла какой-то конкурс — у нее золотая медаль, она неоднократно работала в качестве ведущей балерины с театром Гордеева; однако в БТ это не дало ей никаких преференций — всю жизнь стоит в кордебалете. Из последнего времени могу привести пример с серебряной медалисткой престижнейшего московского конкурса Ниной Гольской, которая тоже много по стране гастролирует в качестве примы с разными труппами, но в театре пока работает в кордебалете, изредка получая сольные партии. Другое дело, когда артист уже на выпуске рассматривается как звезда: например, за выпускницу Ольгу Смирнову из Вагановки дрались такие театры, как Большой и Мариинка. А эта американка абсолютно средняя, хотя и красивая. Нормальная артистка кордебалета, с возможной перспективой. Вероятно, в труппе Кремлевского балета она сможет достигнуть большего.

— Она что-то танцевала все-таки?

— Одну партию сольную — испанскую куклу в «Щелкунчике». Станцевала, в общем-то, средне, ничем не поразила, поэтому, видимо, ее продвижение и замедлилось.

— В скандальном интервью она обмолвилась, что ездила в Воронеж, и ей не заплатили ничего, сказав, что, мол, тебе полезно и так станцевать...

— А в Воронеж мы разве ездили? Скорее всего, это была какая-то «халтура». Если это была частная поездка, то есть просто сборный концерт с участием артистов Большого, который кто-то делал, это уже вопрос ее отношений с работодателем. А вообще система работы кордебалета состоит в следующем: артист получает небольшую зарплату, грант президентский и дальше так называемые «палки» — то есть некие баллы за участие в той или иной партии. Поскольку артисты кордебалета могут выходить в течение спектакля в нескольких таких партиях, эти «палки» суммируются (например, в «Лебедином» — в первом действии выходят в вальсе, во втором в лебедях, в третьей картине — сопровождать невест, в четвертой — снова в лебедях). Те, кто много занят, могут зарабатывать 150 тысяч и больше. Джой работала в кордебалете, значит, ей также все это считалось. Но я честно говорю: в кордебалете ее видела очень мало. Если она носилась по театру с желанием сразу стать солисткой, то вы понимаете… Вероятно, что она ждала, когда придет Филин, потому что ей не удалось ничего вытрясти из Степаненко (и.о. худрука на время его болезни).

— Как думаете, почему именно сейчас она дала свое интервью?

— Ну... сейчас перешла в Кремлевский балет, и ее, так сказать, «подтянули» к суду над Дмитриченко. Так сказать, по свежим следам. Им же нужно еще о чем-то поговорить в связи с судом. Если Филин изначально не видел в ней особой перспективы, раз не приглашал ее на просмотр, значит, он и не собирался ею заниматься как солисткой. К тому же он вернулся после 23 операций — ему вообще не до нее! Ну а то, что она ушла из Большого театра, явно кто-то специально слил в прессу. И совершенно понятно, с какой целью. Чтоб во время суда взбаламутить общественность. Кстати, из этого сумбурного интервью понять ничего невозможно. Когда ей, например, предложили заплатить 10 тысяч долларов? Вчера? Или год назад?

— Прокомментируйте эту ситуацию с 10 000 долларов...

— Знаете, всегда найдутся люди, которые могут воспользоваться ситуацией, когда девушка-американка очень хочет стать солисткой БТ, не имея для этого больших оснований. Нет ничего удивительного, если кто-то решил воспользоваться ее наивностью. Это совершенно однозначный развод. Ну поймите, в кордебалете Большого театра достаточно девочек из очень обеспеченных семей. И уж точно побогаче этой Джой. И если бы так просто было стать солисткой, заплатив 10 тысяч долларов, то они все бы уже просто толкались локтями! Танцевали бы, условно говоря, каждый день новое. Но они годами в кордебалете! Ну очевидно же, что деньгами это не решается. Ее, повторюсь, вполне возможно, просто решили развести, поскольку она американка... А привязывать это к Филину вообще смешно: единственную сольную партию в «Щелкунчике» она получила до Нового года, то есть еще до нападения. Тогда Сергей Юрьевич Филин был на месте, жив-здоров. Ушел он после 17 января, когда все «Щелкунчики» уже закончились. И ни до этого, ни после никаких сольных партий у нее не было.

Что же, на данный момент ясно только одно: хоть именитых драчунов и развели по разным углам ринга, назначив на театр главным железного Урина, драка тихой сапой продолжается. Есть некая группа «доброжелателей». Кто-то явно использует эту девушку для дестабилизации обстановки, ведь поверить в ее личную инициативу ну очень сложно. Вдумайтесь сами — балетный мир очень тесен, и выносить на суд публики плохо доказуемые вещи, тем более не называя имен тех, кого обвиняешь, можно лишь в случае, когда сжигаешь за собой все мосты... или от небольшого ума.



Партнеры