Умер Александр Леньков - «Любимый Домовой» Театра Моссовета

Артист Александр Леньков так и не дождался Ордена Почета

21 апреля 2014 в 15:02, просмотров: 28050

Новость внезапная и оттого страшная — умер Александр Леньков. Его никто не называл Александром — Саша, Санечка, хотя в прошлом году артист отметил юбилей — 70 лет. Но есть люди, над которыми время не властно — они до конца дней остаются далеко в детстве, куда другим путь закрыт. Он таким и останется в нашей памяти — невысоким, подвижным, с хулиганскими глазами и седой копной лохматых волос мальчишкой.

Умер Александр Леньков - «Любимый Домовой» Театра Моссовета
фото: Михаил Ковалев

Звоню в театр, где Александр Сергеевич прослужил всю свою жизнь — дирекция и часть труппы с двумя спектаклями только улетели на гастроли в Лондон. Могу себе представить, что должны чувствовать сейчас его коллеги в самолете. Те, кто остался, соберутся днем, чтобы решить вопросы — прощание, похороны. Но все растеряны и никто, никто не верит. Наоборот, все верили только в одно — Саша придет. Саша будет играть свои спектакли. Саша справится с обрушившейся вдруг на него тяжкой болезнью. За что она ему - такому добро-смешливо- лучезарному?

А она настигла его полгода назад. Была операция. Потом - реабилитация… Анатолий Васильев, ведущий актер театр в разговоре по телефону с трудом сдерживается от слез. Они с Леньковым - друзья, играли вместе в последнем спектакле «Свадьба Кречинского». У Ленькова там — потрясающая, не типичная для него роль Расплюева. Актер с амплуа лирического комика предстал странным, даже абсурдным трагиком. Великолепная, неожиданная работа! Увы, немногими замеченная. Переживал ли? С философским, ироничным взглядом на жизнь, он был выше мелкой суеты вокруг всяких званий и наград. Театр еще к 70-летию подал его документы на Орден Почета, бумаги так и лежат на подписи у президента. Только «МК» наградил артиста своей ежегодной театральной премией — как раз за роль Расплюева в «Свадьбе Кречинского». Саша пришел, страшно радовался, шутил.

— Саша в такой день ушел, — говорит Анатолий Васильев с долгими паузами. — Знаете, это прямой путь сразу туда, в рай. Он этого заслужил. Это такая чистая душа, такой дружочек. И артист великолепный,

— Анатолий Александрович, когда вы последний раз вы выходили на сцену с Александром Сергеевичем?

— 9 октября мы сыграли «Свадьбу Кречинского», а 23 октября он уже попал под нож. Господи, ведь это же ровно полгода назад. Он мне приснился два дня как. Будто мы все собираемся в театре перед спектаклем, что-то обсуждаем, а Саша ходит сам по себе, не обращая ни на кого, ни на меня, внимания. Вроде готовится к выходу на сцену, но не глядя. Это же наш любимый Домовой. Любимый Тролль.

— Я правильно понимаю, что именно полгода вы не играли «Кречинского»? Будете вводить кого-то из артистов на его роль?

— Я сразу остановил эту идею — кого-то вводить. Я его ждал к осени. Был уверен, что к осени он точно оклемается. Ведь весна — тяжелый период для выздоровления, но думал, что Сашка справится. Я и теперь не хочу другого партнера.

— Когда последний раз вы разговаривали с ним? По телефону или может виделись, навещали его?

— Я общался с ним только через Елену, жену. Я не могу ответить, почему он не брал трубку — не мог ли, не хотел ли? Елена только передавала от него краткие сообщения — по телефону или sms: «Все нормально», больше ничего. До него недавно дозвонился Лёня Евтифьев и тоже получил ответ: «Всё нормально».

Внезапно заболеть, перенести операцию — это для активного человека (а Александр Леньков был именно таким) все равно, что резко затормозить на пятой скорости. Снимался, репетировал в театре, записывался на радио. Последнее — его давнишняя страсть и любовь.

— Саша — радийный мастер редчайшего, практически умирающего жанра радиоспектакля, — рассказывает мне шеф-редактор службы подготовки художественных программ радио «Россия» Наталья Новикова. — Мы работали с ним много и на Всесоюзном радио, и теперь - на «России». Артист был великолепный, писал прозу, сказки, моноспектакли. Ведь это особый жанр, в нем важен ни сколько голос, а его узнаваемость. А у Саши была та особая интонация, особая узнаваемость.

Тереза Дурова была поражена моментальным согласием Ленькова участвовать в проекте «Звезда читает сказку».

— Я только произнесла по телефону (а мы еще не были знакомы): «Работаем для детей, это как моноспектакль, но в особом, сказочном, формате». И Александр Сергеевич тут же согласился, нашел время для репетиции, и я получила от него такой букет предложений, импровизаций. Ну а дети, когда он читал и разыгрывал сказку, получили от него праздник.

Не только для театра Моссовета он Домовой. Английский режиссер Деклан Доннеллан брал Ленькова во все свои проекты — как талисман. Высоко ценил его импровизационные способности, внутреннюю подвижность.

Его кинобиография началась ещё в школе, когда ассистентка «Мосфильма» выбрала непоседливого, маленького школьника Сашу Ленькова в картину. С тех пор у него их около 30 — для детей и взрослых: «Денискины рассказы», «Приключения Петрова и Васечкина», «Маленькая Вера», “В городе Сочи темные ночи», «Бригада» и «Зимняя вишня», где он — не герой совсем (впрочем, как и во многих картинах). Но именно с легкой руки Александра Ленькова по стране, называвшейся СССР, после фильма «Зимняя вишня» пошла гулять фраза: «Семья, как родина, просто должна быть».

Где-то год назад, накануне юбилея артиста мы записали с ним интервью. Тогда он, уютно, по-линьковски, смеясь, рассказывал:

— Меня часто в автобусе спрашивают: «А ты ПТУ-то заканчивал?» Я у людей простых не очень-то ассоциируюсь с актерством. Еду ли я в метро, в автобусе....

Я спросила:

— Вы часто пользуетесь метро или другим общественным транспортом?

— Езжу обычно от «Павелецкой» до «Маяковской» - в театр. В метро надеваю на глаза такую шапку-невидимку, или кепочку. Не потому что я избегаю людей, кокетничаю - вовсе нет. Знаешь, как у Джанни Родари: «У каждой профессии запах особый».

— Какой же запах у актерской профессии?

— Актерство, наверное, пахнет узнаваемостью. Вот я сегодня ехал в театр на репетицию, надвинул кепочку на глаза и так хорошо всё придумал про спектакль. Потом расскажу.

Теперь не расскажет. А жаль. И Орден Почета, даже если подпишут, не получит. Народного почета с уважением у него и без всяких цацек хватает. Но все равно - за него обидно.



Партнеры