Самоцветы пустились в пляс

Юрий Григорович восстановил балет “Каменный цветок”.

18 декабря 2008 в 14:12, просмотров: 1622

Массовой истерией, стоячей овацией и криками: “Григорович, браво!” — взорвался зрительный зал, когда седовласый мэтр отечественного балета вышел на поклоны. В Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко премьера — знаменитый балет Юрия Григоровича на музыку Сергея Прокофьева “Каменный цветок”.

Спектакль, поставленный в Кировском театре еще в 1957 году, а через два года перенесенный в Большой, сделал имя начинающему хореографу. Через каких-нибудь 5 лет он станет главным балетмейстером Большого театра, а затем и всей советской эпохи. Однако в восьмую редакцию этого балета, показанную в Театре Станиславского, внесены существенные изменения.

— Процентов на 20 это совершенно иная хореография, — объяснил “МК” Юрий Григорович. — Время берет свое. Что-то хочется усложнить, что-то более интересным сделать. Сама двухактная структура совершенно иная. До этого у меня было три акта. У Прокофьева их вообще четыре.

После такой «пластической операции» 51-летний балет вновь помолодел. Мода на все советское стала сейчас очень актуальной. Сразило это поветрие и балетный мир. Полыхнувшее в Большом “Пламя Парижа” — балет-монолит сталинской эпохи — уже выдвинули на “Золотую маску”. Ухватились за такую идею и в Музыкальном театре. Тут и вспомнился “Каменный цветок”, выпавший сейчас из репертуара. Наделавший во времена хрущевской “оттепели” много шума спектакль вбил осиновый кол на могиле господствовавшего тогда драмбалета и основал новое направление в советской хореографии — танцевальный симфонизм. Ровно за 10 лет до основателя американского балета Баланчина с его “Драгоценностями” Григорович заставил в своем балете танцевать всевозможные драгоценные камни. Потрясающие по красоте ансамблевые сцены, в которых из аметистов и самоцветов вырастает каменный цветок. Балетмейстер обильно снабдил и приукрасил тогда свой “танцевальный симфонизм” историей, взятой из уральских сказов Павла Бажова, про любовь Хозяйки Медной горы к каменных дел мастеру Даниле.

Как всегда, в спектаклях Григоровича имеется множество массовых сцен для кордебалета, который выглядит вышколенным и работает как часы. Хозяйка Медной горы предстает в виде ящерицы — без юбки, в одном соблазнительном трико. В таком сексуальном наряде, опять же впервые на советской сцене, выходила когда-то и сама Майя Плисецкая. А роли Катерины и Данилы тогда прославляли 19-летние Екатерина Максимова и Владимир Васильев. Свое прочтение этих партий на нынешней премьере публике предъявили прекрасные артисты Георги Смилевски и Наталья Крапивина. В жизни муж и жена, они и на сцене отлично станцевали влюбленных друг в друга Катерину и Данилу. Слаженный дуэт со сложнейшими акробатическими поддержками получился у Смилевски и с Ольгой Сизых — обольстительной Хозяйкой Медной горы.



    Партнеры