Люби меня по-французски

Daft Punk, парень из Саратова и гей-пропаганда — послевкусие Grammy...

30.01.2014 в 20:08, просмотров: 3561

Наградной сезон в музиндустрии в самом разгаре. Итоги ZD Awards будут подведены в ближайшее время, британская Brit Awards прогремит 19 февраля, а распределение премий Grammy уже вызвало волну недоумений, восторгов и негодований. «ЗД» суммировала настроения и оценки, так разбередившие на этой неделе музыкальное сообщество.

Люби меня по-французски
фото: РИА Новости

«Очень жаль, что дети теперь не могут смотреть Grammy!» Так выглядел самый безобидный родительский твит, поводом для которого было совместное выступление Бейонсе и Jay Z, открывшее церемонию. Звездная семейка очень старалась. Вместе худели, вместе зарабатывали и в итоге стали настолько rich&beautiful («богатыми и прекрасными»), что многим сделалось тошно. Конечно, наряд r’n’b-дивы был, мягко говоря, нескромным (неудивительно, она же Бийонсе, а не Анна Нетребко), а сама идея перформанса, мол, смотрите и завидуйте, выглядела нескромной в квадрате. Но все это стало отличным выбором для самой Grammy — старомодной церемонии, которая пытается сохранить свой статус главной музпремии планеты в эпоху полного музыкального нигилизма.

Нужно признать, что поводов пересмотреть все былые заслуги Grammy сейчас более чем достаточно. Количество скачиваний и просмотров выглядит куда более прогрессивной системой музыкальных оценок, чем пусть и авторитетное, но иногда далекое от массовых вкусов мнение членов «Академии звукозаписи». Вероятно, в самой академии это хорошо знают, и поэтому Grammy в последние годы — это не только раздача «слонов» (а точнее, граммофонов — идея, которую так удачно слямзили в России на другой известной церемонии), но и мероприятие, где происходит нечто очень важное, а также скандальное и весьма забавное.

Так было и в этом году. Задиристое настроение Бийонсе и Jay Z дополнил совместный номер Пола Маккартни и Ринго Старра, и раздутая пиар-важность такого перформанса просто зашкаливала, несмотря на то что уже в этом веке битлы дважды выступали вместе, так что в принципе ничего «эксклюзивного», как уверяла пропаганда, не произошло. По части забавности равных не было французам Daft Punk, на подпевках у которых был сам Стиви Уандер, а на подтанцовках — весь музбомонд от сэра Пола и Стивена Тайлера до Тейлор Свифт и все той же Бийонсе. Представьте, что Иосиф Кобзон от всей души рубится с Валерием Леонтьевым и группой «Фабрика» под хит «Дискотеки Авария». Вот и у них было то же самое с поправкой на курс доллара.

За гражданский пафос отвечали Маклемор и Райан Льюис. Но не столько сами по себе, сколько Квин Латифа, которая во время весьма средненького выступления этих «недорэперов» поженила на сцене больше трех десятков пар всех сексуальных ориентаций. Не исключено, что у нас кто-то в этот момент сильно икнул, а возможно и перекрестился.

Также предлагался кросс-жанровый угар: рэпер Кендрик Ламар и рокеры Imagine Dragons были весьма подвижны, а Metallica и китайский пианист Лан Лан — патетичны до жути с мудреной версией бронебойного хита «One». Для финала припасли настоящий рок-фестиваль: Nine Inch Nails, Queens of the Stone Age, Foo Fighters и Линдси Бакингхэм из Fleetwood Mac. Из-за технических накладок в эфир попал не весь гитарный праздник, на что Трент Резнор из Nine Inch Nails сразу отреагировал. «Слишком важный музыкальный вечер, чтобы так его не уважать. Да пошли бы вы на …, ребятки», — написал музыкант в своем Твиттере. В общем, веселый был наборчик, за пестротой которого могли бы потеряться все наградные коллизии. Могли бы, но не потерялись.

Наверное, главной характеристикой Grammy этого года можно назвать «непатриотичность» церемонии, что по нашим ментальным меркам выглядело бы полным духовным Армагеддоном. Главные награды уехали из Америки, что происходит не сказать, чтобы очень часто. Однако подобный выбор сложно назвать преступлением против логики. Французская электроника, например, давно протоптала себе дорожку через океан. Daft Punk, вокруг которых водили главный наградной хоровод, уже в 2009-м увезли во Францию два граммофона за победы в танцевальных номинациях. А их соотечественник Дэвид Гетта, кажется, вскружил голову всем американским рэперам, которые наперегонки заказывали ему танцевальные треки последние пару лет. Пять граммофонов, что достались двум месье в костюмах роботов в этом году, только подчеркивают весь шарм пластинки «дафт панкеров» «Random Access Memories» и великую танцевальную силу хита «Get Lucky».

С новозеландской девушкой Лорде все чуть сложнее. «Песня года» и «Лучшее поп-выступление» за ее «Royals», наверное, выглядят слишком щедрым авансом, но, возможно, «академикам» очень хотелось разглядеть в этой 17-летней чаровнице новую Шинейд О’Коннор, тем более что полное ее имя звучит как Элла Мария Лани Йелич-О’Коннор.

Победу концертной записи «Celebration Day» группы-динозавра Led Zeppelin в номинации «Лучший рок-альбом», равно как и признанную «Лучшей рок-песней» «Cut Me Some Slack» от сэра Пола Маккартни, объединившегося для этой записи с выжившими остатками Nirvana, конечно, можно списать на приступ ретроградства. Но те немногие, кто прорвался на лондонскую O2 Arena, где «цеппелины» играли в 2007 году один-единственный концерт, и те многие, кто видел недавние шоу Пола Маккартни, конечно, скажут, что лучше уж ретро, чем Imagine Dragons и Vampire Weekend.

«Хозяевам площадки», конечно, тоже кое-что досталось, но это уже были по сути объедочки. Алишу Кис наградили за «Лучший r’n’b-альбом», Джастина Тимберлейка и Jay Z — за «Лучшую поп-рэп-коллаборацию», Фарелл Уильямс признан «Лучшим продюсером», Маклемор и Райан Льюис — «Новичками года», которым достались призы еще и в трех рэп-номинациях: «Песня», «Альбом», «Исполнение». Imagine Dragons отметили за «Лучшее рок-исполнение», Vampire Weekend — за «Альтернативный альбом».

Победа саратовского парня Антона Заславского в категории «Лучшая танцевальная запись» могла показаться неким российским достижением, однако делать такие смелые и патриотичные выводы, мягко говоря, странно. Хотя их тут делали налево и направо, даже не понимая сути происходящего. Антон начал заниматься музыкой в Германии, там же попробовал себя в музыкальной группе, а потом стал делать танцевальные трэки под именем Zedd. «Clarity», что принесла музыканту и продюсеру престижную награду, безусловно, заводная вещичка, но вряд ли имеет смысл искать в этой победе российский след. Борис Гребенщиков, «Парк Горького», «Тату» в свое время были ярким российским музэкспортом с соответствующим колоритом. У ППК и Димы Бриля из Dee Lite такого колорита было поменьше, а Zedd — просто посланец европейской музцивилизации, мало кому в Америке придет в голову заострять внимание на его происхождении. Что, впрочем, не отменяет главного: Армину Ван Бюрену и Кельвину Харрису утер нос танцевальных дел мастер, еще не забывший, как говорить по-русски.



Партнеры