Шота Горгадзе, глава Общественной палаты Московской области:

«Должно быть услышано несколько мнений, для того чтобы было найдено единственно верное»

30 января 2014 в 13:50, просмотров: 6489

Когда жители  почувствуют перемены в работе местных общественных палат?

Отвечает новый глава Общественной палаты Московской области Шота ГОРГАДЗЕ

Шота Горгадзе, глава Общественной палаты Московской области:

— Губернатором перед нами поставлен срок — два, два с половиной месяца. Это не будет тянуться годами. Думаю, что уже весной большая часть работы будет завершена.

— Можете уже сейчас сказать что-нибудь о новом облике муниципальных общественных палат? Как они изменятся, чего им не хватает сегодня?

— Ничего общего не будет с тем, что было. Они станут на самом деле независимыми. Мы сделаем все для того, чтобы главы районов и городов имели минимальное влияние на муниципальные общественные палаты. Основным локомотивом в формировании муниципальных общественных палат будет Общественная палата Московской области. Необходимо сделать так, чтобы муниципальные общественные палаты были сдерживающим фактором для глав городов и районов при принятии решений. Туда, безусловно, должны войти люди, которые живут в этом районе, узнаваемые и пользующиеся авторитетом. Необходимо делать четкое различие между профессионалом высокого уровня и человеком, который пользуется авторитетом в районе. Мы можем привести чрезвычайно талантливых юристов, но если мы не представим на местах профессуру, медиков, учителей, людей из различных сфер жизни, то грош цена таким муниципальным общественным палатам.

— Опрос ВЦИОМ показал, что более 80% опрошенных никак не могут оценить работу местных общественных палат. Как вы намерены сделать их более популярными?

— Не я буду делать их популярными, их работа будет делать такими. С того момента, как они начнут принимать активное участие в решении злободневных вопросов, вырастет и популярность. Нужно идти от обратного. Сначала тебя не знают, ты много и тяжело работаешь. Потом тебя начинают узнавать, и твоя работа становится легче по одной простой причине — тебе идут навстречу, тебе готовы помогать. Именно по такому принципу и должна работать любая муниципальная общественная палата.

За полтора года существования областная Общественная палата решила огромное количество стоящих перед ней проблем. При нашем содействии сохранен Селятинский лес, несмотря на огромное противодействие со стороны определенных бизнес-структур и аффилированных с ними местных властей. Проблему эту подняла Общественная палата, донесла ее до губернатора. Губернатор волевым решением этот лес сохранил. Возьмите, к примеру, Наташинские пруды в Люберцах. Этим тоже занималась Общественная палата Московской области. Я много раз выезжал туда, встречался с жителями. При всем моем уважении, глава Люберецкого района по какой-то причине не мог наладить диалог с протестной частью населения. Первое, что мы сделали — создали рабочую группу, в которую 50 на 50 вошли представители протестной общественности и те, кто поддерживал позицию главы района. Эта группа сработала, парк сохранили. И так далее, много примеров можно привести. Вот как раз этим не должны были мы заниматься. Если бы муниципальная общественная палата в районе сработала в нужном режиме, то областная палата дала бы только сигнал. Этого мы и хотим добиться, муниципальные палаты должны начать работать.

— Как вы узнали о том, что вам предстоит возглавить Общественную палату Московской области?

— Моя кандидатура рассматривалась среди других вариантов. Озвучено это было на пленарном заседании Общественной палаты Московской области. Коллеги поддержали, за что им большое спасибо, единогласно проголосовали. Когда членам Общественной палаты было предложено выдвинуть другие кандидатуры, практически все поддержали именно мою. Коллеги посчитали, что могут доверить мне этот участок работы.

— Насколько это было для вас неожиданно?

— Безусловно, я знал за день, что моя кандидатура может быть предложена на пленарном заседании. Я говорил об этом с моими коллегами из Общественной палаты. Поэтому в этот день для меня это не стало неожиданностью. Но не могу сказать, что задолго до того у меня были мысли или амбиции стать председателем Общественной палаты. С учетом тех масштабных личностей, которые находятся в Общественной палате, я об этом не задумывался. Потому что я понимал, что есть очень большое количество людей, с большим опытом, с большим авторитетом, что есть люди, которые заслуживали этого. Тот факт, что мне доверили возможность председательствовать в Общественной палате, я не расцениваю как признание заслуг. Для меня это прежде всего возможность работать с удвоенной силой.

— Каких перемен нам ждать в ближайшее время от Общественной палаты Московской области?

— В ближайшее время будет расширен состав самой Общественной палаты. Кроме того, сейчас мы все вплотную занимаемся реформированием муниципальных общественных палат. Это очень важная задача. Делаем мы это вместе с ОНФ (Общероссийский народный фронт) и вместе с профсоюзами. Безусловно, это увеличит возможность общественного контроля на местах, в районах и городах Московской области, что сделает правительство более открытым и наладит диалог между властью и обществом.

— К слову, об открытости. Ранее вы заявили, что одной из целей своей работы на посту председателя Общественной палаты видите обеспечение обратной связи между властью и населением в совместном решении проблем Подмосковья. Какие шаги вы планируете предпринять для достижения этой цели?

— У нас есть огромнейший плюс — это личность губернатора и людей, которые входят в команду Андрея Воробьева. Это люди, которые не просто хотят слышать общественность, но которые работают вместе с общественностью. И каждая проблема, которая касается Подмосковья, не решается исключительно одной только властью. До этого любой шаг проходит широкое обсуждение с жителями Московской области. Сегодня немного хромает работа муниципальных общественных палат, потому что очень часто они занимались соглашательством с главой города, района, что в принципе недопустимо. Я не говорю о том, что необходим постоянный протест, нет. Должно быть услышано несколько мнений, для того чтобы было найдено единственно верное. Общественная палата как раз и должна быть рупором жителей Московской области. Что касается диалога, как я сказал, нам очень повезло с командой губернатора. Этот диалог возможен по одной простой причине: власть хочет слышать, слышит и принимает решения консолидированно. Поэтому особых проблем в налаживании диалога я не вижу.

— Еще вы отметили, что наиболее острой проблемой, стоящей сегодня перед Подмосковьем, являются межнациональные отношения. Следующей по значимости проблемой вы выделили нелегальную миграцию. Здесь какие планы?

— Мы будем очень плотно работать с диаспорами. При необходимости будем проводить правовой ликбез. Я считаю, что существуют проблемы, которые нельзя замалчивать. Политика страуса, прячущего голову в песок, никогда ни к чему хорошему не приводила. Есть болевые точки во всей стране и в Московской области в частности. Они, безусловно, касаются и нелегальной миграции и межнациональных отношений. Я хочу сказать, что решить эту проблему будет сложно, но такую задачу ставить необходимо. И если вопрос с нелегальной миграцией все-таки стоит, наверное, в том числе и в плоскости определенных силовых структур, которые должны работать более активно, то налаживание межнациональных отношений — это та сфера, в которой Общественная палата должна принимать непосредственное участие. Где-то необходимо бороться с ксенофобией, где-то необходимо доводить до тех людей, которые не являются коренными жителями, а приехали и хотят таковыми стать, что прописную истину, которая выражена в поговорке «в чужой монастырь со своим уставом не лезут», необходимо понимать не формально, но максимально глубоко. Я ни разу не сталкивался с ксенофобией, с межнациональной проблемой там, где люди различных этносов уважают друг друга, не считают себя лучше других, не относятся с пренебрежением к традициям того региона, в который они приехали. Я думаю, эти вопросы решаемы. При налаживании диалога достаточно плотного общения, в том числе и с диаспорами, к этому прийти мы сможем.

— Какие еще цели вы ставите перед собой и возглавляемой вами Общественной палатой?

— Избитая тема, я понимаю, что она всем приелась, у всех на слуху, но это проблема, о которой необходимо говорить. Это коррупция. Московская область в этом не исключение. Обществу необходимо оказывать всяческое содействие и правоохранительным органам в выявлении фактов коррупции. Мы очень часто возмущаемся тем, что во время тоталитарных режимов, например если вспомнить историю правления Иосифа Сталина, примерно четыре миллиона человек было осуждено по анонимным заявлениям. Мы говорим, что это жестокость и Сталин был тираном, который замучил четыре миллиона человек. Но у меня возникает вопрос — четыре миллиона анонимок кто писал? Если мы с вами даем взятки гибэдэдэшнику, если мы «решаем вопросы», заходя в нужный кабинет и пользуясь телефонным правом, то не надо жаловаться. Мы говорим о том, что в детских садах нет мест, но мы прекрасно знаем, кому занести, чтобы это место появилось. Мы говорим о том, что в правоохранительных органах немало взяточников, но мы нарушаем Правила дорожного движения, потому что знаем, что можем за несколько сотен рублей откупиться. Мы говорим о том, что нам не нравится состояние наших поликлиник, но при этом очень многие из нас, когда приходят в районную поликлинику, используют все возможности, чтобы бабушки и дедушки сидели как можно дольше, а самим пройти перед ними. Мы знаем, что оценивается коробкой конфет, что оценивается бутылкой шампанского, а где нужно применить конверт с деньгами. Мы — те, которые написали четыре миллиона анонимок. Начинать надо с себя. Попробуйте жить по закону. Вам понравится.

— До поста председателя вы находились в составе Общественной палаты Московской области около двух лет. Кого из коллег вы можете выделить, сделать, может быть, ближайшими помощниками? Может быть, кто-то станет вашей правой рукой?

— Во-первых, я хочу выразить огромную благодарность моему предшественнику, который был все это время председателем Общественной палаты, — Павлу Николаевичу Гусеву. Было очень комфортно работать с ним. Я надеюсь, что моя работа принесет не меньше пользы. Что касается коллег, я не имею ни морального, ни этического права говорить о том, что я готов в своей работе опираться на таких личностей, как Лев Лещенко, Олег Добродеев, Игорь Бутман. Не я должен опираться на них, а они в моем лице, моим председательством получают активного помощника в работе. Мой статус председателя Общественной палаты не предусматривает почивания на лаврах, мой статус предусматривает тяжелый ежедневный труд, для того чтобы Общественная палата вместе со всеми моими коллегами продолжила ту работу, которая велась до сего дня. Я себя воспринимаю не как руководителя, но как человека, на которого возложена огромная ответственность. В моих ближайших планах — оправдать тот кредит доверия, который мне дали Общественная палата и губернатор.

— Как вы думаете, насколько оправданно озвученное в Послании президента к Федеральному собранию расширение состава общественных палат, если пока что люди относятся к ним если не скептически, то как минимум равнодушно?

— Это то, что необходимо сделать, для того чтобы была решена основная задача — усиление общественного контроля. В общественные палаты должны входить люди, которые готовы работать, люди, пользующиеся авторитетом. Это люди, пришедшие в общественную палату потому, что они уже нашли себя в своей профессии и теперь готовы отдавать свои опыт и знания на ниву общественной деятельности. Расширение состава, на мой взгляд, — очень верный и правильный шаг. Я предполагаю, что все увидят, как в скором времени изменится поведение чиновников, когда они почувствуют, что общественный контроль — это не пшик и не пустой звук, а реальный инструмент, который работает рука об руку с властью ровно до тех пор, пока власть действует в интересах жителей. Как только глава города или района попытается принять решение не в интересах жителей, с этим мощным инструментом общественного контроля придется столкнуться любому чиновнику.

— Как вы считаете, следует ли членам общественных палат платить зарплату? Ведь это дополнительная нагрузка к их основной деятельности.

— Я не задумывался об этом. Более того, это последнее, что меня интересует. Могу сказать, что так же к этому относятся практически все люди, которые входят в Общественную палату Московской области. Посмотрите на состав палаты, это люди, которые в своей профессии добились определенных высот. Я бы не хотел дискутировать на тему платить — не платить. Я не вправе решать за всех членов Общественной палаты. Если вы спросите мое личное мнение, то мне вопрос о зарплате не интересен.



Партнеры