Хитрые мира сего

Под видом помощи малому бизнесу проталкиваются налоговые послабления олигархам

23 ноября 2015 в 16:14, просмотров: 24517
Хитрые мира сего
фото: Алексей Меринов

История с повышением и последующим «замораживанием» единого налога на вмененный доход становится все более интригующей. В эти дни в Госдуме рассматривается законопроект депутата Андрея Макарова, в котором под ширмой помощи малому бизнесу проталкиваются налоговые послабления олигархам. И если шаг навстречу «малышам» обойдется нам в 12 млрд рублей, то «рука помощи» олигархам — на порядок больше.

Краткая преамбула. В «МК» от 12 ноября этого года вышла моя заметка «Правительство ошиблось в пользу маленьких», в которой рассматривалась инициатива Минэкономразвития по повышению со следующего года на 15,9% минимально допустимых выплат по единому налогу на вмененный доход (ЕНВД), применяемого в малом бизнесе. В материале, в частности, говорилось, что предложенный коэффициент-дефлятор (его предназначение — привести налоговые выплаты в соответствие с ростом инфляции) существенно ниже реального повышения цен в тех секторах потребительского рынка, где трудятся плательщики налога. Смысл был таким: лучше помалкивать и не будить левиафанско-улюкаевское веко, а не то, не ровен час, оно приоткроется и пересчитает коэффициент в большую сторону.

Но, жизнь, как это часто бывает, выдает такие импровизации, что просто диву даешься. Буквально на следующий день после публикации председатель Комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров внес законопроект, одна из трех статей которого посвящалась «заморозке» ЕНВД для малого бизнеса. Мол, услышали глас народа, сейчас не время, нужно поддержать «малышей» и прочее.

Решили и решили, своя рука владыка. Но «макаровский» законопроект оказался с секретом: первая статья, где предлагается не поднимать коэффициент для «малышей», а также третья, регулирующая взимание НДС при авиаперевозках, выглядят ширмой для проталкивания второй статьи, ради которой, как я полагаю, весь сыр-бор и затевался.

Процитируем статью 2 «макаровского» законопроекта полностью: «В абзаце первом части 1 статьи 2 Федерального закона от 8 марта 2015 года № 32-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2015, №10, ст. 1402) слова «по 31 декабря 2015 года» заменить словами «по 31 декабря 2017 года».

Вы что-нибудь поняли? Нет? Уверен, что и большинство думцев не въехало. Ларчик же открывается так.

Эта самая статья 2 Федерального закона от 8 марта 2015 г. №32-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации» посвящена налогообложению прибыли российских компаний, имеющих контролируемую задолженность перед компаниями иностранными.

В чем суть контролируемой задолженности? Долг считается контролируемым, когда российская организация связана с иностранной одним из следующих способов: либо иностранная компания прямо или косвенно владеет как минимум 20% уставного капитала российской организации, либо российская организация имеет долг перед другой российской фирмой, которая в свою очередь представляет собой аффилированное лицо иностранной компанией-кредитором, либо российская организация имеет долг, по отношению к которому иностранная и аффилированная российская компании выступают гарантом (поручителем).

Если совсем просто, то схема выглядит так. Российская компания прямо или через собственников (вариант — через местных номинальных владельцев) учреждает фирму, к примеру, в офшоре. Затем на иностранную пустышку частично или полностью оформляется уставный капитал российской структуры, т.е. она становится учредителем. Далее часть средств из России выводится и аккумулируется на счетах иностранной то ли «дочки», то ли «мамы», а может, «сестры». И, наконец, некогда выведенные из страны деньги триумфально возвращаются на Родину, но уже под видом иностранных инвестиций.

В результате левый карман оказывается должен правому, но правый делает вид, что к собственным штанам никакого отношения не имеет.

Но это еще не все условия (сложно, согласен, но на то они и деньги, чтобы не искать легких путей). Контролируемая задолженность перед иностранной компанией должна превосходить стоимость собственного капитала российской организации (суммы уставного, добавочного, резервного капиталов, а также нераспределенной прибыли и специальных фондов) минимум троекратно. Для банков и лизинговых компаний превышение задолженности над собственным капиталом должно быть не менее чем в 12,5 раза.

Продолжая аналогию со штанами, можно сказать, что одним из условий признания задолженности контролируемой выступает размер левого кармана. Критерий контролируемости — это во сколько раз долг левого кармана (перед правым) превышает размер всех остальных (внутренних, нагрудных, потайных) карманов пиджака и брюк.

К примеру, если собственный капитал составляет 1 млн рублей, а сумма долга перед иностранной фирмой — 2,5 млн рублей, (естественно, после пересчета по курсу, ведь иностранец предоставляет займы в валюте, тогда как бухгалтерский баланс составляется в рублях), то задолженность контролируемой не признается. Если же пересчет дает цифру в 3,1 млн рублей, то задолженность автоматически становится контролируемой.

Вы уже заметили, что очень многое зависит от курса? Правильно: за последний девальвационный год у очень многих крупных организаций, особенно олигархических, задолженность перед взаимозависимыми компаниями перешла из категории обычных в разряд контролируемых, поскольку рубль «просел», соответственно, задолженность (пересчитанная на рубли) выросла. Фискалы оживились.

Здесь-то и прячется, возможно, главный элемент Закона №32-ФЗ, определения того самого курса пересчета. В законе записано, что величина контролируемой задолженности рассчитывается по курсу, не превышающему курсы, установленные ЦБ по состоянию на 1 июля 2014 г., то есть, если в долларах, не более 33,84 рубля/$1. Госдума для этих потенциальных жуликов словно остановила время: мы живем при курсе в 65 рублей/$1, а для них все еще прошлогоднее лето с курсом 33,84 рубля/$1!

И снова о штанах. Фактически фискалам подсунули мерительный инструмент для определения размера карманов со специально испорченной шкалой делений, где циферки значат в два раза меньше, чем следовало бы. В итоге налоговики и бюджет предсказуемо оказались в пролете. Впрочем, вся эта курсовая халява должна была закончиться с предстоящим через месяц боем новогодних курантов. Но тут подоспел думский «Чип и Дейл» и, бесстрашно прикрываясь заботой об «угнетаемом малом бизнесе», предложил продлить олигархическое благоденствие еще на два года.

Теперь — к налогообложению процентов, выплачиваемых по контролируемой задолженности. Как известно, необоснованное завышение процентных ставок по долгам самим себе длительное время служило надежным инструментом вывода денег за бугор, ведь проценты относятся на себестоимость продукции — следовательно, платить с них налог на прибыль не нужно. Мало того что деньги уперли, так еще с процентами жульничают.

Спасибо фискалам, они продавили изменения в Налоговом кодексе, статья 269 которого теперь указывает, что предельные значения процентных ставок по долгам в рублях должны находиться по состоянию на сегодняшний день в интервалах от 0 до 19,8% годовых, а, к примеру, в долларах США — от 4,9 до 7,9% годовых. Не разбежишься.

Теперь, собственно, о суммах, которые недополучат бюджеты после принятия «макаровского» законопроекта. Сначала — по ЕНВД, направляемому в местные бюджеты. По итогам прошлого года общая сумма выплат по этому налогу составила приблизительно 77 млрд. рублей. При прочих равных, применив простое умножение собранной суммы на 15,9% (величину коэффициента-дефлятора), мы получим чуть более 12 млрд рублей, неполученных в следующем году муниципальными образованиями.

С налогом на прибыль (20%), взимаемым с переплаты процентов по контролируемым задолженностям и распределяемым в пропорции 18 процентных пунктов — в региональные бюджеты, 2 процентных пункта — в федеральный бюджет, сложнее. Теоретически в предстоящие два года российские юридические лица должны выплатить процентов по внешним долгам на общую сумму 37 млрд долл. (данные по состоянию на 1 июля 2015 г.). Если предположить, что под указанные в этом материале проценты подпадает хотя бы четверть всех процентов к уплате, то налог на прибыль, который могли бы получить региональные и федеральный бюджет, составил бы около 2 млрд долл., или приблизительно 120 млрд рублей. А общая сумма бюджетных потерь в результате принятия одного лишь «макаровского» законопроекта — не менее 132 млрд рублей. За счет этих денег в будущем году можно было бы провести индексацию страховых пенсий не на 4%, а минимум на 5%.

Не кажется ли вам, господа, что депутаты из года в год обходятся нам все дороже, а некоторые и вовсе становится бриллиантовыми? Впрочем, не все еще потеряно: будем надеяться, что «старшие товарищи» депутата Макарова одернут. Поправят, так сказать.



Партнеры