России не нужен крепкий рубль

Пять доводов в пользу девальвации отечественной валюты

31 января 2017 в 14:58, просмотров: 42450
России не нужен крепкий рубль
фото: Геннадий Черкасов

Говорю без иронии: правительство у нас хорошее, местами даже очень. Один у него недостаток, правда, перевешивающий все прочие достоинства: люди ему не верят. Путину верят, а кабинету министров — нет. Народ твердо убежден, что цель чиновников — досидеть до президентских выборов да урвать. Если получится.

Примеров недоверия правительству сотни, если не тысячи. Здесь поговорим об одном из них — о курсе рубля, теме, которая, так уж сложилось, стабильно волнует нас больше прогнозов погоды или видов на урожай. Только не нужно говорить, что вопрос этот интересен исключительно столичным жителям. Вы, видимо, давно в глубинке не были, где под матрасами часто также лежит валюта.

Сегодня курс рубля к доллару тверд как скала: плюс-минус 60 руб./$1. О чем это говорит? О том, что экономика выбралась из кризиса? О том, что валютная выручка предприятий стабильно высокая? Или о том, что такой курс устраивает как экспортеров, так и импортеров?

Ни первое, ни второе, ни третье. Это говорит о том, что вместо нормативной защиты от международных финансовых спекулянтов у нас по-прежнему решето, а также о том, что в спекуляциях самое непосредственное участие принимают крупнейшие российские финансовые организации, руководители которых работают бок о бок с центробанковским начальством не одно десятилетие.

Посмотрите, как аплодирует Банку России рупор международных финансовых спекулянтов Bloomberg: по итогам прошлого года рубль не только принес более 21% дохода, но и стал самой инвестиционно привлекательной валютой в мире. В «тяжелейшей» борьбе опередив бразильский реал и исландскую крону.

Представляете, кто-то за год нажил на нас 21%, а мы ни сном, ни духом. Наоборот, подсчитываем, на сколько снизился ВВП (Минэкономразвития говорит о 0,6%, иностранные аналитики — о 0,8%), упала промышленность или уменьшились наши доходы. Тем временем Bloomberg не дремлет и пророчит, что в случае отмены американских санкций рубль дополнительно укрепится на 5–10%.

Ей богу, обидно за страну, когда-то считавшуюся второй экономикой мира, а ныне скатившуюся до объекта чьих-то не самых главных спекулятивных интересов. Не верите? Тогда еще один факт: за неделю с 18 по 24 января ставки иностранных хедж-фондов на ослабление рубля выросли в полтора раза, хотя ставок на дальнейшее укрепление в восемь раз больше.

К слову, о «прорывных» отраслях, которыми нынче лукаво гордится правительство: о сельском хозяйстве, оборонке и IT-индустрии. В прошлом году доля сельского хозяйства в общем объеме экономики страны составила менее 5% (точнее, 4,7%). А теперь прикиньте, какое значение для экономического роста оказывает аграрное «прибавление» в 3%. Не утруждайтесь — всего 0,1%.

Или взять оборонный комплекс, новейшую «не знающую аналогов в мире» продукцию которого мы ежедневно наблюдаем по телевизору. За прошлый год оборонная отрасль экспортировала вооружений на 15 млрд долларов. Или всего на 1,2% от совокупного объема экономики.

Наконец, IT-индустрия, выдавшая экспортной продукции аж на 7 млрд долларов. Вроде бы немало, но в сравнении со всей экономикой — жалкие 0,6%. Могло быть и побольше, если б наша валюта была хоть чуточку слабее.

Нужен ли России крепкий рубль? Однозначно — нет. Здравый смысл подсказывает как минимум пять причин, по которым наша валюта должна девальвироваться в самое ближайшее время.

Во-первых, это дефицит федерального бюджета, составивший по итогам прошлого года 3,6%. Что бы нам ни говорили про взрывной рост сельского хозяйства, успехи оборонки или рвущихся в небо айтишников, 3,6% дефицита на фоне скверного состояния региональных финансов и падения реальных доходов населения — это много.

Причем основным экспортным товаром у нас по-прежнему остаются углеводороды, доля которых в общем объеме экспорта в январе—ноябре 2016 г. составила более 62%. Каждый рубль укрепления курса вымывает из доходов бюджета десятки миллиардов недополученных рублей, а нам внушают, что крепкая валюта — это прекрасно.

Во-вторых, ни для кого не секрет, что при такой «дальновидной» курсовой политике Резервный фонд закончится уже в этом году. За прошлый год Резервный фонд уменьшился более чем в три раза — с 50 до 16 млрд долларов, или с 3641 млрд до 972 млрд, если в рублях. Кстати, дефицит федерального бюджета в 2017 г. составит 2,8 трлн рублей. То есть Резервного фонда не хватит.

Что там говорил Путин: «Не будем палить резервы?» Ну да, ну да. Только за декабрь прошлого года из Резервного фонда «стрельнули» более 15 млрд долларов (1061 млрд руб.). Что это, если не «палево»? Интересно, кстати, с какими запасами начнет свою работу следующий президент, если Фонд национального благосостояния (72 млрд долларов, или 4359 млрд руб. на 1 января 2017 г.) будет израсходован «под выборы».

В-третьих, ни в правительстве, ни в ЦБ, похоже, никого не волнуют проблемы импортозамещения, застопорившегося в первую очередь вследствие высокого курса рубля. Я уже не говорю о том, что каждое уважающее себя иностранное правительство считает святой обязанностью финансово и организационно поддержать своих экспортеров — субсидию выдать, проценты по кредиту погасить, часть налогов вернуть. То есть создать дополнительные конкурентные преимущества для своих производителей.

Одни лишь русские — лопушки: мало того что ввозные пошлины поднять не могут (ВТО не дает), так еще и рубль как будто специально для иностранных товаров укрепляют. Хорошее у русских правительство, надо хвалить и хвалить.

В-четвертых, рост издержек российских производителей, если перевести их в доллары, дополнительно снижает конкурентоспособность российской продукции на мировых рынках. Уменьшается валютная выручка, теряются лидирующие позиции, снижается доля рынка — всего этого в правительстве и Центробанке не видят.

В международной конкурентной борьбе ослабление национальной денежной единицы — один из немногих способов помочь своим экспортерам. Не верите — спросите у китайцев. Или у британцев, чей фунт стерлингов после Brexit ослабел на 20%, и экономика, вопреки прогнозам, пошла вверх.

Наконец, в-пятых, как-то подозрительно быстро снижается положительное сальдо платежного баланса России (движения денежных средств из страны и в страну). Если в первом квартале 2016 г. сальдо составляло относительно комфортные 12 млрд долларов, то по итогам третьего квартала оно снизилось до 404 млн долларов. Не ровен час платежный баланс станет отрицательным, и тогда придется уже принудительно «палить» резервы, вынужденно девальвировать рубль и даже влезать в долги. Хороша перспектива?

Что? Девальвация приведет к всплеску инфляции? Рассказывайте об этом студентам, если, конечно, они в это поверят. Ровно год назад курс вплотную подбирался к отметке 85 руб./$1, и розница, если помните, тут же подстроилась. Кто-нибудь заметил, что с последовавшим затем укреплением рубля стали снижаться цены? Я тоже нет: в 2016 г. сильнее всего подорожало сливочное масло (20,5%), молоко и молочная продукция (9,5%), рыба и морепродукты (8,6%). Даже хлеб, и тот подорожал больше инфляции — на 5,9%. Непродовольственные товары, значительную часть которых составляет как раз импорт, в среднем подорожали на 6,5%, хотя с укреплением рубля должно быть ровно наоборот.

Пожалуй, единственным плюсом крепкого рубля стала рекордно низкая инфляция в 5,4%. Но кому от этого легче, если розничные цены все равно выросли, а цены в промышленности или в строительстве увеличились в несколько раз больше? Выходит, правительство и Центробанк инфляцию не снизили, а подавили. Что рано или поздно приведет либо к банкротствам и очередному снижению ВВП, либо к инфляционной вспышке.

Зато президент пока (пока) доволен.

Странно, кстати, что итоговая инфляция получилась столь большой, ведь при ее вычислении не учитываются тарифы ЖКХ, цены на топливо, расходы на общественный транспорт, многие товарные позиции, имеющие, так сказать, ярко выраженные сезонные колебания. При таких «тепличных» условиях инфляция вполне могла быть нулевой. Вот вам лучшее доказательство того, что инфляцию в России разгоняют не торговые сети или алчные производители, а родное государство, пообещавшее в этом году увеличить тарифы ЖКХ «всего» на 4%. Естественным монополистам дополнительных поборов с нас мало, вот они, бедняжки, и поднимают расценки.

Итак, девальвация будет, но ее окончательных параметров сегодня не скажет никто. Заявленные Минфином 10% ослабления — без сомнения, первый шаг. К тому же мы пока не рассматривали главный фактор, определяющий курс национальной валюты, — нефть, а здесь перспективы для нас скорее не радужные, чем хорошие. Ясно только, что любое движение курса нам будет объяснено с очень умным видом, как будто у правительства и Центробанка действительно все под контролем.

Единственное, что известно точно, так это то, что вопрос «зачем нам правительство, которому мы не доверяем» вновь останется без ответа. Президента этот факт, похоже, также не сильно волнует —– жили же как-то до этого и еще проживем.

А если впереди экономическая катастрофа?





Партнеры