По дальневосточному гектару в руки: власть услышала Достоевского

«Если хотите переродить человечество к лучшему, почти что из зверей наделать людей, то наделите их землей — и достигнете цели»

5 февраля 2017 в 19:36, просмотров: 14756

Вот уже неделю как любой гражданин России может совершенно бесплатно по закону о «дальневосточном гектаре» получить в пользование кусок земли в Дальневосточном федеральном округе. Ранее, пока программа работала только для местных, 36 000 человек захотели стать собственниками.

Зачем это нужно власти? И нужно ли самим гражданам?

Цель, поставленная себе и стране Министерством по развитию Дальнего Востока, хронологически не самая близкая, но амбициозная и… легко проверяемая в своем исполнении: к 2025 г. увеличить население Дальнего Востока с 6,2 до 6,7 млн человек. Пока удалось: впервые сократился двадцатилетний отток — в три раза по сравнению с 2014-м.

Главная программа Минвостокразвития, способная дать эти полмиллиона роста, — «Дальневосточный гектар».

По дальневосточному гектару в руки: власть услышала Достоевского
Фото: надальнийвосток.рф

Геополитическая аксиома: территории тянутся к побережьям, и (гипотетическое) обезлюдение, потеря Дальнего Востока запустит процесс геополитической «гангрены», отслоения полос Сибири. Россия и остается мировой державой, пока держит, цепляется — их, дальневосточников, руками, трудом, терпением — за Сибирь, Дальний Восток, за важнейшую естественную границу — Тихий океан. Который в XXI веке становится третьим Средиземным морем человечества.

Это покойный Сергей Петрович Капица, собиравший в своем Никитском клубе ученых, политиков, писателей, дипломатов, подчеркивал: цивилизации развивались по берегам водных бассейнов: первое — собственно Средиземное море, второе Средиземное — Северная Атлантика, а третьим Средиземным уже на наших глазах становится Тихий океан. (Беглый взгляд на глобус напомнит соотечественникам вывод всеохватной формулы: …а четвертому — не бывать!) В статьях, книгах ТВ-выступлениях я говорил, несколько запальчиво, что жителям Дальнего Востока надо приплачивать — за сам факт проживания там. Материализация «мечтаний» стала и реалистическим уточнением. Земля станет лучшим рычагом, чем абстрактные надбавки, а главное, как говорит Виктор Хмарин, земля притянет и настоящие, «непропиваемые» деньги, не летающие по офшорам нули с палочками — инвестиции, рост недвижимого имущества граждан и страны.

По должности он председатель попечительского совета Союза землеустроителей России — Росземпроект, именно ему доверено выработать стратегию сопровождения программы «Дальневосточный гектар».

— Виктор Николаевич, сколько подано заявок?

— Программа с 1 октября 2016 года открыта для всех дальневосточников, их заявилось 30 000. А с 1 февраля 2017 года каждый россиянин уже может прямо из дома с компьютера или в ближайшем МФЦ подать заявку.

— Невозможно же всем уехать за своим «га» — опустеют другие районы…

— Можно заняться хозяйством самостоятельно, «семейное объединение», родные и близкие… это ведь уже десяток га. Понятно, решатся на это немногие. А можно вступить в крупное объединение, кооператив, доверить свои доли большому хозяйству. Союз землеустроителей России создал Дальневосточную земельно-инвестиционную корпорацию — Дальземинвест, которая открывает отделения в большинстве регионов. Она поможет выбрать плодородные или наиболее лесистые участки. Далее помощь: решившимся переселиться — с переездом, оставшимся дома (понятно — большинству) — с управлением своим правом на «гектар».

Объединение этих га, аккумуляция и формирование больших земельных массивов привлекут серьезные финансы. Из двух вариантов — сельхоз- и лесное производство — у нас хорошо проработан второй, прежде всего потому, что древесина — ходовой экспортный товар, на нее большой спрос со стороны Южной Кореи, Японии, Китая и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Фермеры на Дальнем также получат системную поддержку — проработано 35 разных мер: гранты на ведение фермерства, квоты на древесину для строительства домов, лизинг сельхозтехники и т.д. Но лесопереработка, повторю, — более реальный рычаг подъема региона. Сейчас в экспорте древесины — «дистанции огромного размера»! Много нечистоплотных бизнесменов, у которых «на привязи» свои таможенники, полицейские… Отправляют за границу состав якобы с несортовой древесиной. А на самом деле — дорогостоящие кедр, лиственница… Под видом обработанной древесины гонят обычный кругляк.

По оценке правоохранительных органов и Рослесхоза, ежегодные потери от таких действий только в дальневосточном Приморском крае — более 30 млрд руб. Итоговые, интегральные цифры: Россия — 20% всех лесов планеты, первое место. На содержание лесного хозяйства тратим 40 млрд руб./год — зарабатываем 20 млрд руб. Вдумайтесь в эту дикость: лесоматериалы — товар по ликвидности ну почти сравнимый с нефтегазом, и такой низкий баланс! Гослесфонд у нас «страшно далек», оторван от глубокой переработки, реального производства. Точнее, связи меж ними есть, но очень… неформализованные, мягко выражаясь. В страну поступает 50–10 долл. за куб непереработанной древесины — а может 400–500 долл. в случае переработанной! Это не считая десятков тысяч рабочих мест и значительно больших поступлений в бюджет.

В Китае по причине нашей нерасторопности в лесной отрасли вдоль нашей границы работают сотни лесоперерабатывающих заводов. Необходимо вводить жесткий контроль движения от лесозаготовки до таможни с помощью электронной маркировки. Дальневосточную древесину низкой степени переработки продавать только через государственного спецэкспортера, которого необходимо восстановить, пусть и на переходный период. Это вернет нам и утерянное влияние на мировом рынке древесины: кто с этими мелкими экспортерами, «жучками-короедами», в мире считается! Подогнал левак за копейки, сгрузил, получил большую часть кэшем или на офшор — пшел прочь, воруй в своей стране дальше. Пришло время с этим кончать, скоро придут десятки миллионов новых лесовладельцев — пайщиков новых дальневосточных кооперативных лесных компаний, которые не допустят такого разворовывания уже своих, частных лесов.

— Значит, Виктор Николаевич, с февраля 2017 года каждый россиянин сможет получить «дальневосточный га» в пользование на 5 лет, потом и в собственность бесплатно…

— Идеологически, юридически работа нашего Союза землеустроителей над этим законом продолжается, действие его будет расширено. Права получать, передавать, наследовать выделенную бесплатно землю закреплены только за гражданами РФ. Уточнены сроки передачи информации об изменениях статуса земельных участков, отображения данных в федеральной информсистеме, в большей степени защищены интересы граждан, получивших свои участки до 2001 года — времени введения в действие Земельного кодекса. Закон обяжет проводить проверки отказов в предоставлении земельных участков с направлением письменных запросов. Срок ответа — не более 5 рабочих дней. Планируем, что программа после обкатки на Дальнем распространится сначала на приграничные территории Забайкальского края и Бурятии, а далее на все «пустующие» пространства страны. Так и над законом об изъятии сельхозземель, используемых не по назначению, Росземпроект работал 3 года, теперь он принят Госдумой, с 2017 года вступил в силу. Проблема? 80% пахотной земли у нас не кадастрировано! В России 400 млн га сельхозземель, из них половина — сельхозугодья. Из этих 200 в 90-е годы 115 отдали крестьянам на паи: в кадастрах 35. Из 85 оставшихся у государства — в кадастрах 5.

— Постойте, 160 млн га — это 1,6 млн кв. км, площадь Франции — 0,64, значит, «серая зона», неизвестная, недоступная государству, — три Франции? Это только угодья — сельхозземель в два раза больше… Задумаешься тут!

Авторская ремарка

В 2013-м вышла моя книга о причинах гибели Российской империи. И хоть издательство дало на обложку Распутина, царя-царицу-семейство (в тот год — 400-летие — Николай Романов и Александра Федоровна были популярны, как Галкин-Пугачева, обсуждаемы примерно в том же стиле) — я старался привлечь внимание к серьезным темам. И когда в сопутствующих статьях в «МК», интервью говорил, что важнейшей причиной гибели стало крайнее, практически тупиковое обезземеливание в крестьянской стране, — просто не верили. Привыкли — одна шестая часть суши! — а до 1917 года и поболее было.

Начинаешь объяснять: еще при Павле вычислили цифру 15 десятин земли на двор — рубежное условие устойчивого воспроизводства. А к 1877 году 29% — уже менее 8 десятин на двор. В 1905 г. их уже 50%. Количество лошадей падало, элементарно распахивали выпасы, а это сокращение — еще и удар по конным жаткам, всей дотракторной механизации, еще один фактор падения производительности труда, на который не обращают внимания. Мы тогда подошли к ситуации 6000-летней пещерной давности, ДО одомашнивания лошади! Пасти негде, все распахали: тоже «кушать хотца»! Армию в 1917-м сильнее всех «Правд» развалил народный телеграф: «Уже началось! Вы в окопах, а там усадьбы жгут, помещичью землю делят».

— …Понимаю, куда вы клоните. Переселение в Сибирь и на Дальний Восток было единственным клапаном в том нагреваемом котле. Но еще ведь и средством вообще сохранения этих территорий за Россией. Будь этот поток мощнее, начнись он раньше — был бы шанс застать мировую войну не в таком отчаянном положении. Парадоксальное, заставляющее задуматься сходство: сто лет назад и сейчас демографическая ситуация практически противоположная, а на Дальнем — та же проблема: нехватка людей и слабость инфраструктуры.

— И самые недоброжелатели признали: дальневосточный вектор развития России — не просто бумага. Даже в двух писательских командировках, 2010 и 2014 гг., хоть и по нескольку недель каждая, нельзя было не увидеть гигантских изменений: в железе и камне. Новые порты, объекты к форуму АТЭС, новое шоссе, можно сказать, автоТранссиб, бурно идет программа БАМ-2, всего транспортного Восточного полигона…

— Космодром заработал!

— Да, Виктор Николаевич, десятки еще промышленных объектов, ТОРы — они привлекут еще поток людей, семей. Им всем программа ваша — дополнительный социальный стимул. Отец, допустим, работает на космодроме, а кому-то в семействе, тестю, детям интереснее свой «га», в случае объединения, может, и 5 га…

— Вроде дачи…

— И этот «га» не на другом конце глобуса, как для москвича, а рядом. На Дальнем ведь к расстояниям отношение другое… снисходительное, навестить друга за 200 км — плевое дело... Кстати, Виктор Николаевич, сами планируете взять «га»?

— Эк, «планируете»!.. Обязательно беру. И вступлю в дальневосточный кооператив пайщиком.

— А нашего президента — он же однокурсник ваш — пригласите в этот кооператив?

— (Улыбается.) Окажемся ли мы в одном кооперативе? В тот самый, в «Озеро», меня, помнится, приглашали… Не вступил — дела в другие регионы отвлекали. Думаю, президент тоже выберет участок, а уж доверит ли он его нашему кооперативу… надо будет постараться. Но вы правильно ведете разговор к новым социальным аспектам. Обновление — великое дело. Кого-то достанут мегаполисы, пробки — поедет. А кто-то, оставаясь, будет нащупывать новую социальную структуру, управляя своим «га».

— Вот в разговоре идея явилась. Сейчас внутрироссийский туризм в почете, а тут новое направление: «Навести свой гектар!», «Покорми своих бурундучков!» — они ж там просто чудо какие…

Авторская ремарка

Но главное дальневосточное чудо — люди, конечно. Знакомый писатель Василий Дворцов, сибиряк, автор дивной поэмы о Ермаке, говорит: только за Уралом русский человек полностью раскрылся. А Распутин! Восьмидесятилетие в этом году, вечная ему память! Бренд «Сибирь», конечно, мощнее, известней в мире, но меж Сибирью и Дальним Востоком разницы, границы вообще нет, дух единый, так что ваши пайщики могут себя и сибиряками величать.

И еще важная в наше время деталь: национальная гармония! Идиллия для газетного стиля, было бы слишком, но на Дальнем нации действительно как те девушки у фонтана ВДНХ. Помню наши классы (мы жили в Находке до 13 лет): русские, украинцы, татары, евреи, корейцы… ладно, допустим, детское впечатление, но взрослые и сейчас подтвердят.

Рассказывал мне Анатолий Смирнов, ветеран-пограничник, очень известный во Владивостоке человек, как летом 2014-го бандеровцы эти эмиссаров присылали. В Приморье же действительно около половины — выходцы из Черниговщины и соседних областей. Встретили их… в общем, с таким же успехом те могли бы потратиться на командировку на Марс, там «свидомых» поискать.

— Может, сам простор, воздух рождает такую психологию? Виктор Николаевич, вы, знаю, любите, часто повторяете слова Достоевского…

— Да. Они важны и по-библейски просты: «Если хотите переродить человечество к лучшему, почти что из зверей наделать людей, то наделите их землей — и достигнете цели».

Эксперимент «МК»

С 1 февраля 2017 года любой гражданин России по закону о «дальневосточном гектаре» совершенно бесплатно может получить в пользование кусок земли в Дальневосточном федеральном округе. Ранее госпрограмма работала в ограниченном режиме для жителей региона, из которых 36 тыс. человек решили заняться освоением свободных территорий.

Остальную Россию такая возможность тоже заинтересовала. Полпред президента в ДФО Юрий Трутнев уже отчитался, что только за первые часы приема от жителей других регионов поступило 750 заявлений на получение «дальневосточного гектара». Как утверждают организаторы проекта, сделать это быстро и просто: нужно зайти на сайт программы, авторизоваться через портал госуслуг, выбрать кусок земли по карте, заполнить форму заявления и приложить скан документа, удостоверяющего личность, — на все про все уйдет не больше 15 минут. Но на деле все оказалось гораздо сложнее. «МК» провел эксперимент с подачей заявки, который завершился провалом: сайт просто-напросто отказался работать.

Подозрительные вещи начали происходить с самого начала: при переходе на сайт из строки поиска на экране появилось окно с предупреждением «Ваше подключение не защищено. Злоумышленники могут похитить ваши данные с сайта». Обычно, видя эту фразу, большинство пользователей закрывают страницу, но мы обошли настройки безопасности и продвинулись дальше. Однако на самом сайте нас ждало новое препятствие: появилось окно с просьбой зайти на страницу позже, а именно с 22.00 до 9.00, поскольку сейчас ресурс перегружен большим количеством пользователей, и его работа ограничена.

Мы не сдались и решили двигаться к цели пусть медленно, но верно. Пройдя этап авторизации и нажав кнопку «Выбрать участок», мы стали ждать загрузки карты — только на это ушло 20 минут. Однако больше всего времени заняли попытки отметить на карте приглянувшуюся местность, которые так и закончились ничем. После тысячи тщетных кликов мы решили обратиться в службу поддержки по телефону «горячей линии». Внимательно выслушав нашу проблему, оператор сказала, что ничем помочь не может, и порекомендовала зайти на сайт позже, желательно ночью.




Партнеры