Особенности национальной охоты на ведьм

Как бизнесвумен назначили крайней

3 декабря 2013 в 20:14, просмотров: 3993

ПОХОЖЕ, ЧТО БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ — ОДНО ИЗ ГЛАВНЫХ НАПРАВЛЕНИЙ ВНУТРЕННЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКИХ ВЛАСТЕЙ — НЕТ-НЕТ, ДА И ПРЕВРАЩАЕТСЯ В САМУЮ ЧТО НИ НА ЕСТЬ ОХОТУ НА ВЕДЬМ. Свежий пример — недавнее дело дочери мэра Ростова-на-Дону Ольги Чернышевой, оказавшейся на скамье подсудимых по обвинению в причинении ущерба сразу нескольким ростовским предпринимателям. Не так давно по делу Чернышевой был вынесен обвинительный приговор, давший старт громкой кампании в СМИ. Мы решили сами разобраться в этом сложном и запутанном деле. Сразу оговоримся: одним из основных документов нашего расследования явился тот самый обвинительный приговор ростовского суда. Впрочем, дело вовсе не так однозначно.

Особенности национальной охоты на ведьм
фото: Геннадий Черкасов

История началась еще в 2004 году. Тогда Ольга Чернышева — бизнесмен средней руки, занимающаяся недвижимостью, под один из собственных проектов решила купить участок на трассе М4, принадлежащий Анатолию Громозову. Стороны ударили по рукам и заключили соглашение. В качестве задатка Чернышева передала Громозову — $50 тысяч. Правда, в итоге сделка сорвалась. Продавец со своей землей не расстался, однако же и денег Чернышевой не вернул.

Выход из положения был предложен самим Громозовым: вместо прежнего участка он предложил Чернышевой приобрести у него 4,5 га сельхозземель бывшего совхоза, ныне АО «Родина», что на поле №11. Участок этот был немного дороже первого — таким образом, Ольга Чернышева должна была доплатить продавцу еще $4,5 тысячи.

При этом сами по себе земли были не очень привлекательными: полоска земли шириной 45 метров и длиной 1 км! Пустить в дело такую землю никак нельзя, разве что докупить еще участков все на том же поле №11.

Именно с этого момента, с сентября 2005 года, когда в делах Ольги Чернышевой появилось злополучное поле №11, и начались все ее злоключения.

Сначала, впрочем, ничто не предвещало беды. Оказавшийся не очень последовательным партнером Анатолий Громозов, казалось, нашел идеальный выход из положения. Кроме того, к делу подключился Максим Шишкин, владелец ООО «Максима», занимающегося сделками с недвижимостью. Именно Шишкин и Громозов и пообещали Ольге Чернышевой взять на себя все хлопоты по скупке дополнительных участков на поле №11 — всего было решено купить еще как минимум 
35 га — это позволило бы сформировать на поле участок, подходящий для реализации всевозможных проектов. За каждый га купленной земли Шишкин и Громозов получали от Чернышевой $10 тысяч. Только спустя несколько лет и уже в ходе следствия выяснится, что действительная цена земли составляла как минимум половину этих денег, а в реальности, может, и того меньше. Схема, придуманная Шишкиным и Громозовым и неким г-н Асеевым, которого Громозов зачем-то привлек в качестве своего партнера, была такова: ровно половина получаемых от Чернышевой денег, то есть $5 тысяч, оседала в карманах «концессионеров», а оставшиеся $5 тысяч они передавали некоему Александру Ковалеву. Последний и был замыкающим в этой многоступенчатой цепочке посредников. В 2011 году, уже в ходе уголовного дела Чернышовой, СМИ будут называть Ковалева «пострадавшим фермером». Впрочем, в 2005 году «фермеры» Ковалев, Шишкин и Громозов чувствовали себя превосходно: деньги от Чернышевой они получали исправно, образовывавшиеся излишки складывали в карман, и финансовое положение «аграриев» явно шло в гору.

Спустя два года, когда участок под будущие проекты уже почти удалось сформировать, к Ольге Чернышевой обратились потенциальные инвесторы — девелоперская компания ООО «Геометр». Они были заинтересованы в покупке земли, однако участок Чернышевой для них был слишком мал. Ольге предложили расширить площадь будущего участка до 118 га. Но на такой проект у самой Чернышевой — бизнесмена средней руки — денег уже не было. Тогда Максим Шишкин предложил Ольге свои услуги — дескать, недостающие участки выкупит он сам, однако оформлены они будут на имя Чернышевой. Это условие было выдвинуто ООО «Геометр» — они готовы были купить землю только у одного владельца.

Важно отметить, что подписанное в конце 2006 года девелопером соглашение также предполагало множество штрафных санкций, в случае, если оформление земли будет выбиваться из утвержденного графика. Кроме того, в договоре был предусмотрен 50-процентный дисконт за «некондиционные» участки: дело в том, что через поле проходила газовая труба, что снижало стоимость земли. Не говоря уже о том, что земли еще предстояло перевести из земель сельхозназначения в промышленные, дабы будущий инвестор мог начать там стройку. Перевод земель из одной категории в другую казался делом практически решенным: как раз в то время местные власти разрабатывали генплан, который предполагал расширить границы населенного пункта, и земля на поле № 11 автоматически становилась землей поселений.

∎∎∎

Гладко в теории, да сложно в практической реализации. Максим Шишкин, предложивший Ольге Чернышевой свое финансовое участие, на самом деле не имел достаточного количества собственных средств. Сама Чернышева узнает об этом только спустя два года. Чтобы купить недостающие участки, Шишкин привлекает своих друзей — Олега Горносталя и Александра Шелудченко, не сказав об этом Чернышовой.

Но сделка с ООО «Геометр» проходит не так гладко, как планировалось: оформление земель сильно затягивается, кроме того, выясняется, что газовая труба, проходившая по участку, намного массивнее, чем это указано в документах. А значит, устроить съезд с федеральной трассы на участок не представлялось возможным. Итог: все «некондиционные» участки девелопер выкупил с 50-процентным дисконтом, общая площадь проданных земель составила не 118 га, как планировалось, а только 87. Ну и плюс оговоренные штрафы за задержку проведения сделки.

В довершении ко всему, выяснилось, что планы властей относительно земли на поле №11 изменились. Их решили зарезервировать для строительства Южного хаба. Здесь уместно вспомнить тех, кто неустанно пеняет на безграничные связи Чернышевой как дочки мэра Ростова. Стала бы она ввязываться в этот проект, если бы знала, что власти будут резервировать земли под себя?

Впрочем, взаимоотношения Чернышевой и девелопера в итоге закончились относительно благополучно. Повезло с тем, что строить хаб в итоге решили в другом месте, и в 2012 году земли наконец-то были переведены в категорию земель поселений. Сделку с девелопером удалось закрыть только в этом году — да и то по мировому соглашению, согласно которому Чернышева еще и задолжает правопреемнику «Геометра» 900 тысяч рублей.

∎∎∎

Настоящие проблемы для Ольги Чернышевой начались еще в 2008 году, когда Чернышева узнала о том, что Шишкин привлек в дело двух партнеров — Шелудченко и Горносталя. Друзья Шишкина, а также примкнувший к ним Громозов заявились прямиком в офис к Чернышевой, требовать свою часть прибыли. В своих расчетах они исходили из озвученной некогда на предварительном соглашении с девелопером цены $150 тысяч за гектар. О том, что сделка на самом деле не завершена, что стоимость земли оказалась реально меньше, да и проданный участок вовсе не такой большой, как планировалось, «фермеры» и слышать не хотели. Однако же, очевидно, выполняя некие известные только им самим договоренности, Шишкин в итоге рассчитывается со своими друзьями Шелудченко и Горносталем. Первый получает 12 млн рублей «живыми» деньгами и долю в принадлежащем Шишкину ООО «Надежда» (компания-владелец 3 га земли на Черноморском побережье). Олегу Горносталю также достается доля там же. При этом сам Шишкин выходит из состава учредителей ООО — таким образом, друзья получают участки земли стоимостью 30 и 15 млн рублей соответственно. Заметим, что в скупку земель на поле №11 Шелудченко вложил 
4 млн рублей, а Горносталь — всего 2. Асеев, привлеченный Громозовым, сам все посчитал и решил, что потерпевшим быть не может ни при каких обстоятельствах, о чем он сам и заявил суду.

Интересно заметить, что Горносталь и Шелудченко в итоге так и не смогли поделить, доставшееся им от Шишкина ООО «Надежда». Получив свою долю, Горносталь, находясь при этом еще в должности замдиректора ООО, тут же решит продать имущество и земли фирмы. Шелудченко об этих намерениях не было известно. Если бы сделка удалась, то Горносталь смог бы выручить еще 8 млн 
рублей.

∎∎∎

На этом в деле можно было бы поставить точку. Однако финансовый кризис 2008 года больно ударил по «аграриям-бизнесменам». И все участники импровизированного проекта «поле №11» разорились. Очевидно, поэтому в 2010 году они решают в очередной раз получить деньги с Чернышевой и пишут заявление в милицию, где указывают, что Ольга Чернышева мошенническим путем завладела принадлежащими им участками на поле №11. В обоснование своего заявления «концессионеры» предъявили некое Соглашение, датированное 21 января 2007 года. В нем, якобы, указываются доли каждого из них на поле №11. Примечательно, что 21 января 2007 года Ольги Чернышевой даже не было в России — она была в отпуске в Мексике. Позднее выясняется, что пресловутое соглашение датировано все же 01.01.2007, то есть прямо в новогоднюю ночь, что также вызывает как минимум улыбку.

О том, что главной целью был вовсе не поиск истины, свидетельствует и тот факт, что сразу же после написания заявления Горносталь начинает теребить Чернышову. За прекращение уголовного преследования Чернышевой с Шишкина (именно с ним он ведет переговоры. — Ред.) требуют 50 млн рублей. Однако вытянуть денег из Шишкина не удается: тот уже сам обращается в правоохранительные органы.

Очевидную слабость своей юридической позиции «потерпевшие», похоже, решают усилить шумной пиар-кампанией в прессе. Все публикации в ростовских СМИ об этом нашумевшем деле сильно искажают смысл происходящего. Разумеется, в пользу Шелудченко, Горносталя и Громозова. Между тем, по приговору суда 11 октября этого года Чернышева признана виновной по ч.2 ст. 165 УКРФ, т.е. причинение ущерба владельцу имущества. За легализацию средств, добытых преступным путем, она оправдана. То есть судом признана правомерность всех действий Чернышевой с землей на поле №11. Все соответствующие документы имеются и налоги уплачены.

Однако слухи о «махинациях» с землей продолжают циркулировать в СМИ, пороча при этом и саму Ольгу Чернышеву, и членов ее семьи. Статьи на эту тему по-прежнему изобилуют громкими «обвинениями», типа «украла землю», «провернула махинации», «обманула государство».

Отсутствие достоверной информации породило у граждан и журналистов массу нелепых выводов и комментариев. Сейчас прошел открытый судебный процесс, который мог посетить любой желающий и удостовериться в обоснованности позиции Чернышевой и в том, что миф о махинациях с землей на 250 млн руб. в отношении фермеров-собственников является плодом чей-то фантазии. Согласно выводам суда, Чернышева обвиняется в причинении ущерба неким трем гражданам на сумму 45 млн руб. — якобы она не дала им заработать. Ни о каком мошенничестве, хищениях, махинациях речь вообще не идет. Отвечая на вопросы, в суде двое потерпевших пояснили, что они были безработными, а двое — директорами ООО, не связанными с фермерством. Настоящие же собственники земли пояснили, что претензий к Чернышевой не имеют.

Интересно заметить, что суду показался несущественным тот факт, что Соглашение между Чернышевой и «инвесторами» фактически является протоколом о намерениях, а вовсе не определением долей каждого из его участников. На момент его подписания не было ни четкого договора с компаний-девелопером, ни даже сформированного участка на продажу. Ну и самое главное, Соглашение не обязывает ни одного из его участников к каким-либо конкретным выплатам.

При этом Горносталя, Шелудченко и почему-то Громозова суд считает потерпевшими. Однако никто из них, кроме Громозова, и то формально, ни на каком этапе проекта никогда не числился собственником проданных ООО «Геометр» земель. Более того, ни от кого из потерпевших Чернышева никогда не получала денежных средств. При этом Шелудченко и Горносталю — Шишкин возместил весь ущерб в размере, в несколько раз превышающем их вложения. В итоге получилось, что «фермеры» получили доходность более 500%, но этого оказалось мало! И теперь фактически они требуют то, что уже было ими получено, во второй раз, благодаря приговору суда. Можно предположить, что ростовский суд был введен в заблуждение развязанной в СМИ кампанией о «пострадавших фермерах».

Видимо, сыграл свою роль и тот факт, что подсудимая — дочь мэра Ростова-на-Дону. Только, вопреки расхожему мнению о всесильности административного ресурса, именно родственные узы с высокопоставленным отцом-чиновником, похоже, сыграли с Чернышевой злую шутку. Пострадавшие «фермеры» — с одной стороны, и «акула бизнеса», дочь мэра — с другой. Борьба с коррупцией в действии. И кому сегодня есть дело до того, что пострадавшие «фермеры» — миллионеры на дорогих машинах, а «акула-бизнеса» — не очень удачливый инвестор, ко всему прочему, похоже, ставший жертвой очередной охоты на ведьм. Впрочем, Ольга Чернышева продолжает борьбу за справедливость — 11 декабря ростовский суд будет рассматривать ее апелляционную жалобу.

Павел ПОНОМАРЕВ



Партнеры