Там, где можно дотронуться до «верхушки шатра»

А еще живой Посейдон, полет над небоскребом и простые радости жизни

20 сентября 2013 в 17:01, просмотров: 6873

По пути из дубайского аэропорта, на дороге, проходящей сквозь пустыню, покачиваясь на своих длинных, тонких, узловатых ногах, под скупым утренним солнцем на барханах стоят стада верблюдов. Рядом под легким тентом можно разглядеть бедуинов в разноцветных одеждах и характерных головных уборах, охраняющих своих животных. «Бедуины хитрые, а жизнь верблюда довольно дорогая. Они, чтобы заработать деньги, загоняют под колеса машин маленьких верблюжат. Штраф доходит до 50 тысяч долларов. И ведь не докажешь, что сам не верблюд», — увидев мой взгляд, с улыбкой сказал водитель.

Там, где можно дотронуться до «верхушки шатра»
фото: Ольга Рахимджанова

40 минут — и мы уже в самом северном эмирате, а потому наиболее комфортном с точки зрения климата и отдыха — Рас-Аль-Хайме. Он является самым северным, самым природно-одаренным и самым молодым из Объединенных Арабских Эмиратов, поскольку вошел в объединение лишь сорок один год назад. Из-за его географического положения название переводится очень по-восточному: «верхушка шатра». Первоначально эмират был известен под названием Джульфар и всегда был единственными въездными воротами с граничащим с ним Оманом. Стратегическое положение этого небольшого региона, на перекрестке торговых путей между Востоком и Западом, дало ему возможность превратиться в центр торговли, расположенный между Дальним Востоком и Европой. Сейчас он стал популярен и среди наших туристов, поскольку сочетает в себе лазурные воды чистого Персидского залива, золотистые пески пустыни и горы.

Честно признаться, Рас-Аль-Хайма напомнил мне некоторые российские республики Северного Кавказа тем, что одноименная столица эмирата пестрит портретами местного шейха Сауда, назначенного на этот пост его отцом, предыдущим шейхом Сакром. «Нынешний правитель чем-то похож на режиссера Павла Лунгина. Мы его так и называем — Лунгин», — призналась мне простодушно одна осевшая здесь украинка.

Надо сказать, что покойный Шейх Сакр был один из самых долгосрочных правителей мира. Он пришел к власти в качестве эмира тогда еще княжества Рас-Аль-Хайма в 1948 году. Правление его закончилось всего лишь три года назад в возрасте 92 лет. Как считают местные, именно благодаря ему эмират, живший в начале его службы ловлей жемчуга, вырос до нефтяного «процветания в ХХI веке». Хотя напомню, что переломное событие для всего Ближнего Востока и самих ОАЭ, когда в Персидском заливе нашли богатейшие запасы нефти, произошло всего лишь через два года после рождения Шейха — в 1920 году.

От шейха до гастарбайтера

Уровень жизни здесь очень высокий. Особенным достатком могут похвастаться коренные арабы, обладающие преференциями перед приезжими. Нужно сразу сказать, что Эмираты — это все-таки страна эмигрантов. Коренное население составляет примерно около 11–15% от всего числа людей.

Здесь практически у каждого такого жителя есть по два дома — один около моря, другой в горах. Молодоженам после свадьбы положены заслуженные 15 тысяч евро и свой собственный особняк, не говоря уже о том, что немалая сумма дается и новорожденному.

— У нас была идея сделать экскурсии по настоящим домам местных арабов. Показать их быт, убранство их шикарных особняков, сады. Мы могли бы это делать, не пересекаясь c владельцами домов, поскольку проводили бы туристов в пустующие летом или зимой апартаменты. Но местные живут очень закрытой жизнью. Никто не согласился. Здесь даже заборы нужны не от воров, а для того, чтобы показать приватность, — рассказывает менеджер по развитию департамента по туризму Рас-Аль-Хайма Анна Белик.

И правда, особняки здесь на каждом шагу. Владельцы пытаются выделиться каждый по-своему: кто внешней шикарной отделкой с позолотой, кто грандиозными масштабами сооружения, а кто садами, в которых чуть ли не к каждому кустику подведена отдельная трубка для полива во избежание засыхания из-за сухого климата.

О высоком уровне жизни говорит и тот факт, что пешком здесь никто не ходит. Не принято. В каждой семье по нескольку машин. Редкими прохожими становятся по-европейски одетые туристы, резко выделяющиеся среди местного населения, облаченного в длинные белые или черные балахоны.

— Несмотря на то что в стране очень жесткие порядки касательно верхней одежды и правил поведения, к европейской разнузданности, если можно так сказать, в Рас-Аль-Хайме в отличие от других эмиратов относятся очень терпимо и уважительно, — не без иронии говорит Анна. — Но для того, чтобы провокаций все же не было, в общественных местах висят объявления, предупреждающие о том, что нужно прикрывать колени и плечи. Если же дама не будет соблюдать этих минимальных правил и наденет мини и открытую майку, ей ничего не скажут, но... зато плохо подумают. И, возможно, будут очень сильно глазеть. С бассейнами и пляжами все проще. Абсолютно нормальной одеждой будет купальник и даже бикини.

Что касается легальных иностранцев, эмигрировавших сюда на постоянное место жительства или на заработки, то их здесь тоже не обделяют. Хотя тех преимуществ, которые имеют местные, у них все же нет. «В качестве обычного бонуса для работников — квартиры, а также хорошая зарплата», — уточнила мне менеджер крупной сети отелей, приехавшая сюда более чем полгода назад, Марина Алехичева.

Стоит сказать и про гастарбайтеров, которых здесь тоже немало. Они в основном занимаются строительством, которого тут предостаточно, и ведут не самый роскошный образ жизни. Многие из них приезжают из соседних государств, в том числе Омана, Турции, Марокко, Египта, Сирии, Пакистана и Индии. Их можно увидеть тут же, на дороге, рядом со строящимися объектами. Они сидят вдоль трассы на корточках и, видимо, ждут своей смены.

Все есть, но ничего нельзя

Женщины в Эмиратах — это особое сословие. Как говорят многие наши соотечественницы, оценивая жизнь местных красавиц, «у них все есть, но им ничего нельзя». Как делятся русские, им сложно понять местную культуру, обычаи, жизнь и, конечно, отношения между полами. «Я бы так не смогла никогда», — можно часто услышать эту фразу из уст европейской женщины. Но есть и оборотная сторона. Все те же русские дамы, приезжая сюда, быстро выходят замуж, приобретая супруга-араба, пару-тройку миллионов. А заодно меняют веру, надев на себя черную абаю (длинное платье), химару (платок, закрывающий верхнюю часть туловища) и начинают вести затворнический образ жизни.

— Могу заметить, что при возможности мужчин иметь четыре жены тенденции к многоженству становятся не такими явными, как было раньше, — рассказывает про местный уклад жизни Анна Белик. — Современные молодые люди выбирают себе в спутницы жизни только одну женщину, руководствуясь соображениями любви и, возможно, денег.

Хотя, как рассказывают все те же переехавшие в Эмираты русские, на улицах повсеместно можно встретить выстроенные в ряд одинаковые дома. «Муж возводит ничем не отличающиеся особняки для каждой из своих жен, чтобы показать одинаковую любовь к каждой. Все дома находятся на одном участке, с единым двором, — поясняет мне Татьяна, живущая здесь год и занимающаяся своим бизнесом. — Однако при всем их благополучии наслаждаться жизнью у них не получается... Ну по крайней мере в том понимании, которое есть у нас. Они элементарно не могут прокатиться на велосипеде. Запрещено. Доходит до смешного: арабских тонущих женщин можно спасать только после разрешения мужа. Если его нет, то пусть тонет. Дотрагиваться до чужих женщин нельзя. Грех.

При всех запретах местные дамы все-таки стараются следить за собой. Надо сказать, что большинство из них, даже несмотря на закрытые, плотные одежды до пят, выделяются довольно округлыми и пухлыми формами. Это легко объяснимо малоподвижным образом жизни. Тенденцию к увеличению жировой массы, видимо, заметил не только сам слабый пол, но и правительство. На мировой волне, пропагандирующей здоровый образ жизни, в стране, в частности в Рас-Аль-Хайме, не так давно стали организовывать женские фитнес-клубы. Но и даже в такой мелочи есть свой колорит. Для того чтобы посторонний глаз не смог увидеть чужих жен, спортивные центры строят без окон или замазывают стекла краской.

Интересно наблюдать и за семейными парами, занимающимися спортом, чуть ли не на одной-единственной пешеходной улице в столице Рас-Аль-Хайма. На набережной, по-арабски называющейся в простонародье «корниш», вечерами можно увидеть мужей в фирменных спортивных костюмах, медленно бегущих по проспекту в сопровождении плетущихся за ними жен. Женщины, в отличие от своих супругов, одежду не меняют. Они так же с ног до головы упакованы в черные одеяния, в которых путаются при беге.

Мелкие радости

Местная кухня — это отдельная тема для разговора, не говоря о многообразии морских гадов из Персидского залива. В ресторанах часто предлагают самим выбрать понравившегося омара, сибаса или бог еще знает кого, чтобы через четверть часа он оказался у тебя на тарелке, такой нежно пахнущий, под хрустящей корочкой, слегка политый соком лайма.

Для неискушенных могу порекомендовать заказать множество национальных закусок, с огромнейшим спектром солено-сладковато-остро-пряных вкусов. Признаться честно, даже в десятый раз понять, из чего приготовлено то или иное блюдо, сложно, но просто запомнить их название стоит. Так, например, чарующая муджадара приготовлена из фасоли. Или волнующий мутабаль, в котором основным ингредиентом будут нежнейшие печеные баклажаны. Неблагозвучное для российского уха халуми, то есть жареный сыр, имеющий высокую температуру плавления, благодаря чему его можно томить на гриле. И, конечно, неповторимый терпкий хумус из гороха.

С алкоголем, при том что арабы его не пьют по религиозным соображениям, проблем здесь никаких нет. Хотя нужно сказать, что в каждом магазине он, конечно, не продается. В Рас-Аль-Хайме работают три заведения, где можно приобрести спиртное. В туристических зонах отдыха, в отелях, в кафе при гостиницах горячительные напитки продают без проблем.

Стоит сказать и о том, что раз в неделю полиция выходит на облавы. Но стражи порядка это делают не как в России, из-за угла и там, где ты не ожидаешь. А в обозначенный день, как правило в четверг, представители закона проверяют водителей на содержание алкоголя в крови. «Если поймают, то нарушителю грозит или тюрьма, или депортация, в зависимости от его статуса», — поясняет мне менеджер по развитию департамента по туризму Рас-Аль-Хайма Анна Белик.

По воздуху

В Рас-Аль-Хайму приезжают для того, чтобы насладиться морем, горами и пустыней. В Эмиратах больше нигде нет такого набора. Все это можно увидеть сразу, прокатившись на маленьком водном самолете за 299 дирхам, что чуть более 1000 долларов. На скорости 130 узлов, на небольшой высоте вы сможете полюбоваться на одноименную столицу Рас-Аль-Хайму, ее высотные дома, особняки местной знати, увидеть мангровые заросли, в которых прячется жемчужная ферма и живет порядка 200 разных видов птиц, и, конечно, венчающие всю эту аскетичную красоту горы Харджан. А чтобы в полной мере оценить полет, стоит занять место около пилота.

— Мы летаем не только здесь, но и до Дубая. Над городом, небоскребами туристам летать нравится больше. Тем более это еще и сочетается с шопингом и смотровой площадкой Бурдж Халифы (самое высокое здание в мире), — говорит пилот, не отвлекаясь от полета. — Правда, здесь уже другие цены — порядка тысячи дирхам.

Путешествие заканчивается в брызгах воды, как и начиналось. Самолет, медленно покачиваясь на ветру, нежно соприкасается с гладью воды и останавливается под радостные крики многочисленных зевак.

Водное царство пустыни

В аравийской пустыни раскинулся самый большой в Эмиратах аквапарк. Заходя за ворота, ты пересекаешь границу между песками и огромным оазисом, попадаешь в стилизованное ледяное царство с пингвинами, водными горками, аттракционами, бассейнами и спортивными площадками. Парк знаменит тем, что здесь самый большой в мире рукотворный водопад в 120 футов в высоту и 540 футов в ширину.

Водный центр настолько большой, что заполненный в даже самые пиковые дни, он не дает ощущение большого скопления народа. Интересно, что организаторы сразу предупреждают в правилах поведения, что «плавательный костюм обязателен», хотя каких-то санкций применять не обещают.

Арабские женщины и здесь выделились. Поскольку обнажать тело им запрещено, у них есть специальные плавательные прорезиненные костюмы, европейскому наблюдателю со стороны напоминающие, средневековые латы. Тканью прикрывают не только тело, но и голову. Шапочка, как можно было бы подумать, совсем не облегает голову, а расширяется от макушки к шее. Она, к слову, напоминает все тот же шлем. Впрочем европейских гостей это не касается. Западные дамы, как и на всех пляжах мира, щеголяют в открытых купальниках и бикини.

Так как общие вечеринки здесь не разрешены, специально для слабого пола руководство аквапарка устраивают, так называемые, «девичьи праздники». Каждую пятницу с восьми вечера до полуночи дамы любого возраста и национальности могут потанцевать, искупаться и поучаствовать в играх. Однако как гласят правила таких неформальных встреч, с собой можно брать и сыновей, но только не старше 8 лет и не выше 1, 2 метров высотой.

Аполлон египетский

Первым, кого я увидела, заходя на двухмачтовую деревянную изящную красавицу лодку «Принц моря», был египтянин с внешностью Аполлона или, быть может, Посейдона (все равно) по имени Ашраф. Возле источающего тестостерон морского бога уже собралось порядочное количество дам разной национальности, бросающих на него томные и манящие взгляды. Высокий, мускулистый, загорелый — и весь в белом... Он, казалось, отвечал взаимностью и улыбкой каждой.

— Лодку построили в Турции. Везли ее почти 37 дней. А команда практически вся из Египта, как и сам Ашраф, — любуясь на виды, практически пропела мне на ухо сопровождающая группу журналистов Анна Белик. — Каждый может заказать себе такое путешествие и получить вместе с эстетическим удовольствием от пейзажей вкусовое наслаждение от заказанных обедов и, конечно, прекрасный ровный загар.

Среди мужской команды вдруг нашлась белокурая девушка, приехавшая с Украины на заработки. «До вас здесь свой день рождения отмечала дочка шейха. Здесь подобные праздники отмечают не так, как в России, — улыбаясь, сказала девушка. — Пришел какой-то преподаватель, прочитал лекцию». А лодка тем временем на скорости, ударяясь о волны, шла вдоль прибрежной полосы. Отблески волн, песочные пейзажи, умиротворение и приятный теплый морской бриз... Если немного перегнуться через борт, то можно разглядеть мелких рыбешек, плоских, распростершихся на дне скатов и множество причудливых раковин. В приятной истоме отдыхающие, расположившиеся, как тюлени, на лежаках, в креслах и на деревянной палубе, безмятежно любовались на уже ставшего общим Ашрафа. Полиглот, вынужденный общаться и находить общий язык с любым пассажиром, он разговаривал на нескольких языках сразу. Сделал реверанс и русским, вспомнив пару морских слов — «якорь», «лева руля» и сложную для произношения «бригантину».

Яхта то расправляла паруса, то опять складывала их, как крылья. Команда по велению руки верховного летала по палубе, практически не наступая на доски. А люди просто жили, наслаждаясь покоем и тишиной океана.

При этом каждый по очереди мог испытать на себе все прелести морской прогулки — полет над водой в специальном подвесном снаряжении или прокатиться опять же над гладью в большой корзине. Показав класс на подвешенных над водой укреплениях, Ашраф предложил сделать это всем желающим. Практически все смотрелись не так презентативно, как мускулистый капитан, и больше напоминали подкопченные сосиски на вертеле, но восторгов было много.



Партнеры