КРОШКА БЕРЕЗОВСКИЙ

9 февраля 1999 в 00:00, просмотров: 894

Есть у Гофмана замечательная сказка "Крошка Цахес, по прозванию Циннобер". Замечательна она главным образом своей правдивостью. Сюжет сказки прост. Добрая фея, пожалев убогого уродца, преподнесла ему чудесный дар в виде трех золотых волосков. Волоски эти превращали крошку Цахеса в глазах окружающих в блистательного и талантливого министра Циннобера, а все, что было сказано или сделано талантливого в присутствии уродца, приписывалось окружающими ему. После того как волоски с темени Цахеса вырвали, все увидели, что перед ними всего лишь жалкий урод, а не вершитель судеб отечества. "Все пробуждаются, словно ото сна. И вот, с трудом поднявшись, стоит крошка Циннобер и бранится, ругается и велит немедленно схватить и заточить в тюрьму дерзких возмутителей, покусившихся на священную особу первого министра. Но все спрашивают друг друга: "Откуда взялся этот крошечный кувыркунчик? Что нужно маленькому чудовищу?" — и так как карапуз все еще продолжает бесноваться, топает ножкой и не умолкая кричит: "Я министр Циннобер! Я министр Циннобер! Зеленопятнистый тигр с двадцатью пуговицами!" — то все разражаются ужаснейшим смехом. Мужчины подхватывают его и перебрасывают, как мяч. Орденские пуговицы отлетают одна за другой, он теряет шляпу, шпагу, башмаки..." А также ОРТ, "Сибнефть", "Аэрофлот"... Удар, удар, еще удар На прошлой неделе последовательно были нанесены удары по трем опорным точкам империи Бориса Абрамовича Березовского. Сначала на ОРТ пришел временный управляющий. Затем был проведен обыск в офисе "Сибнефти". А на закуску Генпрокуратура приготовила "Аэрофлот". Трудно сказать, что сейчас творится в голове профессора Березовского. В одночасье недавний любимец олигархов и монаршей "семьи" превратился из могущественного магната в посмешище для всей прессы. Только ОРТ и "Независимая газета" робко пытаются заступиться за гения политической интриги. Хочу и я присоединить свой скромный голос к этим глубоко уважаемым средствам массовой информации. Разве крошка Цахес виноват в том, что все окружающие долгое время видели в нем блистательного сановника? А потом, когда поняли, что боготворили уродца, бросились его травить, пытаясь отомстить за собственную слепоту. Борис Абрамович заслуживает снисхождения и жалости. Он не герой нашего времени, он его жертва. Когда Борис Абрамович сидел на краешке стула в кабинете у Коржакова, разве всесильный тогда телохранитель не видел, кто перед ним сидит? Но вместо того чтобы пожалеть человека, Коржаков специально под Березовского создает ОРТ — якобы для поддержки президента, а потом и "Сибнефть" — якобы для финансирования этой "поддержки". Когда московский мэр говорил, что "Сибнефть" (чьи только разведанные запасы "тянут" по мировым ценам на 70 млрд. долларов) не может стоить сто миллионов, разве не пресса кричала об угрозе гражданской войны при попытке пересмотра итогов приватизации? Когда государство несколько раз пыталось навести порядок на ОБЩЕСТВЕННОМ РОССИЙСКОМ ТЕЛЕВИДЕНИИ, разве не вся пресса возмущалась нападками на свободу слова? Я уважаю Сергея Доренко, но, честное слово, вряд ли он является синонимом свободы слова. Когда Зюганов говорил, что Березовский дает ему незаменимые экономические советы... Список можно продолжать до бесконечности. И вот "все пробуждаются, словно ото сна..." Ну а если серьезно, атака на Березовского вызвана не только категорическим неприятием исполсека СНГ Примаковым. За последний месяц Борис Абрамович умудрился перебежать дорогу "Газпрому", медиа-империи Гусинского и президентскому зятю — главе "Аэрофлота" Окулову. И только фея Розабельверде (не путать с Татьяной Дьяченко. — Л.К.) сохранила сострадание к крошке Цахесу. Этапы превращений Чтобы разобраться в событиях прошедшей недели, надо вспомнить этапы большого пути Бориса Абрамовича. Без этого картинка не складывается. О карьере Березовского очень много писали, в том числе и "МК", поэтому буду краток. Стартовой площадкой для БАБа стал "АвтоВАЗ". Знакомство с главой автогиганта Каданниковым позволило Березовскому учредить АО "ЛогоВАЗ", ставшее впоследствии самым крупным по объему продаж дилером "АвтоВАЗа". В 1992 году оборот "ЛогоВАЗа" достигал 300 млн. долларов. Схема продаж строилась по принципу реэкспорта. Экспортная цена "Жигулей" составляла 4800 долларов, а внутренняя — семь тысяч пятьсот. Как утверждают специалисты, продаваемые "ЛогоВАЗом" тольяттинские машины пределов родины не покидали. За рубеж вывозились, а потом реэкспортировались только документы. На нехитрой операции Березовский и заработал стартовый капитал. Следующим шагом БАБа стал проект строительства "народного автомобиля". Под широко разрекламированный проект АВВА Березовскому, по различным оценкам, удалось собрать около 50—60 млн. долларов. "Народный автомобиль" так и не увидел свет. Но настоящее превращение крошки Цахеса в блистательного Циннобера началось со знакомства Березовского с Коржаковым. Как рассказал "МК" в своем интервью Коржаков, Борис Абрамович сумел убедить его в необходимости создания ОРТ для поддержки Ельцина на будущих президентских выборах. ОРТ впоследствии стало поистине "золотой жилой" для БАБа. С контроля над "первой кнопкой" началось окончательное превращение Березовского. Если бы не телевидение, БАБ так и остался бы мелким автомобильным аферистом. Забегая вперед, скажем, что с ОРТ началось и сегодняшнее его падение. Следующим шагом стало учреждение, опять-таки с подачи Коржакова, "Сибнефти" и продажа ее за бесценок структурам, как принято сейчас говорить, аффилированным с Березовским. В качестве аргумента послужил тезис о необходимости финансирования ОРТ. "Аэрофлот" стал последним "приобретением" Бориса Абрамовича. Попытка летом 1997 года встать во главе "Газпрома" провалилась. После скандала вокруг приватизации "Связьинвеста" заранее утвержденный Черномырдиным правительственный протокол о назначении БАБа на место Вяхирева отказались подписывать Чубайс и Немцов. В отместку Березовский, консолидировав пакет мелких акционеров, помог Вяхиреву противостоять попытке ОНЭКСИМбанка провести в Совет директоров "Газпрома" своего представителя. Но к этому моменту и без "Газпрома" империя Березовского достигла невиданных размеров. Помимо "ЛогоВАЗа", ОРТ, "Сибнефти" и "Аэрофлота" в нее входили "Объединенный банк", ТВ-6, журнал "Огонек" и "Независимая газета". Все это и дало повод журналу "Форбс" назвать Березовского в 1997 году самым богатым человеком России, оценив его состояние в 3 млрд. долларов. Технология превращения После публикации в "Форбс" списка самых богатых людей России Борис Абрамович скромно "открестился" от приписываемого ему богатства. Во всяком случае, в декларации о доходах за 1997 год он, если мне память не изменяет, указал цифру в 220 млн. рублей. Отчасти он был прав. При всей своей влиятельности в бизнесе Березовский не владеет контрольным пакетом ни одного из предприятий своей империи. Крупная недвижимость, которой он пользуется, юридически зарегистрирована на всевозможные "дружественные" фирмы. Настоящее богатство Бориса Абрамовича — это люди. Схема подчинения себе того или иного предприятия у Березовского примитивно проста. Сначала с помощью подконтрольных ему СМИ (прежде всего ОРТ) БАБ оказывает давление на руководителя той или иной компании, используя компромат. Не случайно, как отмечают специалисты, у Березовского маниакальная страсть к разного рода конфиденциальной информации. Потом запуганному руководителю протягивается "братская" рука помощи. После чего на ключевые посты компании (главным образом, финансовые) сажаются преданные люди, и начинается откачка денег. Не владение капиталом, а контроль над ним — фирменный стиль Березовского в бизнесе. Он нацелен на извлечение как можно больших дивидендов из любого дела и как можно меньших выплат в бюджет. Если посмотреть балансовые отчеты контролируемых БАБом компаний, то все они с трудом концы с концами сводят. Но лично для Березовского эти компании прибыльны. Самым прибыльным приобретением БАБа стала должность казначея президентской семьи. После создания ОРТ и внедрения в "семью" Борис Абрамович окончательно превратился в "блистательного министра". ОРТ открыло перед ним широчайшие возможности для давления на конкурентов. А "семья" обеспечила политическое прикрытие проектам БАБа. Борис Абрамович — игрок. Для него не существует принципов и правил. Главное в игре — выигрыш сейчас, сегодня и здесь. А завтра? Завтра — будет день, будет и пища. Сокурсники Березовского еще в студенчестве отмечали одну неприятную черту в характере будущего исполсека СНГ — холодное, абсолютно потребительское отношение к людям. Люди, близко знакомые с Березовским, сегодня характеризуют его как человека необычайно расчетливого, умного и постоянно нацеленного на "кидок". Внешне Борис Абрамович производит впечатление человека суетливого и неуравновешенного. Речь его тороплива, обрывочна и маловразумительна. Но, как считают психологи, это следствие того, что мышление Березовского опережает его речь. А в возможности Березовского выстраивать сложные, а главное — выигрышные комбинации мы не раз убеждались за прошедшие годы. Один из моих собеседников так живописал главного по СНГ: "Он способен на любой поступок, вплоть до откровенной подлости. Личные цели ставит превыше всего. Прекрасно разбирается в людях. Быстро определяет слабые стороны и запросы собеседника, умеет войти в доверие. Прекрасно владеет собой, необычайно работоспособен. Без необходимости не пьет, слывет трезвенником. Однако способен перепить многих, не теряя при этом над собой контроль. Умеет создать о себе мнение как о "широкой натуре", добром и бескорыстном человеке. На самом деле в высшей степени алчен, болезненно завистлив и крайне беспринципен". О жадности Бориса Абрамовича ходят легенды. Рассказывают, к примеру, что после встречи с Самаранчем в доме приемов "ЛогоВАЗа" Березовский приказал оставшиеся закуски отвезти к нему на дачу. А вечером пригласил в гости Черномырдина и Рыбкина с супругами. Забавно, но, даже став "государственным человеком", Березовский тут же обманул свое государство. Заполняя декларацию о своих доходах и имуществе за 1996 год, Борис Абрамович в разделе "недвижимое имущество — квартиры" скромно написал "нет". Конечно, трудно припомнить все, что тебе принадлежит. Особенно когда огромное количество домов, квартир, дач в Москве и области записано либо на "ЛогоВАЗ", либо на ближайших соратников по бизнесу. Однако "МК" удалось разыскать в столице одну любопытную квартирку. Расположена она по адресу: ул. Поварская, дом 20, общей площадью 312 кв. метров. И владельцем был указан лично Борис Березовский. Если учесть, что рыночная стоимость такой квартиры в самом центре Москвы — даже сегодня, после кризиса и общего падения цен на жилплощадь — примерно полмиллиона долларов, три года назад Борис Абрамович умудрился вывести из-под налогообложения не самую маленькую сумму... Жадность, по большому счету, и сгубила Березовского. Став исполнительным секретарем СНГ, Борис Абрамыч попытался перекроить уже поделенный рынок. Хождение во власть Портрет "блистательного сановника" будет неполным без его политической деятельности в Чечне. Сразу после назначения заместителем секретаря Совета Безопасности в конце 1996 года Борис Абрамович определил для себя основной участок работы — Кавказ. Главным камнем преткновения на Кавказе была каспийская нефть, отсюда и выбор БАБа. Сразу после назначения Березовский наладил "челночную" дипломатию с выездами в Казахстан, Грузию, Азербайджан и Абхазию. В ходе своих "визитов на высшем уровне" БАБ прорабатывал возможные маршруты транспортировки нефти и подключения к "трубам" родственных структур. В этот период произошло первое столкновение Березовского с Примаковым, который возглавлял МИД и отвечал за отношения России со странами СНГ. На дипломатической стезе собственных нефтяных интересов БАБ проявил "конвертируемость", которой может позавидовать даже доллар. Начав в декабре 1996 года с "сепаратных" переговоров с Мовлади Удуговым и главой "Южной нефтяной компании" Хож-Ахмедом Ярихановым, Березовский последовательно добивался автономного статуса Чечни в обмен на долю в транспортировке каспийской нефти. Ему оказывали почести на съезде мусульман России и одновременно кричали "любо" на казачьем кругу в Ставрополье. Результатом усилий Березовского на Кавказе стали прямые переговоры Ельцин—Масхадов, которые были буквально навязаны ЕБН Рыбкиным и БАБом. Переговоры потерпели полное фиаско. Масхадов твердо стоял на позициях заключения с Россией полномасштабного межгосударственного договора. Эта позиция противоречила не только государственным интересам России, но и интересам Березовского. Отстаивая автономию Чечни, БАБ вовсе не стремился к ее суверенизации. Независимость Чечни реально означала: во-первых, неподконтрольность чеченского участка нефтепровода Баку—Новороссийск; во-вторых, угрозу любым обходным и близлежащим нефтепроводам. Проще говоря, в случае независимости Чечни опасность того, что каспийская нефть не принесет пользы ни одному российскому игроку, возрастала многократно. После "зависания" судьбы чеченского нефтепровода и "наезда" Ельцина на СБ по поводу бесследного исчезновения федеральных средств, отпущенных на восстановление Ичкерии, активность Березовского на этом "участке работы" стала стихать. Но Борис Абрамович получил хорошего "отступного" — теплые отношения с Черномырдиным и, как следствие, с "Газпромом". После встречи Ельцина с Масхадовым БАБ несколько раз публично заявляет, что о межгосударственном договоре, превращающем Чечню в субъект международного права, не может быть и речи. Тем самым Березовский солидаризировался с позицией Черномырдина. Выражением компромисса между Черномырдиным и Березовским стал состав комиссии по подготовке договора между Чечней и Россией. В комиссию вошли по два человека от каждой стороны. От БАБа — Рыбкин и Юмашев, от ЧВС — Абдулатипов и глава Миннаца Михайлов. Компромисс Черномырдина и Березовского превратился в тесный союз с началом "банковской войны" после аукциона по "Связьинвесту". Эта "война" сплотила премьера и заместителя секретаря Совбеза в противостоянии группировке Чубайса. Сплотила настолько, что Черномырдин планировал даже поставить Березовского во главе "Газпрома", а Вяхирева рокировать на пост президента "Сибнефти". Политическую карьеру Бориса Абрамовича чуть было не испортила попытка Ельцина освободится от чрезмерной опеки своего окружения с помощью отставки правительства Черномырдина в полном составе. Но Березовский реанимировался, убедив президентов стран СНГ (прежде всего Кучму и Назарбаева) назначить его на пост исполнительного секретаря СНГ. Пост этот и поныне позволяет БАБу проводить антироссийскую политику в Содружестве с прицелом на перестраивание отношений стран СНГ под свою коммерческую выгоду. В одном из интервью Березовский заявил: "Сам я себя идентифицирую, скорее, космополитично. Мне не удалось выработать стойкого инстинкта национальной принадлежности". Конец уж близится Как отмечалось выше, падение Березовского началось с ОРТ. Еще раз напомним: ОРТ — главная жемчужина в империи Бориса Абрамовича, три золотых волоска на темени Циннобера. С помощью ОРТ БАБ добивался своих политических целей и приводил к послушанию конкурентов. А после дефолта и падения цен на нефть "первая кнопка" и вовсе превратилась чуть ли не в единственный козырь Березовского и способ давления на президентов стран СНГ. С помощью ОРТ, к примеру, БАБ сумел накануне казахстанских выборов урегулировать все свои разногласия с Назарбаевым. А попутно забрал "под себя" практически весь PR-бюджет, выделенный на президентские выборы в Казахстане, превратившиеся в точную копию "Голосуй или проиграешь". Примаков, назначенный премьером как единственно возможная компромиссная фигура, оказался абсолютно нечувствителен к чарам феи Розабельверде. Циннобер для него всегда был крошкой Цахесом. Поэтому, возглавив правительство, Евгений Максимович стал медленно, но уверенно давить на болевую точку Березовского — первый канал. То, что ОРТ — главная сила Березовского, понимали многие. Но лихие наскоки на ОРТ через Госдуму с требованием общественного контроля за "первой кнопкой" ни к чему не приводили. Чубайс с Немцовым в самый разгар "информационной войны" с Березовским после аукциона по "Связьинвесту" попытались свалить Бориса Абрамовича с ОРТ с помощью акционерного собрания. Не вышло. В обществе до сих пор распространено заблуждение, что ОРТ — государственная компания, а Мингосимущество владеет 51 процентом акций "первой кнопки". На самом деле у ГКИ всего 45% акций ОРТ, а у "ЛогоВАЗа" и "ОРТ-КБ" (фактически контролируется Березовским) — 46%. Остальные акции распределены между Телевизионным техническим центром, ИТАР-ТАСС и "Газпромом" маленькими пакетами по 3%. Таким образом, при блокировании с Техцентром и "Газпромом" у БАБа, по существу, был полный контроль над ОРТ. Поэтому Примаков пошел другим путем — рыночным. После запуска процедуры банкротства ОРТ всем стало понятно, что "кнопку" у Березовского скоро отберут. "Сибнефть" в связи с падением цен на нефть уже не справлялась с финансированием, и БАБ бросился искать средства на стороне, а также в родном "Аэрофлоте". Первой реакцией Березовского была паника. Он попытался шантажировать "семью" тем, что если у него отберут ОРТ, то он опубликует всю "компру" на дочь, жену и самого президента. Трюк этот мог бы пройти удачно, если бы не судебный процесс Бориса Абрамовича в Лондоне с журналом "Форбс" из-за статьи "Крестный отец Кремля". Березовский приложил немало сил, чтобы суд состоялся именно в Лондоне. В США, где зарегистрирован "Форбс", достаточно было показать оперативную справку на Бадри Патаркацишвили, и БАБ суд проигрывал. В России пришлось бы долго и упорно доказывать, что лингвистически "крестный отец" является оскорблением. Добившись рассмотрения дела в Лондоне, Борис Абрамович не учел еще один нюанс судопроизводства Великобритании. В английском суде ответчик может говорить все, что считает нужным, не заботясь о доказательстве своих слов, с последующей публикацией стенограммы в открытой прессе. За слова, произнесенные в лондонском суде, нельзя привлечь к ответственности. Иными словами, журналисты "Форбса" без каких-либо последствий могут заявить в суде, что Березовский пьяница, наркоман и трансвестит. Учитывая это, "Форбс" пригласил в свидетели Коржакова. А Коржаков дал согласие и даже заготовил уже речь. В своем выступлении он собирается рассказать о закулисной жизни казначея президентской семьи. "Кассира" — Романа Абрамовича — он уже назвал. В Лондоне должна прозвучать фамилия "семейного кошелька" и информация о том, как "обналичивали" правительство (не примаковское. — Ред.), покупая министерские портфели. Речь Коржакова уже сегодня пытаются купить на правах эксклюзива многочисленные западные журналы и газеты. Эта штука посильнее доклада Кеннета Старра будет. В подобной ситуации Березовский вынужден был забыть о попытках шантажа "семьи". Наоборот — сегодня он пытается избежать огласки и скорее всего отзовет свой иск. Попытка оказать давление на правоохранительные органы с помощью истории о "заказе" БАБа руководством ФСБ тоже провалилась. По сведениям "МК", Гусак и Литвиненко уже дали показания о своем участии в нескольких убийствах, заказчиками которых были отнюдь не руководители ФСБ. В распоряжении Березовского оставался только один путь спасения ОРТ — фискальный. Конец Попытка добыть деньги в "Аэрофлоте" и заплатить по счетам ОРТ уперлась в главу авиакомпании Окулова. Обсосанный до косточек командой Березовского "Аэрофлот" находился на грани издыхания. В ответ БАБ попытался лишить зятя президента права финансовой подписи. Превратить Окулова в "свадебного генерала", а реальные бразды правления передать своему ставленнику, коммерческому директору "Аэрофлота" Красненкеру. При этом Березовский даже не считал нужным скрывать свои намерения. Среди акционеров были распространены листовки с обещанием существенного вознаграждения в случае оформления доверенности на Красненкера для голосования. Результат широкой публике сегодня уже известен. Гораздо менее известна широкой публике коллизия с попыткой Березовского выбить деньги из "Газпрома". Как только Борис Березовский занял пост исполсека СНГ, он тут же занялся пробиванием проекта транспортировки туркменского газа в Европу транзитом через Россию. В случае реализации проект сулил серьезные прибыли. Для начала Березовский вбил клин между Вяхиревым и президентом Туркмении Ниязовым. Следующим шагом стала попытка найти подходы к семье Вяхирева. "Пятой колонной" Березовского в "Газпроме" был заместитель Рэма Ивановича Семеняка и два доверенных лица БАБа: Алишер Усманов и Ахмед Фархадов, возглавляющие торгово-посреднические организации "Газпрома". Алишер Усманов, человек достаточно известный, он был заместителем президента в МАПО-банке. А вот Ахмед Фархадов малоизвестен. Только один раз в "Российской газете" прозвучало имя Фархадова, где его назвали кошельком для политических и экономических проектов Березовского. Вяхирев сопротивлялся как мог, но в итоге вынужден был 50% украинского рынка газа отдать Туркмении. Однако, поделившись с Ниязовым, глава "Газпрома" БАБа в бизнес на трубе не пустил. И тогда на ОРТ появились анонсы передачи Сергея Доренко под названием "Планета "Газпром". Передача должна была рассказать о предприятии "Итера", которое занимается поставками российского газа в страны СНГ. И Вяхирев сдался, а передачу с эфира сняли. Но для острастки в "Московской правде" все-таки появился материал об "Итере". Казалось, комбинация БАБу удалась на славу. Попутно (у Березовского все акции носят многоцелевой характер. — Авт.) Березовский добился разгона "газпромовского" департамента общественных связей с переводом всего PR-бюджета "газовщиков" из НТВ на ОРТ. Этим БАБ нажил себе еще одного могущественного врага — Гусинского. Березовскому уже казалось, вот оно — счастье. Но руку помощи Вяхиреву неожиданно протянул Примаков. А Гусинский поддержал "наезд" на БАБушку всеми силами своей медиа-империи. Здесь и сказке о крошке Цахесе, по прозванию Циннобер, вроде бы конец. Но у Березовского осталась последняя надежда на Таню Дьяченко и заступничество ее отца... n n n — Ну, камергеры, — сказал князь, глядя на тело своего бывшего фаворита, — прольем еще слезу над ложем усопшего и отправимся обедать. Князь приложил платок к глазам и всхлипнул, камергеры поступили точно так же; потом все вышли.



    Партнеры