НОГУ СВЕЛО!: РАЗВАЛИТЬ НАС НЕ ТАК-ТО ПРОСТО

3 сентября 1999 в 00:00, просмотров: 569

Их трудно причислить к какому-либо музыкальному лагерю, еще труднее определить стиль их музыки, и уж совсем невозможно понять, как со всеми этими неопределенностями им удалось выбраться за пределы Московской кольцевой дороги. Другой такой команды у нас нет, и это, наверное, является главным достижением "свелоногих" за 10 лет упорного труда. Свой маленький юбилей группа, скорее всего, отметит в студии, где Максим Покровский (вокал, бас-гитара), Игорь Лапухин (гитара), Антон Якомульский (ударные), Виктор Медведев (клавиши) и Максим Лихачев (тромбон) намерены запереться на неопределенное время, дабы оставить на пленке все, что пришло им в голову за последний год. Пока же группу можно застать в маленькой комнатке на втором этаже ДК МАИ, где парни почти каждый день репетируют. Там, во время репетиции, и состоялось юбилейное интервью для "ЗД". Их дискография 1993 1:0 в Пользу Девочек 1993 Капризы Манекенщиц 1993 Хару-Мамбуру 1995 Сибирская Любовь 1997 Счастлива Потому Что Беременна. Синий Альбом 1998 Счастлива Потому Что Беременна. Зеленый Альбом Их рейтинг Макс: У меня есть только один наш альбом, который я несколько раз прослушал целиком, причем сделал это с удовольствием. Это наш последний "Счастлива Потому Что Беременна. Зеленый альбом". Мне кажется, что там удалось то, чего не удавалось никогда. Возьму даже на себя смелость предположить, что и никому здесь такого еще не удавалось. По мелодиям, по тому, как работает коллектив. Что касается остальных наших записей, то я не могу о них сказать ничего плохого, потому что все родное. Но я их не слушаю, потому что они не вызывают у меня абсолютно никакого интереса. Антон: На мой взгляд, самый лучший — "Капризы Манекенщиц". Лучший потому, что там очень здорово удались эмоции и юношеский задор. Ни в одном альбоме у нас такого больше нет. "1:0 в Пользу Девочек" и "Хару-Мамбуру" очень странные пластинки. Первая потому, что записывалась с постоянным ощущением того, что денег не хватит даже на полсведения, а вторая потому, что это было путешествие. Мы жили в городе Яхрома в каком-то общежитии, рядом был заброшенный лыжный трамплин, в общем, одна экзотика. Игорь: Наверное, "Счастлива Потому Что Беременна. Зеленый Альбом". Он у нас, наверное, единственный, который профессиональному уху не противно слушать. Виктор: Я согласен с Игорем и Максом. Мы писались в очень хорошей студии, причем до кризиса, и поэтому было время повозиться с аранжировками. Многое получилось. n Итак, группе 10 лет. За это время вы успели выпустить шесть альбомов, получить некоторое количество самых разных наград и обзавестись куда большим количеством фанатов. Скажите, стоило жертвовать учебой, профессиональной карьерой и обывательским спокойствием ради всего этого рок-н-ролльного безумия? n Даже если бы не было музыки, все, о чем ты сказал, достойно того, чтобы это бросить. Иногда нас на машине подвозят люди, которые говорят, что тоже учились в институте. И вот смотришь на них, представляешь, что мог бы стать таким же, и думаешь: "Да ну его в задницу". n Помните момент, когда музыка стала для вас основной работой? n Это было под конец 1993 года. После летнего фестиваля "Поколение-93" мы стали популярными, нас даже начали показывать по тогда еще менее безобразному, чем сейчас ТВ, а к зиме появилась работа. Первой работой стал концерт в клубе "Мастер", за который нам заплатили 400 долларов. Тогда это было круто, причем не только для нас. n В московской рок-лаборатории, где вы одно время состояли, платили меньше? n Там вообще ничего не платили. Все выступали только ради того, чтобы показываться на людях и таким образом удовлетворять свое самолюбие. К тому же была официальная часть существования. Нас как членов рок-лаборатории снабжали разными бумагами с печатями, благодаря которым можно было, например, получить базу. Нам даже купили комплект аппаратуры за две тысячи тогдашних рублей, что было прямо-таки спасением, потому как появилась возможность электрического звучания на репетициях. Ну и наконец бумажки были спасением от хоть и теоретического, но все-таки преследования за тунеядство. Что касается заработков, то приходилось торговать. Тогда вся страна торговала. n За десять лет группа часто была на грани развала? n По-серьезному можно вспомнить только один момент. Вряд ли это был развал, скорее плачевное состояние. Дело в том, что у "Ногу Свело!" был первый состав, из которого сейчас в команде только Макс и Антон. Первый состав принимал участие в концертах и двух записях. Одну из них мы называем "Бункер", потому что она была сделана в подвале дома на улице Свободы, прямо под райкомом комсомола, вторая запись была студийной и стала основой для альбома "1:0 в Пользу Девочек". Потом существование с остальными участниками группы стало просто невозможным. Это было тяжело, но не смертельно тяжело, потому что в группе уже был вокалист и басист в одном лице, а также барабанщик. Чтобы команда стала абсолютно полноценной, не хватало только гитариста. Им стал Игорь. После мы играли без развалов. Видимо, развалить нас не так-то просто. n Неужели ни у кого не было мыслей о сольном проекте? n Какие сольники, тут бы с этим проектом справиться... n Что на вас как на сочинителей в последнее время произвело впечатление? n Это больной вопрос. В группе страшное противостояние. Дело в том, что Макс слушает радио и очень от этого страдает. Остальные стараются поменьше общаться с радио и телевидением, потому что боятся покалечить и без того больные уши. Нормально относиться к современному русскому музпродукту очень трудно. Мы не боимся впасть в парадокс, поскольку мы сами являемся частью этой музыки, однако хочется констатировать факт. То, что сейчас творится в радиоэфире, просто ни в какие ворота не лезет, и дальше, скорее всего, будет еще хуже. Такое ощущение, что все российские артисты занялись сочинением идеальной песни, и получается какое-то сплошное техно-мамбо. И еще очень обидно, что эфирные господа сейчас отдают предпочтение очень блеклой музыке. Все почему-то страшно боятся, что какой-нибудь мистер "мешок с деньгами" может услышать в своей машине нечто раздражающее, и от этого пострадает чье-то финансовое положение. n Допустим, это ваша точка зрения как потребителей. Что вас раздражает как профессионалов в нашем шоу-бизнесе? Я имею в виду телерадиобоссов, концертных промоутеров, фирмы грамзаписи и т.д. n Раздражают все, причем в самой высшей степени. Нам очень приятно сидеть здесь, сочинять песни и строить планы относительно того, как это будет звучать, как это будет оформлено, какой клип можно снять, какое шоу можно сделать. Но как только начинается соприкосновение с шоу-бизнесом... Все! Нужно пить валидол, идти к врачу, чтобы как-то это пережить. n Да ладно, вы не самая обиженная группа... n Наверное, так оно и есть. На радио, например, с нас денег никогда не брали. Но вот ящик — это отдельная история. Ходят упорные слухи, что в ближайшее время там тоже не будут брать деньги с артистов, и именно поэтому мы собираемся срочно проплатить некоторое количество эфиров. Потому что когда перестанут брать деньги, станет еще хуже. Нужен будет блат, принадлежность к какой-нибудь рекорд-компании или по крайней мере дружба. А это все просто ужасно. Легче заплатить. n Кроме капиталовложений в телекомпании какие-нибудь планы есть? n Да, у нас к десятилетию группы выходит альбом под названием "Калы". n "Калы" в смысле цветочки... n Ну, слово то, в общем, одно и то же, поэтому можно и цветочки. Это сборник, в котором будут песни, копившиеся годами. Новая вещь на этой пластинке только одна — "Кукла". Мы уже сняли на нее видео. Кроме этого есть планы по поводу нового альбома. n Очень интересно. Будем ломать саунд, звать ди-джеев, модных продюсеров и все такое? n Нет, наоборот, тотальное сокращение. Духовая секция будет звучать только в паре песен. Ди-джеев, равно как сексуальных стонов и исполнителей горлового пения, тоже не будет. Самих песен планируется двенадцать, хотя наши издатели призывают к строгости и советуют ограничиться круглой цифрой десять. По сравнению с "Хару Мамбуру", где было 25, — это прогресс. Кстати, первым человеком, который объяснил нам, что так много песен не надо, был ты. В своей доброжелательной рецензии в "Звуковой Дорожке" ты вежливо отметил, что дослушать до конца такой альбом без мазы. n Вас очень часто называют "обласканными судьбой альтернативщиками". Вы согласны с таким определением? n Говорили про нас самое разное. То мы играем панк-рок, то мы едим попсовый "сникерс", в каком-то городе просто достали вопросом: "Почему вы не играете блюз?". У нас очень много слишком разных песен для того, чтобы быть чем-то одним. Хотя, с другой стороны, нам было очень приятно, что в итоговом хит-параде "ЗД" мы трижды становились "Альтернативной Группой Года". Основная беда наших альтернативных деятелей в том, что они очень громко кричат об альтернативности и о том, что они исполняют настоящую честную музыку, в то время как вся их продукция очень однобока: совершенно определенные звуки и совершенно определенные крики в микрофон. Все это от неумения сочинить красивую мелодию. n Ну, дело даже не в мелодиях. Многие альтернативные звезды, это и г-н Александр Ф. Скляр из "Ва-Банка", и Александр Иванов из "Наива", говорят, что в их музыке есть свой message, то есть послание, и своя идеология. К вашей музыке эти понятия применимы? n В музыке Скляра нет никакого месседжа. В этой стране он есть только у нас, потому "Message" — название одной из наших песен. Ха-ха-ха. "Наив" нам очень симпатичен за то, что весь их месседж сводится к тому, что на концертах должно быть дешевое пиво. Теперь об идеологии. Мы не ведущие радио- и телепередач. Идеология — это когда пошли строем. Мы считаем, что идеология в индивидуальности, и поэтому она не нужна ни Дэвиду Боуи, ни Алле Пугачевой. Хотя Алла Пугачева и организует Рождественские встречи, на которых, кстати, все эти альтернативщики с идеологией отлабали под фанеру. Мы-то это сделали молча, а были и те, которые дали кучу интервью о том, что никаких Рождественских встреч под фанеру не бывает. Весь свой месседж они просто влет продали на наших глазах. И тела этих альтернативных героев двигались на сцене под фанеру так же честно и так же серьезно, как они двигаются под живую музыку. Даже честнее и серьезнее, потому что по струнам не надо было фигачить. Вот он, весь их месседж, и цена ему х...й собачий. n Всегда приятно слышать комплименты артистов в адрес коллег. Вас, кстати, тоже не всегда ласкают. Много раз приходилось слышать следующее: "Ногу Свело!" любят не из-за музыки, а из-за того, что они были первыми типами, косящими под дебилов, которые сумели пробраться на телевидение и прославиться именно своей дебилоподобностью. Вы никогда не пытались анализировать подобную точку зрения? n Мы это много раз слышали и не видим здесь ничего удивительного. Дело не в нас, дело в общественных настроениях. Все же знают, что единственный музей в Питере, куда всегда было трудно пробраться, это Кунсткамера. Что туда влечет публику, совершенно непонятно. А вообще твой вопрос на некоторое время зависает. Дело в том, что в ближайшее время мы не собираемся кривляться ни в музыке, ни на концертах, ни в клипах. Может быть, мы в этом выиграем, а может, проиграем. Дождитесь нового альбома, вы сами увидите, что многое в нас изменилось.



Партнеры