ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ “БУРАНА”

29 марта 2000 в 00:00, просмотров: 842

Понятно, что деньги нужны всем. Но понятно также, что сажать на голодный паек такие стратегически важные государственные отрасли, как армия, оборонка или космические исследования, совсем уж непростительно. В итоге мы получили кастрюли вместо истребителей, солдат — уличных попрошаек, разваливающуюся на куски станцию "Мир". Над теми ухищрениями, на которые вынуждена идти наша космонавтика, чтобы выжить, американцы, наверное, смеются до колик. Чего стоит один только "грандиозный" несостоявшийся проект с запуском в космос артиста Владимира Стеклова! А на самом-то деле хочется плакать... Еще одной жертвой "околокосмических" дельцов оказался знаменитый корабль "Буран". Почем нынче святыни? Уникальный корабль многоразового использования "Буран" — такой же символ бывшего Советского Союза, как Останкинская башня или скульптура "Рабочий и колхозница". На самом деле Буранов было много, осталось же – всего ничего. Главный "Буран" находится сейчас на Байконуре — он принадлежит Казахстану. А его точный двойник — развлекательный аттракцион "Буран" — вот уже несколько лет красуется на берегу Москвы-реки, в ЦПКиО имени Горького. В середине февраля этого года московский "Буран" был выставлен на продажу с Интернет-аукциона "Molotok. ru". Цена лота — 3 млн. долларов. Имя продавца необычного товара не разглашалось. Но 15 марта объявление о продаже из сайта исчезло. Нашелся покупатель? Если так, то кто он: российский гражданин или иностранец? Может быть, теперь нашим космическим достижением будут любоваться маленькие американцы в Диснейленде? Не исключено и другое: развлекательный комплекс остался невостребованным, и не сегодня-завтра его отправят в переплавку. Но кто был его прежним законным владельцем? Все покрыто завесой секретности... Удивительные торги вызвали бурную переписку среди пользователей Интернета. "Как насчет того, чтобы выставить на продажу Родину?" — возмущались одни. "А не прикупить ли мне "Буран", чтобы слетать на Луну к приобретенному ранее кусочку лунной поверхности?" — острили другие. "Да кто его купит-то?" — скептически замечали третьи. Космосом на этом виртуальном аукционе торгуют не в первый раз. Недавно, например, реализовали за 189 долларов авторучку космонавта Гречко, побывавшую на орбите. Чуть подороже, за 250 долларов, ушел участок лунной поверхности в 7,2 кв. метра — продавалось право владения им, разумеется. Конечно, виртуальные торги разыгрываются по своим правилам. Нельзя до окончания аукциона оглашать имя продавца; нельзя выставлять товар, который тебе не принадлежит; нельзя продавать объекты национального достояния. Однако серьезные штрафные санкции за нарушения не предусмотрены. И объявление о возможной продаже уникального "Бурана" отнюдь не выглядело розыгрышем. — Заверяю, что это не шутка, — отвечал интересующимся пользователям Интернета некий посредник по кличке Джокер. — Комплекс выставлен на продажу фирмой, которая имеет контрольный пакет акций на владение им. Совладелец фирмы — космонавт Герман Титов. Он прекрасно знает людей, которые продают "Буран". Давайте дождемся конца аукциона, и тогда станет ясно: это безумие или хорошая возможность вложить деньги. Поверьте, этот шаг был предпринят ради самого комплекса, ради возможности его дальнейшего функционирования, а не ради выгоды. В 1996 году народ на новый аттракцион повалил валом: кому не хочется воплотить наяву детскую мечту и хоть немножко побыть космонавтом? "Космический полет" длился около двух часов. Программа начиналась с медицинского осмотра посетителей по уникальной технологии Института медико-биологических проблем. Буквально через несколько минут человек уже получал результаты экспресс-теста о состоянии своего здоровья. Специальные кресла создавали имитацию страшных земных перегрузок и состояния невесомости. В иллюминаторы-телевизоры можно было полюбоваться, как удаляется старушка-Земля. Но самой приятной частью программы считался космический обед. Именно благодаря "Бурану" оживились многие отрасли космической промышленности. Даже медицинскую экспресс-диагностику ученые смогли опробовать только там. На аттракционе поместили редчайшую установку "Фитоцикл" — прообраз космической оранжереи. — Идея с "Бураном"-аттракционом показалась замечательной, поэтому мы и решились отдать туда "Фитоцикл", — вспоминает создатель установки Юлий Беркович. — Представьте себе цилиндр, в котором живут обычные растения. Если начать его вращать, то их биологический ритм сбивается. Они изгибаются и тянутся к свету, откуда бы тот ни шел. Вид у растений становится весьма причудливым. Именитые космонавты, посетив аттракцион не уставали повторять: основная заслуга во всем этом принадлежит Герману Титову. Но второй космонавт планеты, депутат Госдумы от КПРФ Герман Титов от разговоров на эту тему с корреспондентом наотрез отказался. — Никакого отношения Герман Степанович к "Бурану" не имеет, — категорично заявил Константин Ходарев, помощник Титова. — Легендарного космонавта используют обыкновенные мошенники. Титов — национальная святыня, и все кому не лень его подставляют. А комплексом заправляют аферисты... Кафешка на Млечном пути Проект "Буран" долгое время оставался суперсекретной темой в отечественной космонавтике. Это был наш ответ американской программе использования многоразовых космических кораблей "Шаттл". Под "Буран" в Москве создали целое научно-производственное объединение "Молния", госзаказы которого выполняли 1200 предприятий Советского Союза. Но никаких конкретных задач по работе в космосе перед "Бураном" не ставилось. Главным было побыстрее его запустить. За всю историю советской космонавтики построили 11 одинаковых кораблей. Один — для космоса, прочие — для тренировок. На них космонавты отрабатывали взлеты и посадки, приучались к перегрузкам. После серии земных испытаний тренировочные корабли просто уничтожались. — Богатое государство могло позволить себе подобную расточительность, — горько усмехается Леонид Богдан, ведущий конструктор темы "Буран". — Каждый корабль обходился стране приблизительно в 155 миллионов тогдашних рублей. А в США создали один-единственный "Челленджер". На нем проводили все нужные испытания и тренировки — и его же потом отправили в полет. У нас к звездам удалось слетать лишь одному из "Буранов". Его создатели получили государственные премии и награды, быстро защитили кандидатские и докторские, минуя очередь, обзавелись личными авто. Но в 1992 году, после распада СССР, проект приостановили — до лучших времен. Которые так и не наступили... Даже на демонтаж оставшихся 5 "Буранов" денег не нашлось. Так и скучал один из космических "братьев" в тренировочном стат-зале. — Его разборка обошлась бы в 200 млн. рублей. Таких средств у нас не было, — говорит Михаил Гофин, директор управления маркетинга НПО "Молния". — Требовалось срочно освободить стат-зал и поставить туда самолет, за испытания которого нам обещали хорошо заплатить. А "Буран" даже в металлолом сдать было накладно. Оставался единственный выход: отдать корабль в длительный лизинг. И тут появился некий Семен Львов, генерирующий идеи одну за другой. Он как раз собирал все нереализованные космические проекты, которые могли бы найти спрос на рынке. "Буран" легко вошел в этот список. Сначала внутри корабля хотели открыть ресторан с космическим меню. Но общественность, узнав из прессы об этом плане, возмутилась: нехорошо превращать космолет в кафешку. Тогда было решено превратить "Буран" в грандиозный научно-развлекательный центр, подобного которому еще не было в мире. И Герман Титов не отказался своим известным именем сделать проекту паблисити. Однако для воплощения идеи в жизнь катастрофически не хватало денег. Требовалось срочно найти спонсора, лучше иностранного. "Сумасшедший" австралиец — Я не могу поверить, что вас обманули, — честно сказала я этому человеку. — Почему? — он посмотрел на меня чуть не плача. — Во-первых, вы — бывший одессит. Во-вторых — богач, который "сделал себя сам", с нуля, в чужой стране. Это вы, по идее, должны были всех тут "кинуть". А "кинули" вас. Так не бывает! — Не бывает, — согласился Илья Маник, австралийский бизнесмен, который здорово прогорел на своей любви к звездам. Родители увезли Илью Маника из СССР в 1976 году, когда ему было всего 17 лет. А еще раньше, в самом нежном возрасте, в его романтичную душу "запал" развязавшийся шнурок Юрия Гагарина, шагающего в вечность по ковровой дорожке. Но семья Маника обосновалась в Австралии, где водилось много кенгуру и не было ни одного космонавта. Зато в 1992 году в Австралию приехал директор Музея космонавтики Юрий Соломко. Он привез свою выставку и остановился в гостинице у Маника. Он-то и рассказал про идею с "Бураном" — глаза у Ильи загорелись мгновенно. — Я не видел ничего плохого в знакомстве Титова и Маника, — вспоминает Юрий Соломко. — Они встретились и подружились. Знаете, я чувствую себя не очень уютно из-за того, во что их благие намерения превратили потом другие люди. Илья Маник пообещал Титову профинансировать проект "Буран". Сразу же создали фирму "Космос-Земля", которая и должна была получать прибыль от развлекательного комплекса. Президентом ее стал Герман Титов, генеральным директором — энергичный Семен Львов, учредителями — НПО "Молния", Тушинский машиностроительный завод, ЦПКиО имени Горького и компания "Сентрако", которой как раз руководил инвестор Маник. "Сентрако" принадлежало 34% акций новой фирмы "Космос-Земля". "Буран" требовал солидных финансовых вливаний. Подсчитали, что его реконструкция обойдется в 250 тыс. долларов. Вскоре эта цифра возросла вдвое. Потом еще и еще... За два года в "Буран" было вложено около 3 млн. долларов. Возвели целый "звездный городок": несколько огромных зданий-куполов, в которых размещались офис, хозблоки и медицинский центр. Причем ни строительные, ни отделочные работы никогда не выполнялись в срок, а финансовые отчеты часто не соответствовали действительности. — Может, я ненормальный, но я безумно гордился тем, что Герман Титов считает меня своим близким другом. Да, я чувствовал, что деньги уходят "налево". Но ничего не мог поделать: я жил "Бураном", — вздыхает Илья Маник. Небесная коммерция Торжественное открытие развлекательного комплекса состоялось 10 июля 1996 года. Вскоре выяснилось, что вовсю идет продажа липовых билетов, а доходы кем-то утаиваются. Маник попытался сообщить о махинациях собранию акционеров, но его не захотели слушать. Сказали, что он вообще не имеет права голоса, поскольку компанией "Сентрако" (и, следовательно, "Бураном") владеет вовсе не Маник, а сириец Мддалал Хури. Откуда же взялся загадочный сириец? — Когда-то этот человек действительно был совладельцем "Сентрако", — продолжает свой рассказ Маник. — Но потом он украл из компании миллион долларов, и я его выгнал. Позже выяснилось, что уже 15 лет Хури разыскивался в своей стране как государственный преступник, а теперь объявлен в розыск по линии Интерпола. И что в России он живет по поддельному польскому паспорту. Конечно, я не мог доверять такому аферисту. А он решил мне отомстить, используя для этого "Буран". В ФСБ и московский РУОП посыпались анонимные заявления о том, что Маник является австралийским шпионом и приехал в страну разведывать космические секреты. Но ни та, ни другая служба на подобный бред не попалась. Зато 59-е отделение милиции моментально отреагировало на жалобу рядового посетителя парка о том, что Илья Маник... якобы ругался матом. Иностранца, в нарушение всех международных правил, арестовали. А когда через неделю он вернулся из изолятора, на "Буране" уже прочно обосновался польский сириец Хури со своими подручными. Директор фирмы "Космос-Земля" Семен Львов тоже пришелся не ко двору новой власти. "Буран" не приносил тех фантастических дивидендов, на которые рассчитывали. Для увеличения прибыли Львов решил продавать гостям "Бурана" сертификаты на право владения звездами. Однако такая "небесная коммерция" не понравилась остальным учредителям. — Комплекс лихорадит по всем направлениям, — говорил на одном из собраний в начале 1998 года Герман Титов. — Выход только один: Львова надо отстранить от занимаемой должности и назначить комиссию по передаче всех документов Хури. Однако после воцарения на "Буране" Хури дела пошли хуже некуда. Герману Титову дали понять, что он всего лишь "свадебный генерал" и ничего не решает. Обиженный космонавт порвал с фирмой "Космос-Земля" — она сразу и развалилась. А на ее руинах возникла новая фирма — "Космопарк" — все с теми же учредителями: НПО "Молния", Тушинский машиностроительный завод, ЦПКиО имени Горького плюс фирма Хури "Хотсатрейд". Кстати, оскорбленный Титов продолжал числиться в "Космопарке" и получал 4% от прибыли. С 1998 года зарплату рядовым сотрудникам аттракциона стали платить нерегулярно. Работал "Буран" только по выходным. Представление сократили до 40 минут. В медицинской половине корабля обустроили кафе. Кресла в салоне поломались, и чинить их никто не торопился. А уникальную космическую оранжерею просто варварски уничтожили. — "Фитоцикл" представляет несомненную научную ценность. И стоит 20 тыс. долларов, — переживает его создатель Юлий Беркович. — Однажды я приехал на "Буран" и увидел, что установка пропала. С трудом мне удалось разыскать только несколько болтов от креплений. Мне сказали, что это санэпидемстанция приказала установку разгромить... Летом 1998 года новым директором комплекса стал Арамаис Мартиросян, хороший знакомый Хури. Крысиный яд для космонавтов — Я не помню точно, когда на "Буране" появилась химическая лаборатория, — рассказывает Александр Злобин, бывший электрик комплекса. — Ее устроили в узеньком проходе между двумя куполами. Помощники Арамаиса Мартиросяна завезли туда какие-то мешки и бочки с непонятной жидкостью. Сотрудникам аттракциона сообщили только, что в мешках — кукурузный крахмал. А делать из него станут... крысиный яд. — В соседнем с лабораторией помещении хранилось сухое мороженое, — продолжает Александр. — Так вот, все коробки покрылись тонким слоем беловатой пыли... На территории комплекса поселили наемных рабочих. Каждый день они высыпали "крахмал" из полиэтиленовых мешков и лили жидкость из бочек в большую бетономешалку. Содержимое тщательно перемешивалось. Полученную жижу взвешивали, снова раскладывали по мешкам и куда-то увозили. Рабочие старались не дышать опасной пылью: они постоянно ходили в респираторах. — Что делали там на самом деле, я не знаю, — пожимает плечами Александр Злобин. — Нам, простым работягам, строго запрещалось туда подходить. Таинственное производство работало круглые сутки всю осень 1998 года. И хотя новый хозяин Хури навещал "Буран" довольно редко, деньги у комплекса вдруг появились. Арамаис Мартиросян даже прикупил дорогой "Венчур" — аттракцион для дополнительного увеселения публики. Но в январе 1999 года рабочие вдруг в срочном порядке вывезли с территории остатки таинственного зелья и все оборудование. Приблизительно в это же время, по воспоминаниям сотрудников, на "Буран" нагрянул и Герман Титов. Он был сердит и опять ссорился с хозяевами комплекса. Это был последний визит "живой легенды". Электрика Александра Злобина уволили с объекта тоже в конце января. Свое рабочее место он оставлял в полном порядке. А 9 февраля 1999 года на "Буране" произошел грандиозный пожар. За несколько часов пламя сожрало два купола аттракциона, переходную галерею к комплексу, где могли остаться следы подозрительной лаборатории. В тот день в ЦПКиО почему-то не работал ни один телефон, и пожарные приехали слишком поздно. Сам корабль, по счастью, не пострадал. Официальная же причина возгорания — короткое замыкание электропроводки в куполе. — Да как могла "коротнуть" лампа дневного света?! — удивляется электрик Злобин. — Она же по всем физическим законам гореть не может. Вдобавок ко всему помещение специально не раз обрызгивали огнеупорными жидкостями! А по оперативным данным Ильи Маника, на объект в тот день завезли две бочки солярки... Продали? Предали! Однако по поводу продажи "Бурана" через Интернет ни один из многочисленных владельцев "Бурана" так и не "кололся". Неуловимого сирийца Хури найти в Москве нам не удалось. Помощники депутата Титова слезно умоляли не ворошить прошлое национальной легенды. В НПО "Молния" признались, что сбагрили бы "железный ящик" с удовольствием, но договор лизинга сделать этого как раз не позволяет. Директор ЦПКиО Павел Киселев слышал только, что "Буран" вроде бы продали в Австралию. Но бывшему богачу и австралийскому подданному Илье Манику сейчас не до покупок. У него сплошные суды с бывшим компаньоном Хури, которые Маник, надо сказать, выигрывает один за другим. Он уже получил все юридические права на управление "Бураном". Вот только плечистые охранники сирийца к кораблю его по-прежнему не подпускают. Таким образом все концы виртуальной сделки ведут к нынешнему директору комплекса Арамаису Мартиросяну. — Да, "утку" о продаже "Бурана" в Интернет запустил я, — гордо признался наконец Арамаис Мартиросян. — Но это была рекламная шутка. И знаете, я своего добился. К нам сразу народ повалил: всем захотелось "полетать" на "Буране" в последний раз... — Так вы продали корабль или нет? — Да кто ж его купит за такие деньги, — замахал руками директор. — Прибыли-то от него никакой — одни расходы. Хоть бы инвесторы какие новые пожаловали... Я ведь тут даром тружусь, без зарплаты — на чистом энтузиазме. — И химлаборатория доходов не принесла? — Ах, оставьте... Все это наветы уволенных мною бездельников. Зачем нам эта лаборатория? Пускать яд по Москве-реке и травить кремлевских олигархов? Все это наглая ложь. Это я вам говорю как химик по образованию. Директор застыл перед окном, засмотревшись в заснеженную даль... — Да никто к нам не приходит: ни посетители, ни спонсоры, — пожаловался мне скучающий у ворот сотрудник. — Даже если два человека в выходной на аттракцион заглянут — уже радость. Сразу машину для них включаем. Денег-то совсем нет... Из всей "многодетной семьи" "Буранов", можно сказать, повезло только одному кораблю. Его недавно восстановили и "усыновили" богатые дяди. И надо же — опять из Австралии. Только те дяди оказались посноровистее Ильи Маника. Сразу настояли на том, чтобы корабль — пока на три года, а там уж как получится — переехал в Сидней. Так оно, конечно, надежнее. Остальные "Бураны", растерзанные рыночными реформами, в полуразобранном состоянии до сих пор пылятся на заводских складах.



Партнеры