Леонид Парфенов: историю делают чайники

11 января 2001 в 00:00, просмотров: 506

Новый век окончательно отнимет у нас книгу и ни за что не отпустит от “ящика”. С некоторых пор популярный телеведущий Леонид Парфенов стал бытописателем и архивистом. “Намедни”, “300 лет Новому году”, “Живой Пушкин”, “Российская империя” — скоро мы начнем изучать историю по Парфенову...



— Увас уже есть план “Намедни-2000”?

— 2000 год — это: Путин — президент, 100 лет королеве-матери, канонизация Николая II, детективы Бориса Акунина, Сафин, Жорес Алферов — Нобелевский лауреат, “Курск”, конечно, Пушкинская площадь, разделили “Майкрософт”, в Воронежской области люди отравились грибами, 56 миллионов долларов впервые выплатили за футболиста — Луиша Фигу... Это детали, штрихи, кусочки мозаики, которые дополняют опыт. Часто меня здесь не понимают. Хула-хуп появился в 62-м году и уже никогда окончательно не исчезнет. А Братская ГЭС — это опыт. В 90-х — “Гербалайф”, принцесса Диана, новые русские... Чайники появились электрические быстрозакипающие. И это поменяло представление людей о жизни: больше не нужно, ставя чайник, ждать, пока он там закипит. Это тоже историческое событие.

— Вам 40 лет, и вы слывете модником. Насколько вам интересна молодежная культура? Земфиру, например, вы воспринимаете?

— Все женщины у нас на эстраде пели: уходя — уходи, но никто не объяснялся так, как она: “Меньше всего нужны мне твои кам бэки”. И я не думаю, что Земфиру слушают только подростки. Мне это интересно как другое мироощущение. Я очень хорошо помню, как в первый раз услышал “Мумий Тролля” или Алсу и сразу понял, что это что-то другое.

— Вам не кажется, что ту же Земфиру или Алсу просто втюхивают людям?

— Втюхать ничего нельзя. Самая большая реклама была у Лены Зосимовой. Но как она закончилась, так и певица сдулась. Ничего не бывает случайно.

— А историю людям навязывают? “Намедни” навязывают свою трактовку?

— Да нельзя ничего навязать. Если нет ничего, на что глаз положить, останется только реклама.

— В “Намедни” вы работаете с символами времени. Принятие нового-старого гимна — это символ возврата назад в СССР?

— Я убежденный противник музыки Александрова. Когда сойдут в могилу поколения, которые помнят, что это музыка к словам “Нас к торжеству коммунизма ведет”, — тогда можно было бы отнестись к ней как к просто хорошей “гимнической” мелодии. И уж совсем гнусность — что опять текст Сергея Михалкова. При всем уважении к сединам Сергея Владимировича нельзя так испытывать терпение людей своей растяжимостью на все режимы. Одна и та же рука пишет бестрепетно и про Сталина, и про Ленина, и про новую державность, а нам предлагается это принять как слова, рвущиеся из глубины души.

— И вставать под гимн...

— ...я не буду.

— Вы законопослушный человек?..

— Хотел бы посмотреть: ну не встану я — и что? Из зала выведут? Да я сам выйду, если на то пошло. Да я и не бываю в таких залах.

— Давайте лучше об “Империи”. История здесь у вас получается достаточно веселая. Не слишком легко вы с ней обходитесь?

— Меня ругают: “Почему Остермана нет?” Человек, который полагает, что в вечерний прайм-тайм можно говорить об Андрее Остермане, ничего не понимает в ТВ. Мы отбираем явления, которые можно экранизировать. И мы очень зависимы от массового сознания: Екатерина меняла фаворитов, Кутузова ранили в глаз, веселой царицей была Елизавета, царь Петр — очень длинный... Это вещи, которые ТВ обойти не может. Мы ведь и награды Суворова будем объяснять, разумеется, через “ждем-с” и “звезду Александру Васильевичу!”. Российский ум, российский флаг, российскую шпагу забрасывало в самые невообразимые места — и так много было странного и удивительного в истории! В первых сериях получилась очень бодрая, молодая империя, которой нет преград ни в море, ни на суше. Это потом она будет надрываться, откроются всевозможные внутренние кровотечения в прямом и в переносном смысле...

— Почему накануне “Империи” вы надолго выпали из эфира?

— А разве в фильме не видно, сколько там командировок?..

— У НТВ сейчас финансовые проблемы, а программа очень дорогая. Вас за это упрекают?

— Нет. И не такие это безумные деньги. Мои программы окупаются. Ведь сколько раз уже показывались “Намедни”! Все затраты на них давно отбились. “Пушкина” показывали дважды в прайм-тайм, с утренними повторами. К тому же ТВ состоит не из одной прибыли. Если беззастенчиво заниматься чистоганом, тебя тут же просекут. Репутация — вот деньги.



    Партнеры