ГРЕЗЫ СЛЕЗЫ

28 февраля 2001 в 00:00, просмотров: 665

  конце давешнего уик-энда записные столичные тусовщики втюхивали награды друг другу. Усыпанная блестками и конфетти церемония вручения премий за клубные достижения “Night Life-2000” на этот раз преподносилась без лицемерной недосказанности. “Ну да кого премировать — решало общественное мнение (то бишь перетекающая из клуба в клуб тусня. — К.Д.), помноженное на мнение журнала “Не спать”, — прокомментировал с ходу Андрей Фомин, главный устроитель.

     Премировали на этот раз многих — аж 15 номинаций для того придумали, чтоб поменьше обидок возникло. В номинациях, впрочем, не обозначались, как обычно принято, тройки модно-клубных претендентов, а сразу был прописан победитель. Чтобы опять же не обгадить отношения внутри тусовки. “А то начнутся потом склоки: а меня, значит, прокатили, опустили... Ну и пошли вы после этого!” — опять не лукавит устроитель.

     Видимо, следуя политкорректному мотиву “чтобы насмерть не перегрызлись”, главную премию “Лучший клуб-2000” вообще никому не присудили. Зато задобрили клубы как бы “по интересам”: “лучший танцевальный клуб года” у нас теперь вот “Галерея” (хотя туда уже давным-давно специально танцевать-то никто не ходит, а гораздо привычнее там смотрятся рок-презентации Найка Борзова, “Оберманекена” и др.); “открытие года” — довольно стильный, хотя и пафосный “Цеппелин”, где прыгал давеча по столам, давя двадцатидолларовые салаты и издеваясь над пафосными завсегдатаями, солист “No Smoking Orchestra”, хулиганского бэнда Кустурицы.

     Вообще, “выбор модной тусовки” местами казался просто странным, вопиюще нестильным и даже провинциальным (не сказать словца погрубее). Скажем, “лучший DJ года” — почему-то некий DJ Шевцов, известный, видимо, только очень узкому кругу воздыхателей (но — воздыхателей явно влиятельных). Ну это ладно! А вот когда “лучшей клубной группой” прозвали “Дискотеку “Аварию” (за лоховскую гоп-стоп-песню про Новый год) — захотелось выйти вон. Ну может, в пырловках-то “Авария” и восхищает кого своим “модным клубным саундом” (как восхищают, знаете ли, “Руки вверх!”, “Вирус” и дима-маликовская “продвинутая” группа “Плазма”)! Но премии-то

     раздавали в легендарном здании “Старой оперы на Плющихе”, а не в пырловках...

     Вот про “Старую оперу”. Абсолютно справедливо, на взгляд “Мегахауса”, одарили грамотами в аккуратных рамочках (что есть физическое воплощение модной премии) лишь следующих персонажей. “Лучшего промоутера года” неутомимого Гарри Чедласяна (трудится в клубе “XIII”), забабахавшего самые красочные, феерические вечеринки в этой самой “Опере на Плющихе”: памятный “Хэллоуин” и еще более памятную “New Year In The Opera House” с пятикратной встречей наступившего тысячелетия. “Лучшего клубного персонажа” — Огненную Леди — нельзя было не наградить, потому что о ветеранах нельзя забывать. Ведь еще в дремучие репрессивно-гомофобные застойные времена юноша Олег (Огненная Леди), не страшась статей УК, гордо понес знамя отечественного трансвестизма! А сегодня-то даже на гулянья в районных ДК выписывают многочисленные травести-шоу, а уж претендующие на стильность заведения трансвеститами-резидентами, как ди-джеями, обзаводятся. Из всего пышного великолепия многочисленных мужчин в перьях и боа “лучшим клубным шоу” признали “Фабрику грез” — трех российских Ру Пол в непрооперированном, довольно мускулистом, но очень пластичном варианте.

     И, наконец, мега-премию “За вклад в развитие клубного движения” выдали Богдану Титомиру, со стильно-брутального “Делай, как я” которого, кажется, и началось модно-клубное ответвление отечественного шоу-бизнеса. Сам Богдан, впрочем, на шоу-бизнес вскоре положил, оседлал брутально-навороченный джип “Хаммер”, усадил рядом десяток длинноногих, манекенистых “пупсов” и понесся прожигать жизнь на самых модных party Ибицы, Гоа, Лос-Анджелеса, Гамбурга... Так и прожигает до сих пор, не парясь!

     Без тени зависти,

    



Партнеры