Порвал, как Тузик грелку

1 октября 2001 в 00:00, просмотров: 1128

На сцене стоял обнаженный по пояс мальчик лет двенадцати с длинными волосами. Его щеки надувались, а глаза, казалось, вот-вот вылезут из орбит. В руках он сжимал медицинскую грелку, которая на глазах изумленных зрителей превращалась в раздутый воздушный шар. Вот уже и стенки из плотной резины стали почти прозрачными. Зал замер. Хлопок. И в зал летят резиновые обрывки.

Брюс Хлебников пытался установить новый мировой рекорд по надуванию грелок — пять грелок за семь минут. Но вышла накладка: вторая грелка оказалась бракованной и пропускала воздух, а запасных не оказалось.

— Я никогда не проверял грелки заранее, — огорченно вздыхает Брюс, — и всегда все проходило нормально. Жаль, что сейчас такой прокол. Но я обязательно повторю рекорд в ближайшее время.

Так что пока рекорд, установленный взрослым американцем (он взорвал четыре грелки за десять минут), остался не побитым.

Брюс — одиннадцатилетний московский мальчик с армянскими корнями. Свое настоящее имя он тщательно скрывает: говорит, что родители назвали его так в честь любимого актера, мастера восточных единоборств Брюса Ли. Наш Брюс, в отличие от заокеанского кумира, стал знаменит в гораздо более раннем возрасте. Еще будучи шестилетним мальчиком, он руками передвинул легковой автомобиль на тридцать метров. Тогда о нем и заговорили как о мальчике-богатыре. С тех пор почти каждый год Брюс ставит новые рекорды, которые заносятся в Книгу рекордов Гиннесса. То он удерживает на “мостике” 160-килограммового атлета, то на “шпагате” держит здоровенных мужиков, разрывает календари в 365 страниц, таскает волосами истребители. Его последнее достижение — “МиГ”, сдвинутый на 68 сантиметров. Для этого требуется усилие в полторы тысячи килограммов. И это учитывая то, что рост Брюса 168 см, а вес — 66 кг.

— Как ты обнаружил в себе такие способности?

— Случайно как-то понял, что я сильнее, чем некоторые из взрослых, стал пробовать, так ли это: бил стекла, ломал мебель. Мама меня не ругала, она знала, что я не причиню себе вреда. В три года садился на “шпагат”, в четыре стал заниматься карате. В десять лет получил красный пояс.

Кстати, в школу Брюс не ходит, говорит, что учиться не любит.

— Да и ни к чему это, у него и так нагрузки огромные, — говорит его мама Нелли Александровна. — А в будущем он, возможно, станет кинозвездой, у нас уже есть предложения, и я бы хотела, чтобы он стал актером. Когда в Россию приезжал Джеки Чан, они очень подружились, и тот обещал ему дать роль в новом фильме.

— Ты как-то тренируешься, готовишься к рекордам?

— Не-а, прихожу, разминаюсь, и все. Я уверен в своих силах, главное — чтобы “техника” не подвела, как сегодня.

Как выяснилось, будущая кинозвезда в последнее время увлекается творчеством Витаса, совсем не любит читать, а все свободное время проводит с друзьями.

— Я дружу с ребятами старше меня, лет по 25—30. Наверное, им со мной интересно, раз общаются. Моему лучшему другу — 26, он мне во всем помогает. Мы уже три месяца знакомы.

— А чем ты в свободное время занимаешься?

— Я тут недавно купил десятикилограммовый арбуз и сверху его скинул.

— Так ведь и убить можно!

— Можно...

Нет, Брюс совсем не кровожадный. За свою пока еще маленькую жизнь он ни разу не подрался и никому не причинил зла.

— Да, — вздыхает друг Брюса, — год назад он не был таким. Сейчас стал наглее, увереннее, да и деньги появились.

— А поклонницы тебя не домогаются?

— Еще как, лучше об этом и не говорить.

— И у тебя уже есть невеста?

— Да ты что, нет, конечно. Мне никто не нравится.

— А какой должна быть девушка, чтобы тебе понравиться?

— Слабой, женственной. У меня и идеал есть. Мам, как ее? Ну, эту, мою любимую? А-а, вспомнил, Шайни Твейн!



    Партнеры