ОЛЕГ ВОЛЬНОВ: ДЕНЬ НАЧИНАЕТСЯ НОЧЬЮ

21 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 2101

На Первом канале политика разделена. Есть дирекция информационных программ, а есть — общественно-политического вещания. Последнюю возглавлял Олег Вольнов. Теперь он ее курирует в ранге замгендиректора. Он отвечает за тридцать с лишним программ — от “Независимого расследования” до “Пока все дома”. Он же занимается новым амбициозным проектом Первого канала “Новый день”.


— Зачем Первому этот интеллектуальный проект, когда все вокруг бредят “Окнами” и прочим “низким” ТВ?

— Некоторым покажется это странным, но документальное кино, а именно оно будет в основе проекта “Новый день”, — очень востребованное сейчас зрелище. Когда в наш ночной эфир вышла документальная программа компании “Цивилизация” “Искатели. Призраки Куликова поля”, она собрала у экранов в Москве 22,8% телезрителей. Уже четыре недели, как мы вышли в эфир с проектом “Новый день”. А называется он так, потому что выходит в эфир в двадцать минут первого, то есть в самом начале нового дня. Мы приготовили десятки документальных фильмов о самых последних достижениях цивилизации, научных открытиях, ребусах истории, путешествиях, гениях, живших и живущих среди нас. Ночью у нас нет убийств и криминала, но масса уникальной, сногсшибательной позитивной информации. В создании “Нового дня” помимо команды Первого канала участвует известная компания “Цивилизация”, которой руководит Лев Николаев, и амбициозные молодые команды.

— Вы хотите забрать зрителей у Гордона?

— Саша умный и интересный человек. Но то, что он делает, мне кажется, немножко нетелевизионно. Он сам понимает это. Я за телевидение более изощренное, сложное и вдумчивое. Вот почему мы создали дирекцию документального кино.

— Очевидно, вам не дают покоя лавры “Дискавери”?

— До недавнего времени я считал канал “Дискавери” своим любимым каналом. Это действительно так. Я приходил домой и на ночь смотрел его. Когда родилась идея сделать что-то свое — русский “Дискавери”, — мне это очень понравилось. Естественно, я стал изучать международный опыт. И тут выяснилось, что канал “Дискавери” — далеко не самый лучший. Он берет массовостью: у них ведь пять разных круглосуточных каналов. Естественно, им не всегда хватает качественного продукта. Мы же поставили перед собой задачу: делать подобное, но гораздо лучше.

— Что вы имеете в виду, когда говорите об уникальной информации, которую вы будете давать в “Новом дне”?

— Мы очень плохо знаем историю. Там сокрыто столько захватывающего, что хватит на сотни фильмов. Например, что тело Гитлера, оказывается, уничтожили только в 70-м году. Или как Ленин приказал Фрунзе строить деревянный трубопровод из Казахстана в Россию. Все знают Николая Кузнецова как разведчика, который взорвал гауляйтера на Украине, но никто не знает о том, кем был Николай Кузнецов до войны. А он был агентом с совершенно сногсшибательной биографией.

— Документальное кино потребует большого количества денег: на путешествия, поиски, технику?..

— Это заблуждение. Есть, конечно, проекты, как у компании “Гранада”, которая на трехчасовой фильм из жизни обитателей джунглей собирается потратить 10 миллионов долларов. Но это рекорды, которые ставятся раз в несколько лет и больше для пиара.

— Алексей Пиманов, ведущий программы “Человек и закон”, ваш подопечный, работает на ФСБ? После его программы о журналисте Пасько можно так подумать...

— А еще Пиманов работает на суд, озвучивая приговор суда совершившему преступление офицеру Пасько. Если главный санитарный врач скажет: “Надо мыть руки перед едой”, вы будете спорить?.. Практически все популярные издания, в том числе и ваше, пользуются информацией из самых различных источников. Чем больше источников, хороших и разных, — тем успешнее издание. Всем известна история группы товарищей, которые сидели на одном известном канале и очень гордились своей профессией, а потом их отрезали от источника информации — и они сразу “сдулись”. И, кстати, о несчастном Пасько. Когда вышла эта передача о нем, был зафиксирован звонок из Владивостока в Москву, после чего наш передатчик там был внезапно отключен. Кто-то вполне конкретный и влиятельный не хотел, чтобы люди увидели “неудобную” правду о Пасько. В результате на Дальнем Востоке эту программу не видели. Потом мы вынуждены были поставить внеплановый повтор. В этой истории не все так просто.

— Как долго еще будет выходить “Человек и закон”? Не надоела ли зрителю эта программа?

— Рейтинги Пиманова всегда выше 10, а иногда и до 15. А это просто супер.

— Но, говорят, на Первом канале в прайм-тайм что ни покажи — рейтинг гарантирован.

— Но такой рейтинг все равно имеют очень немногие программы.

— Наверное, это программа “Здоровье”?

— Да, Лена Малышева делает хорошую передачу. Правда, аудитория здесь немножко другая. Про себя могу сказать, что я считаю Лену хорошим ведущим и душевным человеком, но стараюсь смотреть пореже программу “Здоровье”. Мне скоро будет 46 лет, но я из суеверия стараюсь не смотреть про болезни и не читать статей про лечение.

— Почему “Здоровье” исчезло из воскресного эфира?

— В воскресенье у программы не было постоянного времени выхода. И мы нашли постоянное время в субботу, в 9.30.

— Потрясающий проект “Жди меня”. В то время как все ток-шоу сейчас халтурят — нанимают артистов, высасывают истории из пальца, — здесь только реальные факты? Как вам удается находить героев? Кто-то поехал из Гамбурга в Ганновер, а попал в Нижние Котлы и забыл — кто он, что он... Об этой истории мне рассказывали 25 раз!

— “Жди меня” — это редкий счастливый случай, когда собралась настолько хорошая команда, настолько они пронизаны своей работой... Но самое главное в программе — это предварительная работа: она здесь сумасшедшая абсолютно. Бригады редакторов, архивистов роются по ящичкам архивов, встречаются с людьми, пишут письма в разные инстанции, ездят на места боев и пр.

— У вас серьезная должность: заместитель генерального директора по общественно-политическому вещанию. Вас можно считать политиком?

— Почему-то в моей должности все обращают внимание на слово “политическое”. А для меня важнее всего “вещание”. Я в первую очередь занимаюсь телевидением, а уже потом политикой. Я — не член КПРФ, “Единства” и чего-либо еще. У Первого канала есть своя политическая линия, но ее формируют Совет директоров и гендиректор Константин Эрнст.

— Вы — человек команды Эрнста или вас ему навязали?

— Я думаю, что не навязали. Навязанные так долго не живут. Однажды был случай, когда он меня отстоял. У нас же часто снимают не потому, что кто-то плохо работает, а потому, что кого-то надо устроить. Это был дикий скандал, и я уже попрощался со своим местом. А все только из-за того, что я тогда подал свой робкий голос в защиту российского солдата, которого в первую чеченскую кампанию начали смешивать с дерьмом...

— Вы чувствуете, что работаете на государственном канале?

— Конечно, но формально мы акционерное общество. Когда меня приглашают на совещание в Министерство печати, то чиновники начинают разговор так: “Мы приказывать вам не можем, потому что вы АО”. Первому каналу государство ни разу не выделило ни копейки. Кредиты не в счет.

— Что хотели продемонстрировать на канале, переименовав ОРТ в Первый?

— Помимо прочего Первый канал является сегодня законодателем мод в нашем телевизионном мире. Мы первые начали снимать сериалы, мы первые жестко структурировали эфирную сетку, чтобы телезритель, не заглядывая в программу передач, знал, что сейчас он может на канале посмотреть. Мы первые в массовом масштабе обратились к жанру документального кино, и оно стало конкурировать с художественным. И еще десятки ухищрений, может быть, менее заметных телезрителю, но помогающих ему считать наш канал лучшим.

— Но некоторые считают, что Первый “провалился” во время теракта на Дубровке...

— Мы старались быть сдержанными, не предоставляли слово террористам, не пропагандировали их идеи и не демонстрировали передвижения спецназа в прямом эфире. Мы сразу решили никому не делать пиар, хотя некоторым политикам этого очень хотелось. Террористы, чтоб вы знали, сначала требовали к себе журналистов Первого, но когда увидели наш стиль работы — обратились к НТВ.

— А может быть, государственное ТВ перебдело — не зря же Эрнст с Добродеевым каждую пятницу приходят на совещание в Кремль?

— Ну и что, я тоже хожу на разные совещания. В следующем году пропишусь в Центризбиркоме: начнется предвыборная кампания. У нас на канале еженедельно собирается по средам экспертный совет, приходят человек по сорок разных политиков, руководителей партий, фракций, губернаторов, политологов, и они тоже нам советуют...

— Заниматься отечественной историей на канале “Новый день” вам тоже посоветовали в Кремле?

— Если мы не будем заниматься своей историей — ей займутся другие. Посмотреть канал “Дискавери” — так Вторую мировую войну выиграли американцы... К тому же в традициях России — всегда тянуться к знаниям. Сегодня опять модно быть образованным.






Партнеры