ПИР МОЛОДЫХ ШАКАЛОВ

27 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 5079

Каждый день в России убивают 93 человека. Это значит, что каждый день 200—500 других людей (родные и ближайшие друзья погибших) криком кричат от тоски и проклинают убийц своего ненаглядного сыночка. Или братишки. Или подружки-красавицы.

Рискну предположить, что каждый день в России становится на 200—500 больше ярых сторонников смертной казни. Потому что прощать преступников легко только до тех пор, пока смерть не зашла в твою семью.

Но власть постановила, что мы демократическое государство и убивать преступников в отместку нам не к лицу. Посему тысячи несчастных людей докричаться со своим мнением до власти теперь не могут.

А декан факультета социологии МГУ профессор Добреньков — смог. Он написал письмо лично Путину, которое, при активной поддержке СМИ, явно дошло до адресата. Вот только Путин так ничего и не ответил Добренькову...


В Мособлсуде заканчивается процесс над убийцами дочери профессора Добренькова Марии и ее друга Александра Панакова. Об этом страшном преступлении наша газета уже писала (“Кровью по белому”, “МК” от 28.01.2002 г.). Пятеро подсудимых — молодые жители Солнцева — обвиняются в умышленном убийстве, разбое и незаконном хранении оружия.

Завтра — приговор. Самое страшное, что ждет убийц, — пожизненное заключение. Ведь в России по-прежнему действует мораторий на смертную казнь.

Родители за них не волновались

Это была блестящая молодая пара. Он — внук нефтяного магната. Она — дочь известного во всем мире профессора. 19-летний Александр Панаков — студент юридического факультета Российского университета нефти и газа им. Губкина. Несмотря на молодость, параллельно с учебой работал юрисконсультом в солидной конторе. А Маша Добренькова училась в МГУ, тоже на юридическом. Ей исполнился 21 год.

Кто-то ими восхищался, кто-то завидовал, а они просто жили и радовались друг другу.

Но однажды вечером они уехали из дома и не вернулись. Милиция нашла на обочине дороги два трупа. А в уголовном деле следователи позже написали: “Убийство с целью завладения автомобилем”.

Из письма профессора Добренькова президенту Путину:

“Хотел бы я посмотреть в глаза тому “правозащитнику”, который решится возражать мне в моем утверждении о необходимости восстановления института смертной казни в стране в тот момент, когда ему, не дай бог, выпадет доля стоять перед гробом своего невинно убиенного ребенка...”

28 декабря прошлого года Саша вышел из дома в отличном настроении. Новый год неумолимо приближался, и за ужином Саша собирался обсудить со своей девушкой Машей, как и где его встречать.

Сашин серебристый “Лексус” каждый вечер около 23 часов останавливался у дома Добреньковых на Фрунзенской набережной. Провожая дочь, родители не волновались. Они точно знали, что через несколько часов Александр привезет Машу обратно, обязательно проводит до квартиры, вежливо попрощается и поедет домой.

Если Саша с Машей где-то задерживались, они всегда предупреждали родителей. И когда утром 29 декабря дети не объявились дома, родители почуяли беду.



С открытыми лицами

В тот вечер они отправились в кафе “Москва—Берлин”. Под конец ужина у Саши зазвонил мобильник. Это был Сашин приятель, Константин Пеливанидис. Все звали его просто Грек. Саша познакомился с Греком в своем университете. Тот обещал помочь с досрочной сдачей сессии — ведь Саша хотел уехать куда-нибудь на все рождественские каникулы.

По телефону они договорились о встрече в деревне Говорово, но Саша не знал дороги, и встретиться решили сначала в кафе у метро “Юго-Западная”. Серебристый “Лексус” взял курс на юго-запад. А потом — уже с Греком — дальше.

Для следствия так и осталось загадкой, под каким предлогом Грек в столь позднее время смог заманить Сашу в подмосковную глухомань. Рассказать это может только сам Грек — но он до сих пор в федеральном розыске…

На дороге, в назначенном Греком месте, их поджидала целая компания молодых людей. Компания выглядела так: Лосев с пистолетом, Джафаров с молотком, Махов с ножом, Чувашов со стаффордширским терьером. О том, что и водитель, и пассажиры, если они окажутся в машине, будут убиты, все договорились заранее, поэтому своих лиц под масками не прятали.

Владимир Лосев, 1981 г.р., студент 3-го курса МЭИ. Вот что рассказывает о нем его бывшая классная руководительница Марина Корнеева:

— Володя в классе был неформальным лидером. Несомненно способный к учебе, он из-за своей лени учился посредственно, часто прогуливал. Конфликтов с одноклассниками я не замечала. Я вообще не верю, что он мог на такое пойти. Его отец всегда говорил: “Следите за сыном, Марина Марковна, в наше неспокойное время как бы не вляпался он в какую-нибудь историю”. Вот и вляпался... Такое зверство!

Когда Грек увидел Лосева на дороге, он сказал Саше: “Это мой брат”, — и попросил остановить машину. По первоначальному бандитскому плану водитель должен был выйти из машины. Но Саша только опустил стекло. Тогда Грек открыл заднюю дверцу, Лосев сел в автомобиль — и, едва тронулись, выстрелил Саше в голову. “Лексус” потерял управление и съехал в кювет. Лосев начал выворачивать руль, чтобы машина не оказалась на обочине, — но рукой, в которой держал пистолет. И случайно выстрелил еще раз — пуля попала в приборную панель. Можно только представить, что чувствовала при этом Маша.

К остановившейся машине подбежали Джафаров, Чувашов и Махов.

Таир Джафаров, 1983 г.р., образование незаконченное среднее. Джафаров сумел закончить только 7 классов, занятия систематически прогуливал, к учебе интереса не проявлял. Как рассказывают соседи, парень уже давно и основательно спился. (Оказавшись в СИЗО без выпивки, даже разговаривать мог с трудом.) До этого не раз привлекался к административной ответственности.

Джафаров открыл переднюю дверцу и стал бить Машу молотком по голове. Девушка потеряла сознание. Тогда Джафаров и Махов вытащили ее из машины и принялись колоть ножом.

Игорь Махов, 1982 г.р., образование незаконченное среднее. После того как Махова выгнали из 10-го класса за неуспеваемость, мать пристроила его в СПТУ. Но и там любовью преподавателей парень похвастаться не мог. “Посредственность” — вот все, что те могут сказать о своем ученике. Когда за ним зашли будущие подельники, они просто спросили: “Пойдешь с нами? “Лексус” бомбанем”. И он пошел, не выясняя подробностей.

Зачем же было так зверски убивать Машу? Ведь Лосев вполне мог выстрелить в нее, у него оставался еще патрон. Но они, как попки, действовали строго по намеченному плану: Лосев стреляет в водителя, остальные ликвидируют свидетелей.

Наконец Джафаров попросил у Лосева пистолет и сделал контрольный выстрел в Машу — как потом он сказал на следствии, “просто так”.

Лосеву стало плохо, он сел в сугроб и стал обтирать лицо снегом. Ему было стыдно: он оказался вовсе не таким уж крутым. Махов засмеялся и принялся срывать с мертвой уже Маши украшения, вынимать деньги из кошельков. Всего набралось 400 долларов и 12 тыс. рублей. Сразу начали делить все между собой, поссорились... А хитрый Махов под шумок все-таки припрятал Машин кулон.

Любимая собака Чувашова испугалась выстрелов и помчалась по дороге. Чувашову ничего не оставалось делать, как броситься ее ловить. Когда он вернулся, все уже закончилось — даже дележ добычи.

Василий Чувашов, 1983 г.р., образование незаконченное среднее. После 9-го класса Чувашов пошел учиться в Московский промышленно-экономический колледж. Но вскоре взял академический отпуск по болезни. “Неприметный мальчик, любит животных” — так характеризуют его все знакомые и соседи.

Новый “Лексус” стоит около 60 тыс. долларов, они намеревались продать его за 15 тысяч. Грек принялся звонить шестому подельнику, Палескову — координатору. По плану тот должен был сидеть дома и ждать завершения операции, чтобы потом всех собрать и решить судьбу угнанной машины. Но Грек, не подумав, воспользовался Сашиным мобильником. Благодаря этому звонку оперативники и вышли на след преступников довольно быстро.

Кирилл Палесков, 1986 г.р. (координатору было всего 15 лет!), образование незаконченное среднее. В школе Палесков учился плохо, прогуливал занятия. С 14 лет подсел на наркотики — мать даже отправляла его на лечение, но безуспешно. Палесков спланировал всю операцию, распределил роли, подыскал на дороге место, идеальное для засады. Он же нашел и главного исполнителя — Лосева.

Из письма профессора Добренькова президенту Путину:

“Закон, который позволяет убийцам избежать возмездия, не может быть справедливым. В таком законе нет Правды, а значит, необходимо его изменить”.



Радиомаячок

И вот — глубокая ночь, безлюдное место, два остывающих тела. И возня вокруг машины. Молодые шакалы празднуют победу — шампанским и ликером, найденными в салоне. Грек торопит всех: пора уезжать. Они пытаются завести машину, но безуспешно. Причиной тому — современная сигнализация. Так называемый чип, без которого машину завести невозможно, лежал у Саши в заднем кармане брюк. Его не нашли. А радиомаячок уже заработал — сигнал пошел в ГАИ.

Тогда Грек послал Махова и Джафарова искать эвакуатор. Среди ночи они все-таки его нашли, но водитель наотрез отказался везти куда бы то ни было авто без документов. И машину, ради которой и затевалась кровавая бойня, из-за которой уже погибли двое людей, — вожделенный “Лексус” — пришлось бросить на дороге.

...А слух о злодеянии начал гулять по Солнцеву.

Махов запаниковал, заметался и, видно, для облегчения совести рассказал обо всем своей девушке. Джафаров на дне рождения приятеля не утерпел и похвалился друзьям, как “бомбанули “Лексус”. Чувашов через несколько дней сам явился в милицию с повинной — так был перепуган. Правда, наврал, что оказался случайным свидетелем. Только Лосев и Палесков вели себя как ни в чем не бывало. Дорогие часы Fendi — подарок Машиного отца на день рождения, которые сорвали с руки убитой девушки, Лосев передарил своей подружке. А Грек под шумок скрылся.

Первым делом милиция вышла на Палескова. А отработав его связи, наручники надели почти на всех участников нападения. Только организатора убийства, Константина Пеливанидиса (Грека), не нашли — его объявили в розыск.



“Да не виновны мы!”

В августе этого года начался суд. Сначала все подсудимые держались достаточно уверенно, даже дерзко. Джафаров, например, позволял себе выкрикивать в зал реплики, ухмыляться во время выступлений родственников погибших. А на вопрос судьи Романовой, признают ли они себя виновными, признанный лидер компании Палесков попытался ответить за всех: “Да не виновны мы, понятно!”.

Как утверждали подсудимые, они приехали на место преступления, когда там уже находились тела Панакова и Добреньковой. Все валили на сбежавшего Грека. Так, Палесков заявил, что около деревни Говорово после какого-то убийства остался автомобиль, который Грек, угрожая пистолетом, заставил их помыть и отогнать. Чувашов утверждал, что оказался там вообще случайно и стал лишь свидетелем произошедшего. (“28-го мне позвонил знакомый Лосев и попросил у меня собаку. Мне стало жалко отдавать собаку, и я пошел вместе с ним”.)

Махов пошел “за компанию” (“Вечером я был у Джафарова, пришел Лосев и сказал, что нужно “бомбануть “Лексус”... Я увидел тело девушки — она была мертва, и я присыпал ее снегом. Но во время совершения преступления вреда никому не причинял”.)

Лосев просто ходил на встречу Грека с его должником. (“Мы сели в машину на заднее сиденье. Грек сказал, что сделал, о чем просил его Александр, а денег нет”.) В общем, заспорили, машина тронулась, в этот момент Грек выстрелил водителю в голову.

А Джафаров, оказывается, взял с собой молоток для самообороны. (“Когда я услышал хлопки, побежал к машине. Открыл переднюю дверцу машины и стал бить молотком по голове. Когда я увидел, что это девушка, перестал ее бить”.)

Но стоило гособвинителю Светлане Зиновой попросить троим подсудимым — Лосеву, Джафарову и Махову — пожизненное заключение, а прочим по 25 лет строгого режима, как вся “клетка” в зале суда заметно сникла.

Из письма профессора Добренькова президенту Путину:

“Горестно видеть, как гибнут наши дети в Чечне, но неизмеримо горше видеть, как их стреляют, режут, насилуют на улицах наших городов, в подъездах домов и даже в собственных квартирах... Если гибнут наши дети, значит, гибнет будущее России...”

Вот выдержки из последнего слова каждого из подсудимых.

Кирилл Палесков: “Я сожалею, что не мог предотвратить...”

Владимир Лосев, проникновенно заглядывая в глаза родственникам погибших: “Я никого не убивал и сожалею о случившемся”.

Василий Чувашов: “Я прошу прощения, что не мог предотвратить этого преступления, и очень сожалею”.

Таир Джафаров: “Я сожалею, что участвовал в каких-то действиях”.

А Игорь Махов так низко опустил голову и говорил так тихо, что его слов вообще невозможно было разобрать.



Менталитет убийцы

Разговаривать с Владимиром Ивановичем Добреньковым сложно и неловко. На убийц своей дочери он старался совсем не смотреть. Держался достойно — нежно брал жену за руку и всячески успокаивал своих родных. Не только своих! Мне показалось, он сочувствует матерям подсудимых, которых так подвели их дети...

— Наши дети безвинно гибнут, а убийцы, понимая свою безнаказанность, привыкают к тому, что наказание не будет слишком суровым, — вздыхает профессор.

— Как вы думаете, президент получил ваше письмо?

— Не знаю. Мне он не ответил.

— И вы вправду верили, что он вернет смертную казнь убийцам?

Добреньков надолго замолкает. А потом начинает говорить:

— С применением моратория число убийств резко возросло. За прошлый год возбуждено около 30 тысяч уголовных дел по статье “убийство”. Вы только представьте себе, какое количество родственников погибших требует возмездия по отношению к преступникам! Это порой выливается в самосуд. Если государство не может восстановить справедливость, значит, ее восстанавливают сами граждане.

За “черный” год своей жизни профессор получил огромное количество писем поддержки. Сотни российских вузов прислали ему соболезнования. И многие профессора, деканы, ректоры тоже высказались за отмену моратория.

Из письма Владимира Добренькова президенту:

“Если мы хотим видеть Россию сильной, могущественной и процветающей, необходимо ужесточить законы, надо сделать все, чтобы преступники знали: возмездие настигнет их неизбежно, чтобы они боялись неотвратимости наказания, чтобы земля горела у них под ногами...”

Можно долго спорить о действенности такого способа наказания, как смертная казнь. Можно кивать на развитые страны: где-то она исключена, а где-то (например, в ряде штатов такой продвинутой в демократии Америки) применяется. Но преступников ни там, ни там на самом деле меньше не становится.

Наказание — лишь следствие. А где зарыта причина, влегкую толкающая молодых и вполне нормальных (по описаниям их знакомых, ТАКИХ ЖЕ, КАК И ВСЕ) парней на двойное убийство ради красивой игрушки на колесах?

О приговоре “МК” обязательно сообщит.






    Партнеры