И брандмайор, и император

20 мая 2003 в 00:00, просмотров: 734

Всех увековечили Карл Булла и сыновья чья выставка открылась в Фотоцентре на Гоголевском бульваре. То, что это были выдающиеся личности, нисколько не сомневается Максим БАШКЕЕВ.

Что заставило 10-летнего мальчика, росшего в зажиточной прусской семье, покинуть родительский кров и уплыть на пароходе в неведомый и далекий Петербург? Вряд ли кто-то сможет дать однозначный ответ, но как бы то ни было Карл Булла попал в Россию. В самом начале он работал посыльным в маленьком фотоателье “Дюнант”, а уже через 20 лет был владельцем фотостудии на Невском, 48, и имел должность фотографа Министерства императорского двора. Именно ему предоставили право делать иллюстрации к фотоальбому, выпущенному к 200-летию тогдашней российской столицы.

Позднее штат сотрудников его студии настолько вырос, что мы вправе считать ателье “Карл Булла и сыновья” прообразом современных информагентств, по крайней мере в области фотографии. И уж абсолютно точно Карл Карлович стал родоначальником российской фотожурналистики.

“Старейший фотограф-иллюстратор Карл Булла занимается фотографированием для иллюстрированных журналов на злобу дня. Снимает все, в чем только встретится потребность, везде и всюду, не стесняясь ни местностью, ни помещением — как днем, так и во всякое вечернее время, при искусственном освещении”. Этот многообещающий рекламный слоган, помещенный в одном из питерских журналов, принадлежит перу самого Карла Карловича.

От его камеры не укрылись ни балы, ни студенческие столовые, ни рынки, ни спортивные состязания, ни ночлежки. Даже уличные бои и революцию он рассматривал исключительно как отличный сюжет. Карл Карлович занимался и портретной фотографией. Однако портреты Николая II соседствуют с изображением статного брандмайора. Булла увековечил и молочниц, и художников с писателями, и лакеев с извозчиками. По фотографиям Карла Буллы, как под микроскопом, можно рассмотреть все закоулки питерской жизни начала прошлого века от престола до самого дна.

Стоит заметить, что фотоаппарат тогда и сегодня — это “две большие разницы”. В XIX веке фотография была привилегией профессионалов. Непосвященному человеку было просто нереально справиться со здоровущим черным ящиком. Кстати, понятия пленки тогда не существовало, съемка производилась на стеклянные пластины, покрытые светочувствительным составом. И были они разных размеров, от скромных 18 на 24 см до гигантских 50 на 60. То есть фотограф обязательно должен был иметь средство передвижения, хотя бы пролетку, и помощников.

Сыновья Карла — Александр и Виктор — были достойными продолжателями дела отца, особенно в репортерском жанре. Именно благодаря им мы можем взглянуть сейчас из века XXI в начало XX и посмотреть на события Русско-японской войны, Февральской и Октябрьской революций. Виктор Булла в 1904 году был прикомандирован к штабу русской армии в Маньчжурии и побывал на всех фронтах: и в Порт-Артуре, где снимал наш флот, и в сухопутной армии. Запечатлел он и первое применение воздушного шара в армии. Для наблюдения за противником воздушные шары уже довольно давно применялись на флоте, а вот первым летописцем сухопутного его применения был именно он.

На переломном этапе истории фотографическое трио Булла вело фотолетопись. Благодаря им сохранились редкие портреты Толстого, Горького, Шаляпина, Андреева, Репина, Маяковского, Керенского, Поддубного, Распутина. Но при этом...

— Судьбу этой семьи вряд ли можно назвать счастливой, — рассказывает Александр Сергеев, организовавший 14 лет назад в Москве первую выставку Буллы. — Например, у Виктора утонула дочь, когда он плавал на лодке в Разлив фотографировать ленинский шалаш. Это была огромная трагедия, после этого у него начались проблемы со здоровьем. А в 1938 году, как говорят, по доносу его собственного ретушера его арестовали. НКВДшники выносили из ателье негативы бельевыми корзинами, а дворники топтали их ногами. Что ж теперь удивляться, что на экспозиции так мало послереволюционных работ.

Специально к открытию выставки из Санкт-Петербурга приехал правнук Карла Буллы — внук Виктора Буллы — Андрей Леонович Каминский. Он привез в Москву ранее никому не известные документы, касающиеся жизни и смерти его деда. Долгое время считалось, что Виктор Булла погиб в 1944-м в лагере на Дальнем Востоке, однако Андрей Леонович после долгих поисков в архивах НКВД нашел документ, который гласил, что Виктор Карлович Булла умер в 1938 году. Причина смерти — расстрел.

После того как всю семью репрессировали, их лишили, скорее всего в силу происхождения, авторских прав на многие работы. В частности, знаменитая фотография “Расстрел июльской демонстрации на Невском проспекте” долгое время публиковалась анонимно, и лишь недавно ее стало украшать имя автора.

— Мы выставляем около 150 работ, — сообщил генеральный директор Фотоцентра Валерий Никифоров. — Из них подлинник только один, остальные — современная печать со старых фотопластин. Отдельная история, как эти снимки восстанавливали. Сотрудники Фотоцентра специально приезжали в Госархив кинофотодокументов Санкт-Петербурга и с пластин вековой давности, дедовскими методами, печатали фотографии, которые теперь представлены на экспозиции. Долгое время работы этой достойнейшей семьи были известны очень узкому кругу, теперь пришло время восстановить память о тех, кто, однажды приехав в Россию, полюбил ее, работал и умер в ней, по праву считая себя русским.

Экспозиция располагается в небольшом зале, и ходить по нему надо не торопясь, пристально изучая каждый снимок, благо есть что изучать. Думаю, немногие видели Николая II почти в домашней обстановке в охотничьем домике, Шаляпина на катке в окружении друзей, Репина в своей мастерской. Обойти все можно минут за 40, но какие это будут минуты! Минуты радости и спокойствия, когда сквозь небольшие окошки машины времени — фотографии — мы наблюдаем за далеким, но от этого не менее красивым прошлым.




Партнеры