Главный террорист “Норд-Оста”

23 мая 2003 в 00:00, просмотров: 3119

Страна на пороге новых катаклизмов. Слухи — один страшнее другого — множатся с каждым днем.

То взорвать должны московское метро. То устроить теракт на петроградском 300-летии. То в каком-то из министерств...

И ведь взорвут. И устроят. Потому что наша власть до сих пор не научилась делать выводы из своих же ошибок.

...Ровно семь месяцев назад — 23 октября — террористы захватили ДК на Дубровке. В самом центре Москвы, под носом у милиции и спецслужб. Ничего подобного Россия еще не видела.

В те дни прокурорские чины громогласно клялись: ни один боевик не уйдет от возмездия; результаты следствия будут оглашены уже в самое ближайшее время.

Прошло семь месяцев. Прокуратура молчит. Ей нечем хвалиться. Разве лишь странным влечением, которое испытывает она к чеченским боевикам...

Накануне Первомая президент наградил орденами и медалями группу столичных милиционеров. Не к праздничной дате: за раскрытие двух самых громких последних терактов — “Норд-Ост” и “Макдоналдс”.

Не знаю, все ли попавшие в указ достойны наград. Но совершенно точно знаю другое: главного героя событий в этом списке нет. Оперативника МУРа, благодаря которому и была разгадана тайна “Макдоналдса”.

Этого человека зовут Евгений Тараторин. Совсем недавно он возглавлял оперативный штаб ГУВД по раскрытию теракта. До тех пор, пока прокуратура не выбила его из седла.

Против Тараторина возбуждено теперь уголовное дело. Лишь за то, что он вперед прокуратуры осмелился дать телевизионное интервью.

Лучший подарок боевикам трудно было бы придумать...

Из досье “МК”. 19 октября примерно в 13 часов на автостоянке ресторана “Макдоналдс” близ метро “Юго-Западная” взорвалась автомашина “Таврия”. По заключению экспертов, в багажник машины было заложено СВУ типа “фугас” мощностью около 3 килограммов в тротиловом эквиваленте. 1 человек погиб, 9 ранены.

Взрыв на Пушкинской тоже устроил Мовсар Бараев

Пока шел “Норд-Ост”, высокие чины волей-неволей обязаны были общаться с журналистами. По десять раз в день выходили они к осаждающим здание репортерам, дежурно улыбались, отвечали на вопросы.

Любезная открытость улетучилась вместе с парами ядовитого газа. Все, что связано с расследованием дел, окутано теперь завесой тайны. “Все преждевременно”, — говорят прокуроры. Но я думаю, причина совсем в ином. Просто темные дела куда удобнее обделывать в темноте...

Вот и о последних событиях в печати не прозвучало ни слова. О том, что неделю назад в Ингушетии был задержан один из главных организаторов теракта у “Макдоналдса” — 30-летний Заурбек Х. (в интересах дела я не называю настоящего имени).

Заурбека взяли при выезде из Назрани. К этому моменту сыщики уже знали, что он скрывается где-то здесь, все местные органы получили ориентировки, и гаишники тут же узнали его в лицо...

Но вернемся на семь месяцев назад и попробуем — впервые — воссоздать ход расследования, которое по горячим следам провел МУР.

Итак, 19 октября в час дня на воздух взлетает начиненная взрывчаткой “Таврия”. Место взрыва было выбрано явно не случайно — многолюдная площадь. (Уже потом окажется, что взрыв был запланирован на 7 вечера, но сбился часовой механизм. Эта ошибка спасла жизни десяткам людей.)

Владелица “Таврии” ничего путного объяснить не смогла: как водится, она продала машину по доверенности. Некоему Артуру Кашинскому — имя, естественно, вымышленное. Но потом женщина вспоминает, что Кашинский пару раз звонил ей на мобильный. Это уже что-то.

Подняв все входящие звонки, сыщики начинают кропотливый анализ. Уже на другой день они находят искомый номер — 8(903)251-67-66. И хоть телефон этот тоже оформлен на подставное лицо, владельца удается вычислить — 27-летний Аслан Мурдалов, уроженец Урус-Мартана. Когда-то он занимался вольной борьбой, но после тяжелой травмы покинул спорт. В Москве живет 10 лет, занимается сбором “дани” с мелких коммерсантов.

22 октября — уже на третий день — Мурдалова задерживают. Формальных оснований для его ареста вроде нет, но он сам оказывает бесценный подарок Фемиде: ночью, когда его привозят в окружную прокуратуру, Мурдалов нападает на конвойного и пытается бежать. Теперь у него есть как минимум одна статья: сопротивление властям.

Между тем сыщики понимают, что Мурдалов отнюдь не главная фигура. Когда вечером 23-го боевики захватывают Дубровку, в оперативном штабе начинают догадываться, что эти два теракта — звенья единой цепи.

26-го — спецназ идет на штурм “Норд-Оста”. А 28-го сыщики берут второго организатора теракта — Ахяда Межиева. Через день в Ивановской области арестовывают и его младшего брата Алихана. Теперь картина происшедшего становится более-менее понятной. Сомнений больше нет: теракт у “Макдоналдса” и захват “Норд-Оста” готовили те же самые люди.

Более того — на их совести и еще одно громкое преступление: взрыв в переходе на Пушкинской площади 8 августа 2000 года.

Факт этот тоже держится следствием в секрете, однако нам доподлинно известно, что одним из тех, кто закладывал взрывное устройство в переходе, был знаменитый ныне Мовсар Бараев. (Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить портрет Бараева с фотороботом преступника, составленным еще 3 года назад.)

Из материалов уголовного дела: в начале 2002 г. Мурдалов А.М. пригласил Межиева А.С. (младшего. — А.Х.) в кафе, где познакомил его с неким Заурбеком. Последний рассказал, что воевал на стороне НВФ, и предложил Межиеву оказывать ему содействие.

Примерно через месяц в том же месте Межиев А.С. снова встретился с Заурбеком, а также человеком по имени Абубакар. Они в ультимативной форме потребовали, чтобы Межиев оказывал им содействие, угрожая в противном случае расправой с его родственниками, живущими в Чечне. Там же Межиеву был передан поддельный паспорт на имя Кашинского А.Р., по которому впоследствии он приобрел две автомашины...

От серии терактов москвичей спасло только чудо

О таинственном Абубакаре мы расскажем чуть погодя, а вот маску с Заурбека сорвем сразу: это и есть тот самый Заурбек Х., взятый в Ингушетии неделю назад.

Именно Заурбек был “мотором” теракта у “Макдоналдса”. Это он вызвал Межиева-младшего в Назрань, где вручил ему 2,5 тысячи долларов, приказав купить две машины по поддельному паспорту (“восьмерку” и “шестерку”). Это он в августе послал в Москву груженный арбузами “КамАЗ”, где было спрятано три фугаса. Это он определил место первого теракта, ибо часто обедал в “Макдоналдсе” и знал, как тут многолюдно.

Да и фугас в багажник “Таврии” закладывал тоже Заурбек. Правда, на большее его не хватило. В тот же вечер под чужими документами он улетел в Назрань. Бандит знал, что впереди “Норд-Ост”, и в последний момент банально струсил.

Впрочем, почему только “Норд-Ост”, ведь терактов в Москве должно было произойти неизмеримо больше? Уже потом станет известно, что боевики планировали взорвать Московский Дворец молодежи, другие ДК. Узнают сыщики и о том, что в “восьмерку”, заблаговременно купленную Межиевым, тоже был заложен фугас.

Машину даже успели подогнать к Концертному залу Чайковского — в одно время с “Макдоналдсом” — но не сработал часовой механизм. На другой день таинственный Абубакар — тот, что вместе с Заурбеком завербовал Межиева, — заберет из “восьмерки” бомбу. Она еще пригодится боевикам: ее — для наглядного устрашения — установят в зрительном зале ДК на Дубровке...

Из материалов уголовного дела: 22 октября 2002 г. Межиев А.С. (младший. — А.Х.) извещает Абубакара о задержании Мурдалова А.М. В ответ Абубакар говорит, что начатую работу нельзя сворачивать, т.к. в ближайшие дни произойдет мощная операция.

Вечером 23 октября, т.е. накануне захвата ДК МШПЗ, Абубакар назначает встречу Межиеву около казино “Кристалл”. Абубакар находится за рулем а/м “Форд-Транзит” (впоследствии этот микроавтобус будет использован при “Норд-Осте”. — А.Х.). Он передает Межиеву двух девушек-чеченок, на которых надеты пояса со взрывчаткой. Абубакар приказывает отвести девушек в людное место, чтобы они взорвали себя и тем отвлекли правоохранительные органы от захвата ДК МШПЗ.

Первоначально Межиев решает высадить смертниц около кафе “Пирамида”, однако, узнав по радио о захвате ДК, проявляет трусость. 24 октября Абубакар позвонил из захваченного ДК Межиеву, требуя объяснений. Межиев пояснил, что теракт организовать невозможно, т.к. на улицах слишком много милиции, и предлагает отправить девушек домой.

25 октября он сажает их на поезд Москва—Назрань. Пояса “шахидок” и переданные три гранаты у Межиева забирает человек по имени Хампаш...

За свое освобождение террористы предлагали $500.000

Через месяц путем неимоверных усилий сыщики найдут и Хампаша. Его — вместе с еще одним организатором терактов, отставным майором ГРУ Арманом Менкеевым — возьмут прямо на их базе: в подмосковной деревне Черное. В доме, который был куплен еще год назад и где боевики хранили почти весь свой арсенал. Правда, от былого великолепия остались лишь крохи: три пистолета и четыре радиостанции... Да и переданные Межиевым пояса “шахидок” тоже покоятся уже на дне Москвы-реки (их выбросила туда бывшая жена Хампаша, которой он отдал боеприпасы на сохранение).

Чеченцы явно не ожидали такого поворота событий. Пока их везли в Москву, Хампаш — он же уроженец Ведено гр-н Собралиев — успел даже предложить оперативникам полмиллиона долларов в обмен на свободу.

Сыщики отказались. Далеко не у всех служителей Фемиды могло бы хватить на это духа. И, похоже, у кого-то все-таки не хватило...

Сделаю небольшое отступление. С недавних пор и в МВД, и в ФСБ заметили, что чеченские боевики принципиально стали менять свою тактику. Если раньше они организовывали теракты с наскока, внезапно (вспомним хотя бы Кизляр), то теперь к каждой акции готовятся заблаговременно.

Чуть ли не за полгода начинают завозить оружие и взрывчатку. Заранее покупают машины и телефоны. Подбирают людей из тех, что давно уже осели в столице, а то и сами легализуются здесь.

И расчеты, как правило, оправдываются: за сто баксов доблестные стражи порядка отпустят и бен Ладена. Рассказами же о проверках “жилсектора”, которыми потчуют нас милицейские чины, не впечатлишь и ребенка.

Да о чем можно говорить, если даже после “Норд-Оста” здание на юго-востоке, где прятались боевики, столичная милиция не удосужилась проверить ни разу. (Лишь недавно это сделали сотрудники Управления МВД по ЦФО: по оперативным данным, там по-прежнему жили чеченцы.)

Террористы ведут себя так уверенно лишь потому, что знают: деньги в Москве решают все...

Главарю “Норд-Оста” не за что предъявлять обвинение

Но вернемся к фигуре таинственного Абубакара. Еще во время захвата “Норд-Оста” Иосиф Кобзон и Станислав Говорухин рассказывали, как вели переговоры с неким Абубакаром. Они упоминали тогда, что Абубакар чувствовал себя в ДК по-хозяйски — делал заявления, распоряжался судьбами заложников. Уже одно это должно было навести на размышления: субординация в Чечне соблюдается свято. Но с самого начала все сосредоточились на Мовсаре Бараеве и слова депутатов пропустили мимо ушей.

Сегодня уже нет никаких сомнений: именно Абубакар, а отнюдь не “волчонок” Бараев был главным организатором московских терактов.

Поначалу, правда, существовала версия, что Абубакар погиб при штурме “ДК”: два паспорта на разные имена с его фотографией нашли при убитых боевиках. Но проведенная серия экспертиз показала, что в зале Абубакара нет. (Каким уж образом удалось ему скрыться из здания — одному богу известно.)

Тут бы самое время броситься на его поиски. Поднять на ноги всю милицию страны. Перекрыть границы. В конце концов речь идет не о каком-то жулике: об одном из самых кровавых преступников планеты...

Ведь имя его тайной давно уже не является (по крайней мере для прокуратуры). В миру Абубакара зовут Русланом Эльмурзаевым. Ему 30 лет, он уроженец Урус-Мартана, бывший сотрудник милиции.

Однако до сегодняшнего дня Абубакара-Эльмурзаева никто не думает объявлять в розыск. Несмотря на массу свидетельских показаний, ему до сих пор даже не предъявлено обвинение.

— А за что объявлять? — спокойно отвечает прокурор Западного округа Сергей Лапин. — Говорите, нашли паспорта на чужие имена? Так если кто-то ваше фото вклеит в другой документ, вас, значит, тоже сажать?..

Странная, если не сказать больше, позиция. И, к сожалению, странность эта одним только Эльмурзаевым не ограничивается...

Почему прокуратура хочет заткнуть МУРовцам рот?

Три месяца назад зам. начальника 2-й оперативно-розыскной части МУРа Евгений Тараторин дал интервью телепрограмме “Человек и закон”.

Тараторину есть о чем рассказать: теракт у “Макдоналдса” был раскрыт под его началом. Впрочем, ничего сенсационного полковник не открыл. Отделался общими словами.

Да журналистам это было и незачем. В их руках находились и без того “убойные” материалы: видеозаписи арестов, захватов, допросов. (Откуда они попали на телевидение, история умалчивает. По версии руководителя программы Алексея Пиманова, их передал ему неизвестный.)

Однако вскоре прокуратура Западного округа — это она ведет дело по “Макдоналдсу” — возбуждает против Тараторина уголовное дело. За злоупотребление должностными полномочиями. Статья 285 УК РФ.

Якобы своим выступлением Тараторин чего-то там превысил и вообще — разгласил тайну следствия...

— Чушь полная, — комментирует Алексей Пиманов. — Ни одной новой фамилии Тараторин не привел: их называли до него официальные лица. Я считаю, что это просто повод прижать Тараторина, свести с ним счеты.

Пиманов рассказывает интересные подробности. Оказывается, еще до возбуждения дела в прокуратуру была вызвана его корреспондентка. Следователи устроили ей перекрестный допрос, и от растерянности девушка “призналась”, будто кассеты передал на телевидение Тараторин.

— Но она вообще не имела никакого отношения к кассетам, — горячится Пиманов, — все пленки забирал я. А на корреспондентку просто оказали давление. Кстати, она уже отказалась от своих слов.

Я внимательно посмотрел запись этой передачи. В самом деле, ничего нового Тараторин там не говорит. Но окружной прокурор Лапин позицию занимает иную. Он почему-то уверен, что полковник разгласил тайну следствия и тем самым сорвал “поисковые мероприятия”. (Сам себе, получается, сорвал: ищет преступников не прокуратура, а МУР.)

Правда, какие именно секреты выдал Тараторин, Лапин не объясняет: “Если я их вам назову, значит, и против меня тоже надо будет возбуждать дело”.

Вообще, логика Лапина поражает своей новизной. “Чем, — спрашиваю, — Тараторин превысил свои полномочия?” — “Тем, что разгласил секретные данные”. — “В чем же была его корысть?” — “В том, что хотел показать свою хорошую работу преждевременно”. — “А он плохо работал?” — “Хорошо”. — “Значит, говорить о том, что хорошо работаешь, — преступно?” Молчит. “Почему же не привлекаете его за разглашение?” — “Может, еще и привлечем”.

Это было бы смешно, кабы не было так грустно. Ведь стараниями прокуратуры Тараторин не только стал фигурантом уголовного дела. Его еще и отстранили от руководства оперативным штабом. (Лапин послал даже письмо начальнику ГУВД Пронину, хотя вопрос этот прокурорам никак не поднадзорен.) “Вдруг он что-то еще разгласит” — так объясняет он свою странную активность.

Какой настрой царит сегодня в рядах сыщиков, понятно без слов. Но Лапина это ничуть не смущает. “Я за милицейский энтузиазм не отвечаю”, — говорит он, поблескивая толстыми стеклами очков.

Чем же помешал Евгений Тараторин прокурорам, если готовы они даже на откровенный произвол? Недавно, например, следователь Западной прокуратуры Гурдин привез на Петровку напечатанные заранее протоколы допросов 5 сотрудников МУРа и настоятельно “просил” сыщиков их подмахнуть. Естественно, “показания” были не в пользу Тараторина.

“Есть основания полагать, — написал по этому поводу начальник МУРа Виктор Трутнев, — что расследование уголовного дела ведется предвзято”.

Предвзято, еще как предвзято. Я понял это и на себе. Ведь уже на другой день после нашей встречи с прокурором Лапиным его подчиненные пулей примчались в ГУВД. Они пытались отобрать у сотрудников — и у начальника МУРа в том числе — подписки о неразглашении данных предварительного следствия. Не дай бог, журналисты узнают что-то еще. Скажем, об истинной причине дела полковника Тараторина...

Документы спецслужб говорят: прокуратура попустительствует развалу дел

Буквально на днях руководитель одной спецслужбы направил письмо руководителю другой спецслужбы. Цитировать этот документ мы не вправе, а вот пересказать его нам никто запретить не может.

Существует серьезная опасность, сказано в документе, препятствующая объективному расследованию дела “Макдоналдса”. Окружение арестованных пытается его развалить, и прокуратура им попустительствует.

Арестованные получили возможность бесконтрольно общаться между собой, вырабатывать совместную тактику защиты (например, Собралиев и Менкеев по вине прокуратуры добрых 5 минут беседовали друг с другом в зале суда). Также прокуратура без каких-либо оснований предлагала перевести арестантов из “Лефортово” в “Матросскую тишину”, тогда как всем известно, сколь отличаются режимы в этих СИЗО (попробуй пронеси в “Лефортово” наркотики или “маляву” с воли).

Следователи прокуратуры немотивированно предлагают обвиняемым поменять адвокатов. Есть данные, что обсуждается вопрос о передаче через адвокатов крупных сумм взяток.

Несмотря на большое число улик, арестованному Х.Собралиеву долгое время не предъявлялось обвинение по ст. 205 УК РФ (терроризм). В итоге это привело к отказу его от сотрудничества со следствием.

Параллельно прокуратура пытается отстранить от расследования дела наиболее активных сотрудников других ведомств, с тем чтобы затормозить процесс. Это не только возбуждение дела против Тараторина. Прокурор ЗАО Лапин направил также протест в Следственное управление ФСБ России, в котором требовал наказать следователя ФСБ А.Круглова за допущенные им якобы неправомочные действия. Между тем вся вина Круглова, который входит в группу по расследованию дела о захвате ДК МШПЗ, заключалась в том, что он допросил арестованного по другому делу А.Межиева. Проведенная в ФСБ проверка признала действия Круглова правильными...

...Я не берусь комментировать эти данные: надеюсь, руководство Генпрокуратуры сумеет разобраться в них лучше меня.

Кстати, в документе этом ничего не говорится еще об одном престраннейшем обстоятельстве. Несмотря на общих фигурантов, прокуратура не спешит почему-то объединять все террористические дела. Хотя даже непрофессионалу ясно, сколь эффективно это было бы.

Сегодня таких разрозненных, обособленных дел насчитывается уже пять (!). “Макдоналдс” — его ведет прокуратура ЗАО. “Норд-Ост” и “Пушкинская” — прокуратура города. Есть еще и дела в МВД Карачаево-Черкесии и Дагестана: там, где были выписаны поддельные паспорта на Абубакара-Эльмурзаева.

По всем канонам их давно следовало бы забрать из регионов в Москву. Тем более что при обыске у карачаево-черкесской паспортистки было найдено клише с номером 207; паспорт же, проштампованный этой самой печатью, обнаружился на трупе убитого в ДК боевика Джабраилова.

Вот она — ниточка. Стоит только потянуть и, кто знает, может быть, удастся предотвратить какой-то новый теракт. Но нет, это никому не нужно.

“Норд-Ост” прошел, бури отгремели. Стоит ли теперь надрываться. Доведем до суда, не важно даже, по каким статьям, и ладно.

Не истина нужна этим людям. Щелканье каблуками. Рев фанфар. Главное для них не раскрыть преступление, а вовремя отчитаться...

Когда-то в Древнем Риме был выработан главный принцип уголовного права: кому выгодно?

Кому выгодно, чтобы террористы гуляли на свободе, а сыщики занимали их место на нарах? Кому выгодно, чтобы разваливались уголовные дела?

Я задаю себе этот вопрос, но ответа на него не нахожу. Вернее, я просто не решаюсь его произнести — даже про себя.


Р.S. Прошу считать эту публикацию официальным обращением в Генеральную прокуратуру России.



Партнеры