Дмитрий Захаров: Гренки уже подгорели

21 августа 2003 в 00:00, просмотров: 1205

Дмитрий Захаров — неправильный телевизионщик. Он мало торгует лицом. Ровно 10 лет не был в “Останкино”, тихо работал на РТР в программе “Вокруг света”. И вот он вернулся в останкинские коридоры. Теперь его должность звучит гордо: продюсер научно-популярных программ НТВ.


— Сколько лет вы были в тени на “России”, и, казалось, вас это устраивало.

— У американцев есть такая поговорка: дом надо менять раз в три года, работу — раз в пять лет, а жену — раз в семь лет. Тогда жить будет не скучно. Не знаю, как насчет дома и жены, но делать что-то новое надо постоянно. Появляются идеи, хочется их воплотить, и должно быть место, где это возможно сделать.

— Теперь ходите по коридорам “Останкино”, вспоминаете себя молодого, “взглядовского”?

— Нет, себя молодого я не вспоминаю, но людей я знаю если не всех, то огромное большинство. Теперь вот их встречаю, общаюсь на профессиональные темы.

— На “профессиональные” — это косточки общим знакомым перемывать?

— Я человек, далекий от сплетен. И меня интересуют лишь написание сценариев и новый язык телевидения.

— По поводу нового языка поподробнее, пожалуйста.

— Это новая картинка, новое построение кадра, света, новая операторская, режиссерская работа, новые пропорции текста. Ну миллион вещей. Сейчас я натаскиваю свою команду по материалу, который за рубежом выйдет еще только в 2004 году.

— Так чем удивлять будем?

— После Библии новых книг в этом мире не писалось. После Адама новых людей не было, разве что вариации на заданную тему. А я не очень люблю бежать впереди паровоза.

— На НТВ есть Парфенов, который давно уже понял, что картинка в “ящике” первичнее слов. Вы его поклонник?

— К этому стремятся все, но не у всех получается. Все зависит от того, в какой нише ты находишься. Ведь что хорошо для научпопа, не годится для ток-шоу.

— Как-то вы все загадками говорите. Значит, карты не будем выкладывать?

— Нет. Сделал, запустился, появился рейтинг. От этого и будем плясать.

— А кому сейчас нужно научно-популярное телевидение? Везде же попса. Вам отведут резервацию?

— А как продается целый канал “Дискавери”? Он же коммерчески прибыльный.

— Но, к сожалению, не у нас.

— У нас просто никто не пробовал.

— В коридорах “Останкино” с Любимовым еще не сталкивались?

— Нет, я давно не видел Сашу. Наверное, обрадуемся друг другу. Думаю, отметим это событие.

— А Политковского обнаружили?

— Совершенно случайно на съемках программы “Культурная революция”. Мы не виделись много лет, а встретились очень легко.

— Вы трудоголик по жизни?

— Да, до ночи сижу на работе, а уже с семи утра начинаю смотреть телевизор, что тоже является работой.

— Вы путешествовать любите?

— Не люблю.

— Это здорово, бывший главный редактор журнала “Вокруг света” не любит путешествовать.

— Не вижу в этом ничего из ряда вон выходящего. По этой логике главный редактор “Военного парада” должен ездить на танках, летать на самолетах и стрелять.

— А отпуск?

— Уезжаю “в деревню, в глушь, в Саратов”. Куда-нибудь к теплому морю, чтобы никого не видеть, никого не слышать. То есть на Кипр.

— Это вы так считаете. А жена?

— Она такая же, как и я, — интроверт. Мы сидим вместе, книжки читаем.

— Два интроверта в одной семье — не тяжело ли?

— Последние 11 лет ничего.

— Значит, это у вас не первый брак?

— Нет, не первый.

— А дети?

— Дочери почти 16 лет.

— Дима, давайте не будем больше тянуть кота за хвост. Расскажите о вашей военной программе. Это будет новый вариант “Служу Советскому Союзу”?

— Абсолютно нет. Там вообще не будет политики. Об окопах, танках и пулеметах рассказывать бессмысленно, об этом и так уже говорилось миллион раз. Меня интересует другой угол зрения. Допустим, немцы едва напали на нас, а их министр вооружений Фриц Тодт уже докладывал, что Германия в состоянии продолжать войну еще три месяца и на этом их экономический потенциал будет подорван. На войне бухгалтер иногда важнее, чем стратег. Вот и американцы воюют не с людьми, а с экономикой.

— До чеченской войны вы дойдете?

— Нет, я принципиально не хочу затрагивать эту тему, потому что только ленивый на ней не топтался.

— Ну а что за история с географией?

— В первом же выпуске географической передачи я говорю: мнение ведущего может не совпадать с мнением корреспондента. На этом все и строится. По-моему, получилась ироничная программа. Памятуя Горина, “самые большие глупости делаются с серьезным выражением лица”. Иногда надо смеяться над собой.

— Откуда юмор-то? У вас образ достаточно мрачного человека.

— Да, я флегматичный, спокойный, но это не исключает наличия чувства юмора. Не скажу, что мне присуще чувство черного юмора.

— Какой юмор вы цените?

— Наверное, английский. Есть один анекдот, это про меня. Английская благополучная семья. Появился на свет ребенок. Не говорит ни слова ни в год, ни в два, ни в три, ни в пять, ни в семь. Неожиданно за завтраком, когда ему уже было 11 лет, открывает рот и говорит: “Мама, гренки подгорели”. — “Джонни, почему ты молчал все эти годы?” — “До этого все было в порядке”.




Партнеры