Самые звездатые звезды

10 января 2004 в 00:00, просмотров: 698

Новогодние праздники показали со всей очевидностью: революция на телевидении завершилась. Если раньше оно считалось с тем, что его продукцию кто-то смотрит, то теперь этот фактор принципиально не принимается в расчет.

Раньше телевидение старалось ориентироваться на зрителя — чтоб не только “звездам” было интересно и полезно светиться на телеэкране, но и зрителю тоже был какой-то толк и удовольствие от просмотра телепередач. Разумеется, подковерная возня на телевидении всегда шла — интриговали, подсиживали, отбирали друг у друга заказы, продвигали на ведущие позиции родственников и любимых, — но при этом главным критерием работы все же оставалось удовлетворение интересов зрителя.

После просмотра новогодних программ можно смело констатировать: с ориентацией на зрителя покончено. Что он там думает? По фигу. Отныне мастера телевизионных дел ориентируются исключительно на себя — на свои собственные высокие духовные запросы и культурные предпочтения.

Зрителю не нравится? Зритель плюется? Да, народ у нас темный. Не воспитан, не образован. Не готов воспринимать высокое искусство.

Но мы же не можем опускаться до его уровня, пускай он подтягивается до нас. Довольно всех этих Тарковских, Параджановых, Смоктуновских и Роланов Быковых. Вытащим страну из пучины бескультурья!

* * *

Всю праздничную неделю на всех каналах продолжался бесконечный парад пошлости, шабаш с одними и теми же постоянными участниками.

Стоило включить телевизор, и казалось, ты попал в обезьянник.

Последним мощным аккордом, который окончательно закрепил завоевания телереволюции, стала осовремененная “Женитьба Фигаро”, украсившая рождественский вечер.

С ошеломляющей откровенностью это красочное представление провозгласило девиз новой эры: “А насрать нам, что думает зритель! Мы все устроили чисто для себя, захотели — и сыграли пьеску себя потешить, а на вас, баранов, сидящих у ящика, нам начхать. Мы вас в упор не видим”.

Ага, зато мы вас видим. К сожалению.

Убожество и бездарность свежей (или скорее освежеванной) “Женитьбы”, возможно, не так сильно бросалось бы в глаза, если бы не существовало записи старинного спектакля Театра сатиры, которую в прежние времена частенько показывали по телевизору. Вот там действительно играли настоящие актеры — талантливые и знаменитые, и сразу ясно было, что в ту постановку вложен огромный труд. Труд всегда видно. От халтуры он отличается, как живой человек от пластмассовой куклы, даже если кукла разукрашена звездами, блестками и перьями.

В спектакле Театра сатиры Фигаро был Андрей Миронов, а графа Альмавиву сыграл Ширвиндт, сыграл гениально, не допустив ни единого лишнего жеста, ни единой неуместной интонации, и граф у него вышел как живой. Стареющий любитель женщин, раньше он легко укрощал любую, а теперь начинает сдавать позиции, но в силу философского склада ума смотрит на вещи с юмором. Персонаж получился очаровательный, и новый Альмавива — Киркоров старательно повторяет, копирует графа Ширвиндта. Сам он не вносит ничего нового, все находки, повороты, любые мелочи — оттуда, из старого спектакля.

Но до чего же жалкая у него вышла копия!

Бледная тень, от которой за версту несет бездарностью и беспомощностью. Брижит Бардо для бедных. Конкурс красоты в женской колонии.

С чем еще можно сравнить тщетные попытки дешевого изобразить из себя дорогое?

…Ошибка составителей праздничных развлекательных программ в том, что они допускают вкрапления старого. Этого нельзя делать. Например, нельзя показывать старые, всеми любимые фильмы еще советских времен. Они качественные, добротные, там отлично играют актеры. На их фоне нынешняя белиберда выглядит особенно вопиюще и оскорбительно. Поэтому — лучше не надо. Не надо, чтоб было с чем сравнивать.

* * *

Революция на телевидении ведет к переоценке приоритетов. Если фактор зрителя не учитывается при подготовке программ, то и зритель со временем тоже становится безразличен к тому, что ему показывают. Теперь главное в телевизоре не передачи, а диагональ.

Чем длиннее диагональ — тем лучше телевизор.

И еще динамики должны быть мощные. Как у нас один приятель купил домашний кинотеатр, позвал гостей, врубил на полную и спросил победно: “Ну что, трясет кишки?” Вот такой должен быть телевизор: чтоб кишки трясло. Причем не только у тебя, но и у соседей.

Настолько велика разница между техническим совершенством современных телевизоров и убожеством того, что они показывают, что гораздо увлекательнее теперь смотреть не в телевизор, а на него: “О, какие колонки, бля, какой экранище”. А то, что внутри что-то показываться должно, фигурки какие-то, — про это скоро вообще все забудут.

Кишки, главное, трясет, а чьим там голосом их трясет — это детали.

А вообще, если хочешь смотреть телевизор, лучше всего это делать в большом магазине. Там их больше выставлено. Тысяча — и по всем идет одна и та же программа: “звезды” демонстрируют крепкие белые зубы и совершенно не отвлекают зрителя от просмотра телевизоров.

* * *

Еще парочка развлекательных телепрограмм, подобных тем, что баловали нас на минувшей неделе, и после праздников обмен впечатлениями будет выглядеть примерно так:

— Вы смотрели на Новый год телевизор?

— Да, смотрели, вот такой, блин, огромный, сверху черный…

— Ну же, и что больше всего понравилось?

— Функция “картинка в картинке”. И еще “долби сырраунд” — тоже очень понравился.

* * *

С телевидением произошло то же самое, что с “Единой Россией”. И здесь, и там выбрали лучших, и теперь эти лучшие обосновываются везде абсолютно: где можно и где нельзя. Никто не знает, почему, собственно, они лучшие, но все тем не менее охотно признают их “лучшесть”.

Да, они лучшие. Только смотреть на них не хочется.

Потеряна взаимосвязь между реальностью и изображением — вот характерная особенность полосы, в которую вступила наша великая страна.

Если верить изображению, можно свихнуться и решить, что нынешние “звезды”, которым, по-хорошему, самое подходящее место в сельской самодеятельности, действительно лучше всех поют, танцуют и шутят в нашей великой стране. Можно решить, что госчиновники, составляющие костяк “Единой России” и уже проевшие нашу великую страну до скелета, на самом деле являются наилучшими представителями народа, защитниками его интересов и чаяний. Вопреки очевидному росту цен можно решить, что благосостояние людей повышается и наша великая страна выходит на новый уровень. Вообще можно много чего решить для себя удивительного.

Не знаю, стоит ли в такой ситуации пытаться сохранить здравый взгляд на вещи. Однако, если вы все же хотите устоять, есть два пути: либо смотреть не в телевизор, а на него, либо действовать в соответствии с рекомендациями Козьмы Пруткова: “Если на клетке со слоном написано “лев”, не верь глазам своим”.

* * *

Накануне Рождества президент Путин торжественно наградил участников операции по ликвидации в Дагестане банды, слонявшейся там около месяца. Сама же ликвидация свершилась накануне Нового года и была представлена как огромный успех военных.

К сожалению, совершенно непонятно было, каким, собственно, образом произошла ликвидация, поскольку внятных объяснений военные не давали. Между тем отряд, по сообщениям очевидцев, насчитывал человек сорок—пятьдесят, это очень много по чеченским меркам. Такой отряд невозможно ликвидировать без тяжелого длительного боя и серьезных потерь. Но где тогда раненые, где убитые? Путин награждал только живых.

Некоторое недоумение, конечно, не могло испортить праздника по случаю победы над бандой, но (бывают же совпадения!) примерно в то же время, когда президент вручал награды в Кремле, по каналам информационных агентств пришло интервью с представителем управления Генпрокуратуры Южного федерального округа, который все очень толково объяснил: “Во главе банды из 36 боевиков стоял Руслан Гелаев. Федеральным силам удалось задержать пятерых боевиков из этой группы, один из которых ранен. По показаниям задержанных, семеро из числа боевиков погибли под снежной лавиной, еще один сорвался в пропасть. Банда намеревалась прорваться из Чечни в Грузию, судя по всему, на зимовку. По каким-то причинам в горах Дагестана их не встретил проводник, вследствие чего бандиты стали блуждать и наткнулись на федеральные силы. Данное обстоятельство, по его словам, вынудило боевиков разбиться на мелкие группы — от трех-четырех до десяти человек в каждой — и самостоятельно пробиваться в Грузию. Вероятность того, что кому-то из боевиков удалось прорваться, очень мала с учетом тех условий, в которых они оказались с началом операции по ликвидации банды”.

Другими словами, чистый итог: из 36 бандитов пятеро взяты в плен (они, видно, и не сопротивлялись в силу малочисленности своей группы), семеро погибли под снегопадом, один сорвался в пропасть, и двадцать три растворились в горах, но “маловероятно, что им удалось прорваться”.

Все это зовется у нас “ликвидацией банды боевиков”, и за это президент выдает ордена и медали. А на клетке со слоном написано “лев”.

* * *

Козьма Прутков не преминул бы отметить сие обстоятельство, но вряд ли стоит это делать в нашей ситуации.

Слон, лев — оба хорошие животные, и здравый взгляд на вещи (если его удастся сохранить) ничего здесь не изменит.

Разумнее — не пытаться сохранять. И тогда вы будете жить долго и счастливо, пользоваться постоянно растущим благосостоянием, богатеть, толстеть и по праздникам день и ночь наслаждаться самыми лучшими развлекательными телепрограммами с самыми звездатыми “звездами” нашей великой страны.



Партнеры