Живи и дай умереть другим

28 июля 2004 в 00:00, просмотров: 3550

Он живет ради Аллаха. Ради Аллаха Ирек Хамидуллин учился в медресе, ездил в Чечню, призывал к джихаду. А в конце 1999 года собрал у себя на родине, в Набережных Челнах, группу из 17 “истинных мусульман” и переправил их в Афганистан — сражаться с неверными. Кто-то из них погиб, кто-то попал в американскую тюрьму Гуантанамо. Самого Хамидуллина боевики “Талибана” и “Аль-Каиды” уважительно называли “амир” (начальник).

В апреле этого года Ирек Хамидуллин вернулся на родину. Сейчас он по-прежнему живет в Набережных Челнах. Открыто оформляет документы на выезд в Ирак. И вербует новых соратников на борьбу с неверными.

Уголовное дело в отношении идейного вдохновителя джихада и опытного вербовщика Хамидуллина до сих пор не возбуждено.

Милость Аллаха, не иначе.

15 апреля 2004 г. рейсом авиакомпании “Aeroasia” Е4-5664 из Исламабада до Дубая и далее — до Москвы вылетел российский гражданин Ирек Хамидуллин. Он был задержан спецслужбами Пакистана за незаконный переход афгано-пакистанской границы. Около полугода провел в пакистанской тюрьме. Потом установили его личность и гражданство и отправили домой, в Россию. В Москве Хамидуллина встретили сотрудники российских спецслужб. На разговор с ним у оперативников было только три часа: УПК РФ считает, что трех часов достаточно “для выяснения обстоятельств”. Даже если фигурант подозревается в террористических преступлениях.

В поисках шариата

К моменту задержания о Хамидуллине было известно немного. Окончил казанские — Суворовское и танковое — училища. Служил в Ленинградском военном округе. Уволился в запас в 1989 г. и занялся коммерцией: торговал запчастями. Жил в Набережных Челнах. В 1996—1998 гг. учился в местном медресе “Йолдыз”. С 1998 по 1999 г. был в военно-диверсионном лагере “Кавказ” в Чечне. Проходил по уголовному делу, находящемуся в производстве ФСБ, по факту участия в незаконных вооруженных формированиях Чечни.

Из видеозаписи допроса Ирека Хамидуллина:

— Сначала я не был настоящим мусульманином. Я стал им только потом. Ходил в мечети, общался со знающими, соблюдающими шариат мусульманами. И понял, что мусульманином можно быть только в исламском государстве. Потому что жить надо по законам шариата.

Посмотреть, как живут по законам шариата, Хамидуллин решил в 99-м. Один “знакомый по бизнесу” связался со своим братом в Урус-Мартане — и Хамидуллин отправился в Чечню. В Аргуне встретился с руководителем местного джамаата, в Урус-Мартане — с начальником службы шариатской безопасности района. На вопрос “зачем?” Хамидуллин ответил: “Чтобы выручить братьев”.

Дело в том, что незадолго до него в Чечню “бороться с неверными” уехали 40 татар. И были задержаны чеченскими боевиками. Один из парадоксов войны: мусульман заподозрили в связях с российскими спецслужбами и расстреляли. С пяти шагов, на краю глубокого оврага. 36 погибли, 4 выжили. Один из уцелевших — Яхья — позже отправится вместе с Хамидуллиным в Афганистан.

Из видеозаписи допроса Хамидуллина:

— В Чечне нет шариата. Я видел на улице чеченку с непокрытой головой. Там пьют и курят. И тогда я понял, что в Чечне делать нечего.

— И что вы решили делать дальше?

— Я искал, куда переселиться. Потом решил уехать в Афганистан.

Те, кто стремятся в рай

У себя на родине, в Набережных Челнах, Хамидуллин набрал группу из 17 “настоящих мусульман”.

Из видеозаписи допроса Хамидуллина:

— Я никого не покупал — ни одному из тех, кто пошел со мной, я не дал ни копейки. Я просто говорил: “Если ты со мной, то ты на пути в рай”.

Равиль Гумаров, Айрат Вахитов, Равиль Мингазов — трое из “команды” Хамидуллина — нашли свой рай на Гуантанамо. Братья Хусаеновы, Фидаиль Габидулин, Флус Салимов, Ильдар Латыпов достигли желанной цели. Все они погибли в бою с “неверными”.


Из досье “МК”

Равиль Гумаров. Уроженец Свердловской области, предприниматель. В 1997 г. сошелся с национал-радикалами из главной кузницы ваххабитских кадров Центральной России — медресе “Йолдыз”. “Студенты” медресе “Йолдыз” были замечены в отрядах Шамиля Басаева. Медресе было закрыто после того, как двоих его выпускников арестовали по делу о взрыве участка газопровода Уренгой—Ужгород 1 декабря 1999 г. Равиль Гумаров по этому делу не привлекался, однако среди арестованных были его близкие знакомые. Гумаров несколько раз пытался выехать в Чечню, а затем нелегально перебраться в Афганистан. С помощью Хамидуллина ему это удалось в 2000 г.

Айрат Вахитов. По словам матери Вахитова, Амины Хасановой, в феврале 99-го ее сын, тогда еще имам одной из городских мечетей, отправился в Чечню, чтобы учиться в действовавшем в Грозном при правлении Масхадова Исламском институте. В ФСБ Айрата Вахитова считают боевиком и экстремистом. Его официально обвиняют в участии в незаконных вооруженных формированиях.


Об остальных “братьях” подробной информации нет. Но в большинстве случаев схема одна и та же: медресе “Йолдыз” в Набережных Челнах — лагерь “Кавказ” в Чечне — Афганистан.

Долгая дорога к Аллаху

Из Набережных Челнов выезжали не одновременно, а небольшими группами, соблюдая строгую конспирацию. Сначала в Узбекистан, потом в Таджикистан. Там их встретили боевики террористической организации ИДУ (“Исламское движение Узбекистана”) и помогли правоверным пересечь таджико-афганскую границу. Часть группы Хамидуллина пошла через перевал, часть — цивилизованно: на вертолетах.

Из протокола допроса Айрата Вахитова:

“Нас переправляли через Кундуз в Кабул. В Кабуле поселили в гостинице. К нам пришел лидер “Исламского движения Узбекистана” Тахир Юлдашев и поблагодарил за то, что приехали. Через два-три дня за нами пришли вооруженные люди, забрали с собой и увезли в какой-то особняк. Там меня пытали, требовали признаться, что я работаю на российские спецслужбы”.

Показания уцелевших российских наемников как под копирку списаны одно с другого. Каждый попал в Афганистан, “только чтобы жить по законам шариата”, каждый чуть ли не год провел в “подвалах террористов” по подозрению “в связях с ФСБ”. Разумеется, ни один “в боевых действиях не участвовал”. Друг друга они знали “только по мусульманским именам”. Кстати, в последнее верится легко: в террористических организациях жесткая конспирация. Но достаточно сопоставить показания “воинов Аллаха”, чтобы понять: каждый готов сдать “братьев” по полной программе.

Из протокола допроса Равиля Гумарова:

“В тюрьме ИДУ к нам физическое насилие не применяли. Всех остальных ребят через два месяца освободили. В конце мая 2001 г. к нам присоединился Хамидуллин”.

А дальше, по показаниям другого российского наемника, группу Хамидуллина направили “на обучение”.

Из объяснения Рустема Абсаликова:

“В феврале 2000 г. я попал в террористическую организацию “Аль-Каида”. Меня сразу же направили на военную подготовку в Кандагар. В течение двух месяцев мы изучали тактику ведения боя из стрелкового оружия. Из России в этом лагере были чеченцы, которые поддерживали по телефону связь с Хаттабом. В июне 2001 г. в Кандагаре я встретил Хамидуллина из Набережных Челнов. Он был вместе с Вахитовым, братьями Хусаеновыми, Сайфулиным Ринатом и Габидулиным Фидаилем. Его группу отправили в военный лагерь для прохождения начальной военной подготовки”.

А дальше было то, что и должно было случиться. Обученные и подкованные наемники ушли “на фронт”.

Из протокола допроса Равиля Гумарова:

“После 11 сентября 2001 г. Джафар принял решение сотрудничать с ИДУ и был определен водителем “КамАЗа”, который использовался для перевозки оружия. Муса и Ахмад примкнули к талибам. Они сказали, что начался настоящий джихад”.

В ноябре 2001 г., когда началось наступление Северного альянса, “КамАЗ” Джафара (его личность, так же как личности Мусы и Ахмада, установить не удалось) попал под бомбежку американцев. Боевики, ехавшие вместе с Джафаром, успели выпрыгнуть из машины. Российский наемник не захотел бросить ценный груз... По словам боевиков ИДУ, от тела Джафара ничего не осталось. На месте взрыва обнаружили только его автомат. По предположению Гумарова, Муса и Ахмад погибли во время боя в районе Мазари-Шарифа. А его самого взяли в плен представители генерала Дустума и передали американцам. Габидулин задержался в Афганистане до весны 2002 г. В одном из последних телефонных разговоров он сказал, что группа по-прежнему дислоцируется в горах. А в конце разговора сообщил, что “здесь намечается крупное дело”. По всей видимости, в ходе этого “дела” он и погиб. Ринат Сайфулин вернулся домой. Со своим афганским знакомым — Абсаликовым — он был куда откровенней, чем со спецслужбами. И рассказал, что еще одна небольшая группа “сидела в Карачи и ждала указаний”. А самого Хамидуллина прятали от американцев боевики “Талибана”.

“У вас за это не судят”

Талибы относились к Хамидуллину по-братски. Его называли амиром, а когда началось американское наступление — прятали от войск “неверных”, перевозили из кишлака в кишлак. “Эти люди выполняли все, что обещали”, — скажет Хамидуллин во время допроса.

Из видеозаписи допроса Хамидуллина:

— Желание стать шахидом у всех есть. И у меня есть. Но от меня это не зависит. Я не знаю, когда Аллах прикажет мне стать шахидом.

— И какова будет ваша цель, когда это произойдет: торговый центр, метро, еще что-то?..

— Это зависит от Аллаха. Но все это будет во имя Всевышнего.

— Вам приходилось встречаться с бен Ладеном?

— Нет, лично встречаться не приходилось. Но как-то в Афганистане мимо нас проехали два белых джипа — бронированные, а сзади лежали камни на случай обстрела. И человек, который был рядом, сказал: “Это Шейх проехал”. Он вообще не скрывается — открыто ездит. Его все равно не возьмут.

— А правду говорят, что теракт в США — дело рук бен Ладена?

— Правда. Я знаю. Арабы, которые встречались мне в мечетях, говорили: это приказ бен Ладена. Рассказывали еще, что этот торговый центр хотели взорвать еще лет 5—6 назад. Поставили рядом автобусы со взрывчаткой, но американские спецслужбы сумели предотвратить это.

— Почему вы воюете с мирными людьми?

— Мы не делаем ничего кроме того, что написано в Коране. Мы воюем с армией неверных. Чтобы на земле установился мир, нужен халифат — на всех мусульманских территориях.

— А как быть с Россией?

— Когда установится Великий Халифат, его воины подойдут к русской границе и предложат вам принять ислам. Если христиане не согласятся, то они должны будут платить мусульманам налог. Это не насилие — это будет означать, что Россия находится под охраной Великого Халифата.

В любой стране мира этой видеозаписи было бы достаточно для того, чтобы как минимум задержать Хамидуллина на несколько суток. Собранных оперативниками показаний бывших наемников, в том числе и полученных с Гуантанамо, хватило бы для реального срока для вербовщика. Потому что все “воины Аллаха” российского производства сходятся в одном: в Афганистан их привез Хамидуллин. По американским законам в этом случае можно было бы говорить и о смертной казни. У нас тот, кто призывает убивать и отправляет умирать, остается на свободе. В статье УК РФ “Наемничество” есть примечание: наемником считается лишь тот, кто получал за участие в боевых действиях “материальное вознаграждение”. А убивать “неверных” бескорыстно, согласно нашему Уголовному кодексу, не запрещено.

Разумеется, при желании можно было и найти доказательства “материального поощрения” того же Хамидуллина: ведь по сути бойцы “Талибана” полностью содержали “брата”. Можно было — опять же при желании — внести необходимые поправки в УК. Но прокуратура Набережных Челнов предпочла прекратить дело.

— Если бы я призывал к джихаду в России, я бы давно сидел в тюрьме, — видеозапись беседы подходит к концу. Хамидуллин откровенно улыбается. — А я призывал жить по мусульманским законам в мусульманской стране. У вас за это не судят, слава Аллаху...


P.S. Когда материал готовился к выходу, пришло сообщение из Набережных Челнов. Ирек Хамидуллин только что получил загранпаспорт и визу. В ближайшее время вместе с семьей он выезжает в Судан. Он свободен и счастлив.



Партнеры