Мамонт в японской лавке

Пока Россия пела и плясала, весь мир ушел далеко вперед

20 июня 2005 в 00:00, просмотров: 370

В пятницу на Всемирной выставке “Экспо-2005” в Нагое прошел Национальный день России. В этот день наше государство осуществило попытку мощной культурной экспансии за пределами собственного павильона. Экспансия вполне удалась и в очередной раз заставила повторять, что “в области балета мы впереди” сами знаете чего.

За право проведения “Экспо” страны бьются не меньше, чем за Олимпийские игры. Нам пока не повезло ни разу: этот год выиграла Япония, следующая “Экспо” осталась за Испанией. В Нагое Всемирная выставка занимает 173 гектара (примерно две ВДНХ), где 120 стран установили свои павильоны и воплотили девиз “Мудрость природы”, попытавшись слить ее в экстазе с высокими технологиями. Однако не каждой стране это удалось.

9.00. Российский павильон посетителей почему-то встречает фотографическим портретом очень голубоглазого президента Путина на стене. А буквально через несколько шагов — скелет огромного мамонта, отрытого в Якутии в 2002 году. Замерз этот субъект в расцвете сил (53 года). Федор Шидловский, представлявший мамонта, гордится сохранностью экземпляра и уверяет, что это и есть та самая изюминка, которая проявляет природную мудрость России. Изюминка, правда, очень древняя — пролежала в земле 18 тысяч лет и недурно сохранилась.

А вот достижение человеческой мудрости — модуль, который через три года позволит любому слетать в ближний космос. Цена билета — всего 100 тысяч долларов. Впрочем, других мудростей — художественных и концептуальных — российский павильон не представил. Но размышлять на эту тему особенно некогда, потому что начинается культурная программа. Она затеяна с поистине русским размахом: более трехсот участников, продолжительность четыре с лишним часа и не носит исключительно фольклорного характера, как бывает в таких случаях. Фольклорный пролог отдан старейшему хору Пятницкого, который лихо разогревает публику. Культурную программу на “Экспо” проводят Федеральное агентство по культуре (Михаил Швыдкой приехал в день открытия) и Международная конфедерация театральных союзов, ее полностью профинансировало агентство. Затем — скромная официальная пауза, за которую успевают поднять государственные флаги России и Японии, две короткие речи (от России говорит министр образования и науки Андрей Фурсенко). А дальше идет то, от чего японцы заходятся всегда, — классический балет.

Балету приходится нелегко: духота и влажность, а танцевать на покрытии из линолеума небезопасно. Балетное отделение открывает Николай Цискаридзе с молодой, но весьма перспективной солисткой Нелли Кабакидзе отрывком из “Раймонды”. Затем на ура идут фрагменты из “Жизели”, “Дон Кихота”, “Лебединого озера”, “Спартака”...

В антракте иду за кулисы. Цискаридзе — мокрый как мышь.

— Жарко? — спрашиваю его.

— Не жарко — очень влажно, мышцы от этого расслабляются. Но хуже тем, кто поет. Так, как японцы любят балет, — так не любят его нигде. Считают, что Чайковский — это их все. Подарки дарят, у многих из нас здесь есть свои сайты и фантастические поклонники. Например, одна пара ездит за мной практически по всему миру.

— Состоятельные люди могут себе такое позволить.

— Я бы не сказал, что состоятельные. Например, у Сережи Филина есть фанатка — менеджер одного магазина. Сережа предложил ей: “Давай я куплю тебе билет на самолет, сколько можно летать за свой счет?” — “Спасибо, не надо, иначе я не смогу сказать тебе то, что я думаю”.

— Коля, скажи, ты оправился от травмы?

— Нет еще. Я делаю то на сцене, что могу. Пока не танцую “Баядерку”, “Лебединое озеро”.

— А правда, что ты больше не будешь работать в мюзикле “Ромео и Джульетта”?

— Нет, я работаю. Вот из Японии как раз приеду, и у меня будет спектакль.

— Какие планы на лето?

— В отпуск еду в Канн к друзьям.

Заключительная часть программы — оперная, и ее представляют певица Ирина Мусаэлян, сильный красивый тенор Тигран Макинян и композитор Александр Лавров с ансамблем музыкантов. Эта компания показала весьма оригинальный блок из оперных шлягеров в современной обработке.

А за кулисами нарисовался Слава Полунин — в красной майке, соломенной шляпе, хитро смеется. Он еще не успел засыпать японцев своим “Сноу-шоу”: на “Экспо” ему выделили отдельный павильон на 500 мест.

— “Сноу-шоу” ты играешь давно. А как насчет новой программы?

— Я сейчас сыграл новую в Новосибирске, но буду ее переделывать. У меня так всегда.

— А что это за история со спектаклем “Бабы дуры”?

— Да, есть такая задумка — сделать три бала: один — в пижамах, второй — в свадебных платьях, третий — на Лысой горе.

— Тебе бабы не требуются? А то у меня подходящая пижамка имеется.

— Приходите, посмотрим, как проявитесь.

Обойти на “Экспо” все павильоны в один день — нереально. Интересно там, где длинные очереди. А очереди — у канадцев, бельгийцев, швейцарцев, и, конечно же, не попасть в павильоны Японии. В павильоне “Тойоты” работает оркестр роботов-музыкантов, а в другом японском павильоне демонстрируется чудо хай-вижн. Длинная очередь здесь в какой-то момент оказывается внутри земного шара, и на посетителей с огромной скоростью несутся реки, горы, вокруг плавают морские рыбы. Людей опутывают корни деревьев, и здесь как нигде чувствуешь, что русский павильон, увы, остался далеко в позапрошлом веке. И только русский балет и русское искусство способны за него ответить. Уязвимость русской экспозиции не спас даже г-н Вешняков, почему-то демонстрировавший преимущества и продвинутость российской избирательной системы.




    Партнеры