Защитник по жизни

Серпухов помнит Беслан и своего земляка

7 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 333

Прошлогодняя сентябрьская трагедия в Беслане мало кого оставила равнодушным. Казалось бы, горе — оно где-то там, далеко — а вот и нет, оно рядом. Там, закрывая собой детей, житель Серпухова майор отряда “Вымпел” Роман Катасонов, наверное, не думал, что они чужие. А его доченька Настя встретила свой первый день рождения уже без папы. В память о земляке в 9-й школе города Серпухова в начале учебного года открыли музей.

— Роман Катасонов — потомственный военнослужащий, — рассказал организатор музея, руководитель кадетских классов 9-й школы Владимир Савин. — Родился здесь, у нас, в Серпухове. Отец его, коренной житель города, окончил Серпуховское военное училище. Затем семья вместе с маленьким Ромой кочевала по гарнизонам.

В Белоруссии Роман окончил школу с медалью, был призером по таэквондо среди юниоров. Потом — Минское суворовское училище, Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище. Роман был самым легким — во время прыжков с парашютом его постоянно сносило то на лес, то еще куда-нибудь. Для него специально утяжеляли парашют. За плечами было уже 500 прыжков, и его как лучшего переманили в Главное разведывательное управление.

— Офицер ГРУ обязан знать иностранный язык, — продолжил биографию Ромы Савин. — Катасонову достался китайский. Должны разведчики иметь и несколько специализаций: Рома в совершенстве освоил подрывное дело, он прекрасный компьютерщик, а диплом защитил по захвату аэродромов на низколетающих аппаратах.

После были два года подготовки в отряде “Вымпел”. Семья вернулась в Подмосковье. А дальше тоже блестящая, отличная карьера. Первая операция — находка архива Дудаева. Роман продолжал специализироваться на подрывном деле. Уничтожение группировки Бараева. “Норд-Ост”. Подробности об участии и роли Романа в этих операциях просили не разглашать: все-таки “Вымпел” — организация более чем секретная. Достаточно сказать, что на Дубровке Катасонов вместе с командиром шел с другой стороны основной группы. Ему доверяли. Роман тогда был награжден орденом Мужества, а командир получил звание Героя РФ.

— Я не влиял на выбор сына, — рассказал отец Романа Юрий Катасонов. — Он сам решил стать военным. Хотел быть сильнее. Жена его, Ирочка, — тоже дочка военного, медсестра, женаты они были около двух лет. Дочке в начале октября исполнился год...

Мучить расспросами Юрия Николаевича невозможно. Видно, что воспоминания ему даются с трудом — ведь он потерял единственного сына.

— Все звания Роман получал досрочно, — рассказал Владимир Савин. — Старший лейтенант, капитан, в 26 лет — майор. Прошел всю Чечню, награжден медалями “За отвагу” и Суворова. Направлен в академию, с 1 сентября должен был начать учиться. Но добровольно поехал в Беслан. Сам напросился. Отец его отдал нам в музей фотографии сына, вещи, пластины из бронежилета…

Но никакого бронежилета в тот день, как рассказали сослуживцы, на Роме не было. Когда раздался взрыв и народ хлынул на улицу, бойцы Управления “В” ЦСН ФСБ, наоборот, ринулись вперед, скидывая с себя все “ненужное”. Ребята прикрывали заложников и сотрудников штурмовой группы: с лишним весом на себе не очень-то через парты попрыгаешь. Бронежилеты и шлемы сбрасывали на ходу. Роман вступил в бой с пулеметным расчетом и получил смертельное ранение...

Посмертно майора Касатонова наградили орденом “За заслуги перед Отечеством” IV степени. А его товарищ Евгений Келпш написал после этого страшного боя: “Автоматы в пыли уткнулись, друг мой только что стал двухсотым, то ли ангелы отвернулись, или, может быть, сглазил кто-то…”




    Партнеры