Урок вне расписания

Любовь Кезина: “Я верю в учителей, директоров и родителей!”

14 июня 2006 в 00:00, просмотров: 377

Если ребенок поет мимо нот, может ли учитель музыки поставить ему “двойку”? А если в школе берут деньги за дополнительные занятия? Постоянно хулиганящий ребенок — дочка директора? Который запрещает КВН?

Средняя школа — как задача с сотней заданных условий. Решить ее пытаются ученики, педагоги, родители, вот только — сообща или порознь?

Руководитель Департамента образования Москвы Любовь Кезина надеется, что все участники образовательного процесса найдут общий язык. Об этом Любовь Петровна говорила, отвечая на вопросы читателей на прямой телефонной линии в “МК”.

Кто заплатит за игрушки?

— Любовь Петровна, меня волнуют поборы в детском саду №1882 на Петрозаводской улице.

— И на что собирают деньги?

— Платные танцы: 20 минут — 50 рублей, лепка: 20 минут — 50 рублей. И тех детей, чьи родители не могут платить, называют по фамилии!

— У нас сейчас во всех детских садах существует программа для ребят 5—7 лет по подготовке к школе. По этой программе учат не писать, читать, считать, а развивают ребенка: занимаются с ним лепкой, рисованием, танцами и так далее. Эта программа не требует отдельной платы. А вот за охрану пока надо платить. Мы поставили этот вопрос на заседании правительства Москвы. Нам предложили выбрать: взять деньги на охрану или на питание младшеклассников. У нас очень много детей из неблагополучных семей, которые недоедают, поэтому охрана остается платной для родителей.

— А на ремонт и игрушки тоже нужно сдавать деньги?

— Не имеют права брать никаких денег за ремонт и игрушки! Москва — единственный регион, где принят закон, по которому мы сегодня платим заработную плату воспитателям детских садов такую же, как учителям начальных классов в школах. Но с 1 апреля повысилась оплата пребывания ребенка в детском саду. Я подписала специальный приказ, по которому деньги идут не на доплату, а на покупку игрушек, пособий, оборудования, на ремонт. На этой неделе я была в нескольких детских садах. И спрашивала: “Хватает ли денег?” Ответили: “Да, хватает”. Действительно появились те вещи, которых раньше, до повышения оплаты, просто не было. Вы мне пришлите письмо, и будем заниматься воспитанием вашего детского сада.


— Я прошу помощи, у меня ребенка в сад не берут.

— А причина?

— Нам по программе “Молодой семье — доступное жилье” дали квартиру в другом районе. Мы только в апреле получили документы, и сразу же я обратилась в близлежащие детские садики. Там сказали, что помочь не могут...

— У нас в Москве сложилась такая ситуация: молодежи раздали много жилья, а детские сады около домов забыли построить. И поэтому оказалось, что мест не хватает. Давайте так мы с вами договоримся. Вы напишите заявление и передайте в Департамент образования, я его сама рассмотрю. Оставьте все свои координаты, чтобы с вами можно было связаться.


— Имеют ли дети учителей преимущественное право при поступлении в детский сад? Моего 6-летнего ребенка не берут в подготовительную группу.

— У вас два преимущества — во-первых, как у учителя. И за содержание ребенка вы будете платить 50 процентов. Во-вторых, вашему ребенку 6 лет — его обязаны принять в детсад.


— Наш 500-й детский садик сносят. А детей перевели в 405-й, я когда увидела это помещение, то начала плакать: двухъярусные кровати, а дети играют на маленьком пятачке и буквально сидят друг на друге.

— Мы не от хорошей жизни закрываем детские сады — здания очень старые. Но ваш 500-й сдадут уже в этом году. Я даю вам слово, что программа по строительству детских садов на 2006 год будет выполнена. Потерпите маленько и будете ходить в прекрасный детский сад. А пока мы посмотрим, чем можно помочь 405-му.

Четвертый лишний

— Я преподаватель одной из средних школ ЮАО. Преподаватели ОБЖ огорчены и возмущены тем, что чрезвычайно важную дисциплину “Основы безопасности жизнедеятельности” ликвидируют в средних школах.

— Я разберусь, потому что Департамент образования считает, что предмет “Основы безопасности жизнедеятельности” должен быть.

— Я — кандидат наук, доцент, а таких у вас в распоряжении буквально единицы даже по Москве.

— Больше тысячи.

— Ну тем более. Кандидатам наук и докторам высшей школы повысили должностные оклады. А нам? Поставьте этот вопрос в правительстве Москвы.

— Хорошо. Я изучу этот вопрос и при необходимости выйду с ним на Юрия Михайловича.


— В малокомплектной школе, где я преподаю, сложилась щекотливая ситуация. У нас четыре учителя математики: пенсионерка, молодой специалист, педагог высшей категории 41 года и педагог 1-й категории 39 лет. Кто-то должен уйти. Кто имеет преимущество?

— Вы сами как считаете?

— Ну, пенсионерку трогать нельзя, человек столько лет проработал и находится в здравом уме...

— Пенсии у нас такие, что предложить учителю уйти на заслуженный отдых язык не поворачивается. Из-за демографического провала 400 школ в Москве стали малокомплектными. (Кстати, во вчерашнем номере “МК” неверно указана цифра: Москва потеряла в демографической яме двести тысяч учеников.— Ред.) Но учителя математики у нас востребованы, так что мы найдем педагогу место в другой школе. Надо решить этот вопрос по-хорошему. Я была в аналогичной ситуации: в школе на пятерых учителей истории не хватало часов, и я ушла в другую и ничуть от этого не потеряла.


— Скажите, пожалуйста, заместители директоров имеют право на оплачиваемое классное руководство?

— Ни директор школы, ни его заместители не должны брать классное руководство, у них и так достаточно большой объем работы.


— Имеет ли право педагог, находившийся на лечении в Кащенко, преподавать в школе?

— А откуда у вас такие сведения о конкретном учителе?

— Моя бывшая свекровь учит музыке.

— В системе образования мы таких не держим. Может быть, в музыкальной школе у нее небольшая нагрузка, посильная для ее здоровья?


— Мне сказали, что президентские гранты не дают тем учителям, у которых нет высшего педобразования.

— Это неверная информация. У нас очень много достойных учителей начальных классов, которые имеют среднее специальное образование. И они так же, как и остальные, имеют право на гранты.

Как напеть на “пятерку”

— Вам звонят ученики школы №911. Наши родители уже обращались в окружное Управление образования по поводу беспредельных действий директора. Она нас оскорбляет, запрещает проводить праздники, дискотеки, КВНы. Говорит, что школа не клуб. Также с нас собирали деньги на турникеты, однако турникеты не сделали, куда деньги пропали — не известно. Еще собирали деньги на форму, которую никто не носит.

— А форму-то вы приобрели?

— Да, форму приобретали…

— А зачем приобретали?

— Сказали, что обязательно надо покупать форму.

— Ну, так если вы приобрели форму и не носите, это вы уже задайте этот вопрос. Зачем вам надо было эту форму покупать?

— Сказали: в обязательном порядке.

— В Москве нет обязательной формы. Я уже очень много лет знаю вашего директора, это человек, который никак не может запрещать праздники и дискотеки. Она объединила под крышей школы всех ребят, которые живут в микрорайоне, для внешкольных занятий. Я была в вашей школе много раз, прекрасные условия созданы, чтобы вам интересно было жить.


— Мы много говорим о безопасности школ и детских садов. Я работаю в Моспроекте. И вот у меня сегодня как раз заказы на сады...

— За счет средств бюджета в прошлом учебном году все школы, детские сады, институты, профессиональные колледжи оснащены тревожными кнопками, которые выведены на вневедомственную охрану.

— А новые школы — опять без кнопок!

— Они будут сразу устанавливаться.

Почему сразу не сделать? Потому что это и дешевле и проще? После того, как сдана школа, начинать ее по новой ковырять — это же неправильно!

— Нет, не надо ковырять. Вы правы абсолютно. Я дам поручение своему заместителю.


— Я мама 13-летней девочки, она учится на “четверки” и “пятерки”, а по физкультуре — “двойка”. Ну не может мой ребенок выполнять нормативы! Она, если честно, и поет мимо нот. Но учитель музыки уши закрывает и ставит “пять”. А с физкультурой что делать?

— По этим предметам не все дети способные, поэтому во многих московских школах уже не ставят оценки по музыке, рисованию и физкультуре.

— Как убедить нашего директора ввести эту систему?

— Такое указание школам дано. Можете написать в Департамент образования, и мы найдем возможность воздействовать на директора вашей школы.


— Я живу во дворе, куда выходят 23 подъезда, поэтому родители очень активно общаются на школьные темы. И получается, что во всех школах Отрадного невесть что творится: деньги собирают, поступить в гимназию — проблема. Кто платит, тому ставят отметки. Мы сидим с родителями и друг друга жалеем.

— Наши школы выжили в самое трудное время, когда шла перестройка, когда учителя работали за копейки. Поэтому у меня есть вера в моих учителей, вера в моих директоров. Вера в моих родителей. Кстати, родители сегодня вместе со школой обязаны заниматься обустройством детей в школе. Только партнерство родителей и школы может привести к чему-то хорошему. А с каждым негативным фактом по каждой школе я готова разобраться.




Партнеры