Рений вам, а не Курилы!

Почему надо сказать “нет” Японии

18 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 2136

Новый веский резон не отдавать Японии Курильские острова, похоже, появился у Кремля. “Зачем вам эти крошечные и не имеющие никакого значения куски суши?” — на протяжении многих десятилетий примерно так выглядел один из главных аргументов Токио в пользу нашего отказа от “северных территорий”. Дыр в такой логике и раньше было предостаточно. А сейчас появился еще один веский аргумент сказать Японии “нет”. На спорном острове Итуруп находится гигантское месторождение чуть ли не самого редкого, дорогого и стратегически важного химического элемента на земле — рения. Весь вопрос лишь в том, как его извлечь.

Тайна вулкана Кудрявый

В советскую эру Южные Курилы были важным центром стратегического военного строительства. На излете существования СССР в бухте Броутон на острове Симушир даже начали строить огромную базу атомных подводных лодок. Но крайне важное для обороны месторождение было открыто в момент, когда наука и ВПК страны находились чуть ли не на самом пике кризиса, — в 1992 году.

Впрочем, это лишь отчасти можно назвать счастливой случайностью. Руководителем экспедиции, совершившей открытие, был знаменитый вулканолог Генрих Штейнберг. А он известен не только благодаря своим научным достижениям, но и умению выходить из самых трудных жизненных ситуаций.

Биография этого ученого читается как авантюрный приключенческий роман. Штейнберг был другом знаменитого поэта, нобелевского лауреата Иосифа Бродского и главным героем повести Андрея Битова “Путешествие к другу детства”. В 1961 году он стал первым человеком, совершившим спуск в кратер действующего вулкана Авачинский на Камчатке. Когда в 1969 году в СССР было решено послать в космос ученого, Генрих Штейнберг вошел в финальный список претендентов. Если бы не отказ от идеи отправки ученых в космос после гибели экипажа корабля “Союз-11”, у Штейнберга были все шансы стать первым космическим вулканологом.

Впрочем, даже несмотря на эту неудачу, Генрих Семенович вполне может считаться одним из крестных отцов уникального космического аппарата. В том же 1969 году он стал начальником экспедиции, осуществлявшей на Камчатке ходовые испытания лунохода. Чтобы провести эти испытания в намеченные сроки, дерзкий вулканолог пошел на невиданную в советских условиях смелость: купил горючее за наличные. Как и следовало ожидать, санкционировавшее эту операцию начальство ушло в кусты. А Генриха Штейнберга взяло в оборот ОБХСС. Уже известному во всем мире вулканологу пришлось работать электриком в котельной.

Многие не оправились бы от подобного удара. Но Штейнберг сумел удержаться на ногах и шаг за шагом восстановить свою научную карьеру. К 80-м годам под его руководством была разработана методика прогноза извержений вулканов. В конце апреля 1989 года в сахалинской прессе была опубликована статья с пугающим названием “До извержения осталось…”. А через неделю на вулкане Грозный на острове Итуруп началось извержение.

Оживший вулкан находился на расстоянии всего 8 километров от военного центра Курил — поселка Горячие Ключи. Штейнберг мгновенно стал одним из авторитетных людей региона. Возможно, именно поэтому даже в голодном 1992 году администрация Сахалина нашла деньги на новую экспедицию по исследованию вулканов. А в 1999 году за три дня до извержения губернатор области и службы МЧС получили радиограмму с датой старта извержения Кудрявого и надежностью (95%) этого прогноза. Который оказался точным.

Контроль за состоянием любого вулкана — занятие, сопряженное с исключительным экстримом. Вулкан Кудрявый на острове Итуруп не стал исключением. “Чтобы брать пробы газа из одной и той же точки, нам надо было установить в кратере вулкана специальные керамические трубы, — вспоминает о моменте открытия сам Генрих Штейнберг. — Для этого мы копали яму на площадке. Температура на ее поверхности достигала 500°. И даже в резиновых сапогах или валенках на резине там можно было продержаться не более 2—3 минут. В одну из таких кратких смен мой коллега Сергей Ткаченко вытащил лопатой кусок породы с серебристым блеском. Я никогда не видел на вулканах ничего подобного и решил про себя: это материал для маленькой заметки в научном журнале”.

Но все вышло по-другому. Таинственный образец был увезен в Москву. И к концу 1992 года два ведущих научных института пришли к ошеломляющему выводу. Это вовсе не молибденит, за который его первоначально приняли ученые. Это минерал, содержащий один из самых редкий металлов в мире — рений.

Рений как он есть

Первооткрывателем рения можно смело считать Дмитрия Менделеева. Еще в 1870 году автор периодической системы элементов предсказал грядущее обнаружение соединения с атомным весом 180. В течение следующих 50 лет различные химики часто объявляли, что им удалось исполнить предсказание Менделеева. Но каждый раз эти победные реляции оказывались блефом. Только в 1925 году немецким ученым Вальтеру и Иде Ноддак удалось открыть этот самый редкий из устойчивых металлов в мире. В честь реки Рейн его окрестили рением.

Большинство обывателей о рении никогда не слышали. Но в узком мирке ученых и промышленников он ценится больше, чем платина. Без рения, например, невозможно создать современные самолеты. Этот металл используют для производства лопаток авиадвигателей. Еще две сферы применения — создание высокоточной техники вроде гироскопов и синтез высокооктановых марок бензина. В Америке и Германии запатентованы способы создания рениевых фильтров для очистки выхлопных автомобильных газов.

Но победное шествие рения удерживается одним обидным обстоятельством. “Широкий спектр применения рения никогда не рассматривался из-за острого дефицита этого металла на планете”, — объяснил мне ситуацию замглавы ГосНИИ цветных металлов Альберт Бессер. До 1992 года даже считалось, что месторождения собственно рения на Земле нет.

Металл попутно добывали (и по-прежнему добывают) из медных и молибденовых руд. В результате сложного технологического процесса при обжиге концентрата из газов кроме основных продуктов получают еще и рений. Чтобы добыть килограмм рения, надо перемолотить от тысячи до двух тысяч тонн руды. Неудивительно, что мировое производство рения редко превосходит 40 тонн в год. А цена одного килограмма металла колеблется в районе от 1 до 4 тысяч долларов.

При этом спрос на рений в мире постоянно растет. В 2002 году дефицит этого металла в США, например, составил 30%. В нынешнем году цена на рений на Лондонской бирже металлов достигла рекордной отметки за последние двадцать лет — 3800 долларов за килограмм.

До 1991 года обитатели Кремля могли смело себя считать рениевыми магнатами мирового уровня. Один из трех основных центров производства рения на планете — Джезказганский завод цветных металлов — находился именно на территории СССР. Но после распада Союза титул рениевой супердержавы перешел к Казахстану.

В начале 90-х годов наши казахские братья занялись было рениевым демпингом и умудрились обвалить мировую цену на этот металл. Но краткий миг рениевого изобилия вновь сменился дефицитом. Потребление рения в Америке начало расти невиданными темпами. По данным Горного бюро США, в 2003 году янки “перемололи” 20 тонн драгоценного металла. А в 2005 году — уже 35 тонн. При всем при этом попытки найти рению более дешевую и доступную альтернативу успехом не увенчались. А в рениевую гонку между тем вступил еще один мощный участник — Китай — с его как на дрожжах растущей экономикой.

В этих условиях мировая рениевая структура работает не в пользу нашей промышленности, которая только-только начала было подниматься с колен. “Беда в том, что мировые запасы рения в основном скуплены американцами. Нам приходится доскребать остатки”, — сказал мне замдиректора ГосНИИ редких металлов Евгений Выговский.

Основной производитель рения в мире — Чили — завязан на долгосрочные контакты с США. То же самое относится и к Мексике. Что касается Казахстана, то и здесь все непросто. Пока Россия корчилась в кризисе 90-х, ведущие позиции в сырьевом секторе республики завоевали янки. А сейчас в страну, к крайнему раздражению и испугу ее жителей, все более активно заходят и китайцы.

Зато капитаны российской промышленности могут сделать ход конем: вспомнить об открытии 1992 года. Другое дело, что для этого придется вступить на абсолютно неизвестную научную и технологическую территорию.

Как извлечь?

Вулкан Кудрявый не в первый раз становится ареной деятельности горнодобытчиков. Еще во времена японского владычества здесь добывали серу. Бывшие хозяева острова даже построили здесь 4 километра канатной дороги. Но добыча серы — это один уровень сложности, а рения — совсем другой.

Сначала о хорошем. На вулкане расположено первое в мире месторождение собственно рения. Причем, согласно экспертным данным Министерства природных ресурсов РФ, возобновляемые запасы рения в газах оцениваются в 36,7 тонны в год. Это означает, что мировая добыча металла может быть удвоена. Долго ли продлится такая лафа? Ас вулканологии Генрих Штейнберг уверяет, что весь период жизни вулкана. А эти природные объекты исключительно живучи. Тысяча лет для них — то же самое, что минута в человеческой жизни. Штейнберг убежден, что Кудрявому гарантировано еще как минимум 15 тысяч лет.

Но ложек дегтя в бочке меда тоже предостаточно. Вулканы имеют привычку иногда извергаться. За последние 250 лет с Кудрявым это случалось по крайней мере три раза: в 1778, 1883 и 1999 годах. Никто не даст гарантии, что это не случится вновь. Если это произойдет, то все установленное на возможном будущем рениевом руднике оборудование будет потеряно. Зато к человеческим жизням это не относится. Современная наука может точно прогнозировать извержение вулканов аж за несколько недель до их начала. Поэтому сегодня проснувшиеся вулканы губят людей только в странах третьего мира.

Главная закавыка — в другом. Покойный ученый из Института минералогии и геохимии редких элементов Феликс Шадерман разработал, запатентовал и успешно испытал на Кудрявом метод добычи рения из вулканического газа. “Чтобы добывать рений из газа на кратере придется построить купол размером до 800-900 кв. метров. Ничего подобного в мире до сих не делалось. Аналогов подобной технологии просто не существует”, — сказал мне руководитель сырьевого отдела ГосНИИ редких металлов Леонид Чистов.

Генрих Штейнберг, правда, уверен, что все технологические трудности преодолимы. А финансовый риск по нынешним масштабам боссов российской промышленности и вовсе несерьезен: “Весь проект потребует инвестиций в 20 миллионов долларов в течение 7 лет. Причем вложения с лихвой окупятся уже через два года после выхода проекта на заданную мощность”.

В любом случае все ученые, с которыми я консультировался, убеждены: игра на Кудрявом стоит свеч. “Вы спрашиваете, не обвалится ли мировой рынок рения, если рудник на Итурупе начнет работу? — не на шутку обиделся на мой вопрос Альберт Бессер. — Честно говоря, мне на это наплевать. Главное — это оборона страны. Если нам окончательно отрежут доступ к рению, наши военные самолеты просто не смогут летать!”

Другие эксперты и вовсе убеждены: новое месторождение рения способно не только дать нам гарантию против происков наших закордонных друзей. “Реальная потребность в рении в России превышает нынешний объем его мирового производства в 40 тонн. Расходуется его столько, сколько найдут. От безысходности приходится использовать либо низкорениевые сплавы, либо сплавы с более худшими характеристиками. А ведь если бы рения было вдоволь, то, например, ресурс авиадвигателей мог бы возрасти в разы!” — убежден, например, Евгений Выговский.

Леонид Чистов видит и вовсе сияющие перспективы: “Появится рений — откроются новые технологические горизонты, которых мы сейчас просто не можем представить”.

В последние годы жизни Сталина в СССР было принято утверждать: почти все самые важные научные открытия делались нашими соотечественниками. В последние десятилетия мы привыкли к другому. Все технологические прорывы происходят в Америке, Европе, той же Японии, но только не в России. Сам по себе рениевый рудник, конечно, не переломит эту грустную тенденцию. Более того, он даже подтвердит наш нынешний статус сырьевой страны. Но “атака на Кудрявый” покажет: наша промышленность способна на абсолютно новые и дерзкие ходы. Возможно, именно таких действий сейчас больше всего не хватает России.




    Партнеры