Наш человек из “МК”

Лев Новоженов: “Мне 60? Не ожидал”

25 октября 2006 в 00:00, просмотров: 777

Новоженов — человек-оркестр: если пишет, то с неподражаемым юмором. Если ведет телепрограмму, то с Хрюном и Степаном. А еще с Лившицем, с Русланой Писанкой, да и вообще со всеми дорогими россиянами. Долгие годы он работал в “Московском комсомольце”, руководил отделом сатиры и юмора, был заместителем главного редактора. Лев Юрьевич, будто сказочный герой, уже стал народным персонажем. Вчера, вы не поверите, ему исполнилось 60 лет. Все удивляются, а он больше всех.

— Лев Юрьевич, 60 — это что для вас за цифра? Как вы к ней относитесь?

— Никогда даже не думал, что мне будет 60. Просто не ожидал.

— Но, слава Богу, этот светлый день наступил. Вот в 60 у нас мужчины уходят на пенсию. А что с вами происходит в этом смысле?

— Ой, Саш, ты же знаешь, какая у нас сейчас пенсия. Если бы мы жили в Советском Союзе, то я был бы просто в шоколаде.

— Как вы думаете, какая у вас была бы пенсия по советским меркам?

— Ну, максимальная.

— Рублей 130?

— Да, наверное. А может быть, даже персоналку удалось бы получить республиканского значения.

— Точно, вы бы были пенсионером республиканского значения.

— Да, заслуженный деятель культуры.

— И ходили бы так гордо, не спеша и жили бы хорошо.

— Жил бы классно. Пионеры бы меня приглашали.

— А что сейчас, все не очень? Приходится вкалывать?

— Я боюсь этих слов. Мне почему-то кажется, что говорить, как ты много вкалываешь, как-то неловко. Ведь как гласит русская пословица: писать — не пахать. Поэтому атавистическая неловкость по отношению к рабочим и крестьянам, которая застряла от советских времен, у меня присутствует. Потому как мы цветы запоздалые. Вообще, как сказал один из телепродюсеров: “Люди, которым за 50, — это иностранцы в нашей стране”.

— И вы, как иностранец, какими глазами смотрите на любимую родину?

— Мы все смотрим со смешанными чувствами: с тревогой, с надеждой, с горечью, с недоумением иногда, особенно в связи с последними событиями. Все чуднее и чуднее становится, и предела этому нет.

— Но все-таки мне кажется, что вы не хотели бы быть иностранцем в другой стране, а только в нашей России.

— Когда я родился, до смерти Сталина оставалось еще семь лет. Я помню те времена, когда люди скрывали свою национальность, меняли фамилию. И вот на вопрос, а кто ты по национальности, чтобы тебя не заподозрили в еврействе, человек отвечал: грузин. Сейчас это звучит смешно.

— Да, все меняется в этом древнейшем из миров. Но, Лев Юрьевич, хоть вам и неловко, я все-таки спрошу, где вас можно видеть по ТВ, что читать?

— Стоит выехать за пределы России, и вот там меня можно увидеть. Это называется “НТВ-Мир”. Мы работаем для русских за границей, как “Голос Америки”, только наоборот. Меня можно увидеть в Прибалтике, на Украине, в Израиле, в Америке, в Германии.

— Но только не в своей родной стране. Понимаю.

— Ничего страшного, потому что сегодня на том телевидении, которое есть, работать как-то даже и неудобно. Ты должен подавлять свои естественные реакции, журналистски профессиональные, а мы же уже привыкли к распущенности 90-х, и трудно на старости лет перестраиваться.

— И что у вас за программа?

— Она уже идет несколько лет и называется, извини за выражение, “Наши”. “Наши” со Львом Новоженовым.

— Нет, я вас не буду извинять. “Наши” — этот бренд уже занят. Как же вы так?

— Дело в том, что эта программа возникла до “Наших”.

— То есть это они у вас сбрендили это название?

— Может, и они, но никто не помнит, что “Наши” были еще и у Невзорова. Ведь если человека, родившегося в году 27-м, назвали Адольф, так что же — он должен идти в ЗАГС и брать другое имя?

— Ну а что у вас на литературном поприще?

— Я пописываю, пишу большое произведение под названием “Азарт”. Только пишется это раздельно “Аз Арт”.

— Это что, роман?

— Повесть или роман, я не знаю. Сейчас берешь тоненькую книжку, смотришь, а там написано — роман.

— Ну и о чем ваш “Аз Арт”?

— Обо всем. Об игре, о телевидении, о жизни, о Москве.

— Но главный герой — это, конечно, вы?

— Естественно, а кто же еще. Ведь и Анна Каренина — прототип Толстого. Все люди в конце концов пишут и снимают о себе. Только с разным успехом.

— Я так понимаю, что вы, безусловно, человек азартный?

— Так получилось. Таким уж родился.

— Это хорошо или плохо?

— Это как атомная энергия: она может быть использована в мирных целях, а может — в военных. Уж как получится.


“МК” желает Льву Юрьевичу использовать его личный азарт только в мирных целях. Поздравляем!




Партнеры