Канадец с обратной стороны луны

Робер Лепаж: “Детектор лжи — это очень неприятно”

3 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 942

На полтора дня в Москву приехала легендарная фигура мирового театра — режиссер Робер Лепаж. Удивительный персонаж, скорее похожий на героя сказок Андерсена, чем на современного художника. Любитель путешествовать, играть на сцене в одиночку, изучать иностранные языки. И испытывающий бесконечную тягу к космосу как предчувствию. Чего? Поинтересовались мы у господина Лепажа.


В столице первым делом режиссер встретился с космонавтом Алексеем Леоновым. Теоретик Лепаж и практик Леонов до этого лично знакомы не были. Просто режиссер из Квебека, основатель знаменитого театра “ЭКС МАКИНА” настолько помешался на космических исследованиях театральным способом, что сначала досконально изучил биографию первого человека, вышедшего в открытый космос, и даже освоил кириллицу настолько, что сумел на ней писать. Потом родились спектакль “Обратная сторона Луны” и одноименный фильм. Этот спектакль в числе четырех других и прибудет на Чеховский фестиваль.

— Робер, почему именно русский космонавт Леонов вдохновил вас на спектакль, а не американцы Армстронг, Коллинз, Олдрин — ведь они первыми высадились на Луну.

— Дело в том, что я пытался выйти с одним из них на контакт, но встретил проблемы — закрытый человек. Потом заинтересовался Леоновым, он первым вышел в открытый космос, и выяснил, что Алексей — потрясающая личность. Человек вроде военный, но открыт, к тому же прекрасно рисует.

— Известно, что вы любите путешествовать. Но как: практически или как писатель — виртуально?

— О, нет-нет, никакой виртуальности. С тех пор, как я начал ездить на гастроли с театром, я в столе завел ящик, куда складывал свои авиабилеты. И однажды, когда я переезжал с квартиры на квартиру, я открыл стол и там обнаружил столько билетов — ого-го! Ваша правда, я очень люблю путешествовать, люблю на чемоданах жить.

— Все свое ношу с собой?

— Как раз очень мало. Еду и покупаю все на месте.

— От какой страны самое большое потрясение?

— Вот я в прошлом году в Москве пережил такой же шок, как после поездки в Токио. Будто не в другую страну попал, а на другую планету. Все вроде то же самое, но другие коды в общении — их надо расшифровывать.

— А может быть, вас просто Москва напугала?

— Я люблю авантюры. И очень верю в человеческую природу. Меня даже не шокировало, а потрясло упорство русского народа. Люди гордятся, испытывают ностальгию и все время устремляются на юг. Но так делают все, кто живет в холодном климате. Здесь есть русский дух. Я знаю, что здесь очень тяжело жить, но когда я говорю “я верю в человеческую природу”, то здесь почему-то я в нее верю больше, чем в других местах.

— Сколько языков вы знаете?

— Можно сказать, что понимаю восемь, а хорошо говорю на пяти.

— Какой среди них самый экзотичный и трудный для вас?

— Японский. Я практически все понимаю и даже могу кое-что прочесть.

Он, конечно, законченный мечтатель и романтик, но однажды влип в историю. Пришел к своей знакомой, а там — труп ее. Можно сказать, повторил историю русского писателя Сухово-Кобылина. Естественно, попал в подозреваемые №1. Был под следствием, не понаслышке знает, что такое детектор лжи. Потом в его биографии появился фильм “Полиграф”.

— Робер, что вы чувствовали, когда были подозреваемым и вас проверяли на детекторе лжи?

— Вы ссылаетесь на историю “Полиграфа”? Да, это был трудный период в жизни. Вот тогда была важна мысль о том, что есть правда, а что ложь. Но не абстрактно, а для меня лично. Но… извините, мне очень неприятно об этом вспоминать.

— Вы производите впечатление одинокого человека.

— Что вы, я не одинок. У меня есть любовная жизнь, личная, социальная. Это вас кто-то ввел в заблуждение.

— Что вам дала работа в Королевском Шекспировском театре?

— Это было очень важно. Там я понял: ты не можешь делать авангардный театр, когда у тебя нет корней. Вот Шекспировский театр — это корни. Например, если у японского бонсая подрезаешь корни, то он остается маленьким. То же самое и артисты — без корней не растут.

— Вам хотелось бы поработать с русскими артистами?

— Да, конечно, и переговоры такие велись. Но когда выяснилось, что мы везем в Москву четыре спектакля на Чеховский фестиваль и это требует колоссальной подготовки, то совместный проект с русскими артистами сейчас по меньшей мере для меня — неразумный шаг.

— Последний вопрос: вы знаете, что находится на обратной стороне Луны?

— Конечно, знаю — все кратеры имеют русские имена, кроме двух — Жюль Верн и Сирано. А все остальные принадлежат российским ученым.

Чеховский театральный фестиваль, который откроется 30 мая 2007 года, проводят Правительство Москвы, Комитет по культуре города Москвы и ФАКК РФ.




    Партнеры