Трехгрошовые страсти из Квебека

Робер Лепаж показал Москве “Оперу нищих”

18 июля 2007 в 18:12, просмотров: 787

Среди спектаклей канадца Робера Лепажа, немалым числом представленных на Чеховском фестивале, затесался один “неформат”: то ли мюзикл, то ли рок-опера, то ли блюзовая ретро-драма.

Это “The Buscer`s Opera” — “Опера нищих”, известная историкам музыки по английскому оригиналу XVIII века, а всем остальным — по “Трехгрошовой опере” Брехта. Главный герой у Лепажа — все тот же знаменитый Мекхит. И в финале его казнят столь же жестоко, хоть и не через повешение.

Главный герой — рок-гитарист, певец, бабник, наркоман, бунтарь, одним словом, маргинал образца 60-х годов. Естественно, основная часть его профессиональной деятельности протекает на улицах — Лондона, Нью-Йорка, Лас-Вегаса, Нью-Орлеана: Buscer`s Opera можно перевести как “опера уличных музыкантов”. Эти музыканты играют на чем угодно: ударник, к примеру, начинает свою блистательную карьеру с игры на пустых консервных банках. Но не беда: для освоения настоящей ударной установки ему понадобилось всего несколько секунд.

Остальные участники группы — настоящие многостаночники: рояль, клавиши, гитары, губная гармоника, аккордеон, саксофон, флейта, скрипка, альт — кажется, что каждый играет на любом из этих инструментов с одинаковой легкостью. При этом все они поют в шикарной блюз-роковой манере. А когда надо, то и в стиле кантри-энд-вестерн или в аутентичной манере оперы XVIII века. И все это, заметьте, одни и те же люди. Где он только их нашел, этот Лепаж? Может быть, на улицах родного Квебека? Во всяком случае ничего подобного днем с огнем не сыщешь в наших репертуарных театрах, где один артист неплохо поет, другой хорошо играет, а третий когда-то учился в музыкальной школе по классу скрипки, но уже все забыл.

Эту рок-группу “держит” некто Пичем, отнимающий у уличных музыкантов половину их заработка. У него есть жена, поющая в стиле соул, а также дочка, которую натурально поимел Мекхит. В этом месте — смотри сюжет Брехта. Мекхит сбегает в Америку. А там уже другие ритмы: рок-н-ролльные баллады, кантри, блюз-рок. И еще там есть губернатор штата и его дочка, которую Мекхит натурально тоже поимел. Такого ему уже простить не могли: подкупленная проститутка Дженни, спевшая очередной блюз, подкинула пакетики с коксом — вот и замели парня.

Губернаторская дочка уговорила старика отпустить рокозавра. Но недолго музыка играла. Конкурирующие девицы исполнили фантастический дуэт: дочка Пичема в еврейском стиле под аккомпанемент ортодокса-аккордеониста, а дочка губернатора — в арабском. Причем в одновременном звучании. Когда в коде культовые звуки “Хава Нагила” слились с витиеватым рисунком арабской мелодии, обнаружив генетическое сходство, зал застонал от восторга. Стонал он и в сцене, когда музыканты набивают маленький павильончик и играют веселую музыку в стиле вестерн. Дверь павильончика захлопывается — и музыка мгновенно обрывается. Дверь открыта — музыка включается сразу же, как будто она и не умолкала. Просто? Невероятно просто. Только вы попробуйте это сделать сами.

Было и кино: на небольшом подвижном экране. Главную кинороль сыграла приглашенная артистка (так обозначено в афишке) собака Люси. Животное, конечно же, не пострадало. В отличие от главного героя, которого за все его авантюры приговорили к смертной казни.

В конце музыканты вышли на авансцену. И спели финальный куплет — акустически, без микрофонов, которыми они пользовались весь спектакль. Кстати, это были не современные гарнитурки, незаметно крепящиеся на щеке, а те самые, кондовые, — в полном соответствии с эпохой 60-х.

Вот такой мюзикл. Абсолютно некоммерческий. Не из тех, что в режиме ежедневного проката играют на Бродвее за большие деньги. Неформатный. Потрясающий…




Партнеры