Михаил Швыдкой: на нас смотрели как на придурков

1 ноября 2007 в 16:01, просмотров: 2309

Кажется, что Швыдкой и культура — близнецы-братья. По крайней мере все его последние высокие должности связаны с этим важным для нас словом: замминистра культуры, министр культуры, глава агентства по культуре… Главный редактор телеканала “Культура”. Правда, в этом качестве Швыдкой пробыл всего десять месяцев. Но он был первым. Ну а 1 ноября “Культуре” исполнилось 10 лет!

— С чего это вдруг 10 лет назад у государства возникла идея создать культурный канал?

— Думаю, причины две. Одна — общекультурная, другая — телевизионная и политическая. После 91-го года на ТВ стали происходить очень серьезные изменения. Оно стало большим бизнесом. Одновременно увеличивалось количество рекламы, а значит, и жесткая борьба каналов за публику. Например, показывались только что вышедшие на экраны фильмы, а этого в нормальных странах не бывает. Было вымыто художественное вещание, являющееся на советском ТВ очень качественным. В 90-е годы победила эстетика молодежной редакции ЦТ. Другой тенденцией 90-х была яркая подача информации, во главе которой стоял Олег Добродеев. Была хорошая публицистика.

Но телевидение в гуще бизнес-борьбы не рассматривало сферу культуры как привлекательную, и естественно, что деятели культуры, такие как Дмитрий Лихачев, Мстислав Ростропович, Савва Кулиш и многие другие, обратились к президенту Ельцину с просьбой о создании специального канала. Это было воспринято с большим пониманием. Но поскольку эфирные частоты были уже распределены, возникла проблема — на “пятой” кнопке вещало тогда Петербургское ТВ. Лихачев предлагал, чтобы редакция нового канала находилась именно в Петербурге, но власти решили по-другому, создав “Культуру” на базе ВГТРК с вещанием из Москвы.

— А политика тут при чем?

— Власть не хотела усиления ни одной из телеимперий тех времен, ни Березовского, ни Гусинского, а они очень активно претендовали на эту частоту. В результате решили этот канал интеллигентным образом “заморозить” и отдать на время культуре. Многие тогда думали, что канал рассчитан на полгода, на год, поэтому каждые два месяца нас хоронили. На нас смотрели как на придурков, которые не понимают, что они выполняют роль прикрытия. Наверное, и меня пригласили потому, что я не считался телевизионным человеком. Хотя на ТВ я впервые пришел еще в 1968 году, когда многие телеменеджеры 90-х еще не родились. Но я считался специалистом по деланию отдельных программ. На советском ТВ сотрудничал с “Литдрамой”, хорошо знал этих людей, поэтому и позвал их на “Культуру”. Очень хорошо знал Татьяну Олеговну Паухову, ставшую моим замом (ныне гендиректор “Культуры”). Она пришла на ТВ в 18 лет и прошла все стадии его развития.

Указ Ельцина о создании “Культуры” был издан 25 августа 97-го года, а уже 1 ноября мы должны были выйти в эфир. Такого не было в мировой практике. Ведь в сутки мы должны были вещать 16,5 часа, а еще не было ни редакций, ни компьютеров, непонятно было, куда людей рассаживать. Это была авантюра чистой воды. И тем не менее 1 ноября мы вышли в эфир. Если бы не люди, которые работали на ЦТ в сфере художественного вещания, вообще бы ничего не было. Нам помогали руководители других ТВ-компаний, давали свои документальные фильмы. Естественно, без поддержки президента Ельцина, возглавившего попечительский совет “Культуры”, ничего бы не вышло. Естественно, помогала и Татьяна Дьяченко. Наверное, главной нашей гордостью стали прямые новогодние трансляции Венской филармонии. Такого канала, как “Культура”, нет нигде в мире. Есть еще франко-немецкий ARTE, но он узкотематический.

— Разъясните, пожалуйста: говорят, что идейным вдохновителем создания “Культуры” был не Мстислав Ростропович и Дмитрий Лихачев, а Эдвард Радзинский. Это правда?

— Мне трудно судить. Я только знаю, что Эдвард Станиславович был среди тех, кто лоббировал создание канала...
— Ну кому вообще нужна эта “Культура” с рейтингом в 1%? Народ-то ее не смотрит!

— Все так говорят! Но выясняется, если нет этого узкого культурного слоя, то страна деградирует. Вообще потребителями культуры всегда является до 10% граждан. Но если страна потеряет и этот творческий потенциал, наступит катастрофа. Так что те, кто смотрит канал “Культура”, в высшей степени важны для России. Учительница, которая смотрит “Культуру”, приходя в класс, продуцирует очень многое для работы души.

— Некоторые говорят, что канал “Культура” уже устарел, что нужно его срочно модернизировать, оживлять, и только тогда люди начнут это смотреть.

— Сегодня на “Культуре” есть и джаз, и бардовская песня, но нет голимой эстрады. Это граница. В принципе сделать канал более смотрибельным можно. Вообще телевидение это глянец, а канал “Культура” — не глянец. Можно превратить его в глянец и он будет более доступным, его больше станут смотреть. Но нужно ли это? Я не уверен. Ведь тогда от него отойдут те 5—7 процентов зрителей, которые без культуры не могут жить.

 “КУЛЬТУРНЫЕ” ЛИЦА

Александр Пономарев, гендиректор канала с 2001 по 2005 год:

— “Культура” — репутационный эталон нашего телевидения. Эта всеми признанная оценка — заслуга людей, которые 10 лет назад создали канал и работают сейчас на этом удивительно светлом и умном телевизионном проекте. Авторы “Культуры” — интеллектуальная элита страны, постоянные зрители, круг которых неуклонно расширяется, — нравственная опора нации. Я хочу пожелать каналу многих лет плодотворного служения искусству и своему зрителю, а всем причастным к его работе — здоровья и радости.

Владислав Флярковский, руководитель и ведущий новостей :

— На “Культуре” сбылась моя профессиональная мечта. Я мечтал делать мирное телевидение для людей: которое не вызывает у зрителей нервного напряжения, которое можно смотреть от начала до конца, как смотрят хороший спектакль, как читают хорошую книгу. Телеканал, ничем не пугающий, ни к чему не принуждающий, не вызывающий раздражения ни в целом, ни фрагментарно. Он высказывается в естественной человеческой интонации. Как наши новости, к примеру, где человек в кадре — это не информатор, это рассказчик. “Культура” — наверное, самый рассудительный и самый памятливый телеканал. Уже в первые годы существования он старательно возвращал людям то, что они, возможно, утратили в первой половине 90-х.

Александр Архангельский, ведущий передачи “Тем временем”:

— На телевидении все нужно делать либо по жестким лекалам, либо вопреки всем правилам. Иначе ты не имеешь никаких шансов завоевать зрителя. А что это за ТВ, которое не борется за зрителя? Жесткие лекала требуют: все должно быть ярко, броско, чуть-чуть пошловато, общедоступно и либо гламурно, либо кроваво. Канал “Культура” демонстративно нарушает правила; здесь все нестандартно, неформатно, без особенных скидок на средний уровень, никакого гламура — и никакой игры на дурных свойствах человеческой натуры. Его спокойствие, неагрессивность, высокая планка — это выбор и вызов, это, если угодно, журналистская дерзость. Что и было оценено российским обществом; за эти десять лет у канала сложилась репутация, которая в нашем расчетливом мире стоит куда дороже, чем высокие бюджеты типового телевизионного производства.

Виктор Ерофеев, ведущий передачи “Апокриф” :

— “Культура” заменяет нам то, чего реально не хватает не только в общественной жизни, но и в частной, стимулирует и консолидирует тот уровень мысли и разговора, который Россия знала, помнит, но которым сейчас не обладает. Канал повернут в сторону российской истории и российской ментальности, которую мы потеряли. Может быть, он поможет все-таки сохраниться той культуре, которой пока вокруг нас не существует. “Культура” — живой, полноценный, ничем не замусоренный канал. Я горжусь тем, что делаю программу именно на этом канале. “Апокриф” — передача о базовых ценностях человека и абсолютно бескомпромиссна. Такую программу трудно себе представить на любом коммерческом или даже корыстном телевидении. Она абсолютно бескорыстна. Главное, чтобы мы сохранили канал “Культура”, он слишком для нас много значит, чтобы мы могли относиться к нему небрежно.

Святослав Бэлза, ведущий цикла “Шедевры мирового музыкального театра” и программы “В вашем доме”:

— Я хорошо помню 1 ноября, десять лет назад, когда в Изобразительном музее им. Пушкина состоялся концерт, посвященный открытию телеканала “Культура”. И хорошо помню, как до этого, в день своего 70-летнего юбилея, маэстро Мстислав Ростропович, который договорился об этом с президентом Ельциным, сообщил мне радостно, что у нас будет канал “Культура”. Сегодня нашу страну уже невозможно представить без этого канала, и такой сверхдержаве культуры, как наша, именно такой канал был необходим. С одной стороны, это прекрасно, что у нас он есть. Но почему-то руководители других телекомпаний воспринимают этот факт как индульгенцию для себя, чтобы на их каналах высокой культуры не было вовсе.

 ПОЗДРАВЛЕНИЯ И ЗАМЕЧАНИЯ

Марк Захаров, режиссер:

— Я присутствовал при рождении этого канала в Кремлевской библиотеке в присутствии Ельцина, Германа и некоторых других лиц. Это было торжественно, красиво. Но у меня было полное ощущение, что это ничем хорошим не кончится. И через некоторое время я был удивлен — как я не умею прогнозировать. Появился канал, который как глоток кислорода. Бывают такие временные промежутки, когда наступает кислородная недостаточность — на телевидении показывают одно и то же: чего-то взрывают или рекламы идут дурные. А “Культура” осуществляет мощное питание российских мозгов, отяжеленных очень большим количеством негативных эмоций.

Если говорить про замечания, то мне хочется чаще видеть передачи и фильмы, связанные с нашей историей. У нас так и не решаются окончательно сказать, что СССР — одна страна, а новая Россия — это другое. И, скажем, к катынскому зверскому расстрелу мы не имеем отношения. У нас немножечко размыта граница. А я бы эту границу прочертил и продолжал.

Дарья Донцова, писательница:

— Вношу сразу сразу два предложения. Во-первых, сократить количество шоу, которые в принципе все на одну и ту же тему: о трагичной судьбе российской культуры. Мне кажется, все эти проблемы либо серьезно преувеличены, либо просто нерешаемы. А во-вторых, чаще показывать зрителям записи классических театральных спектаклей. С телеканала “Культура” просто пропали постановки 40-х и 50-х годов. А ведь это время расцвета целой плеяды непревзойденных актеров! Я вас уверяю, что Анна Каренина в исполнении сорокалетней Аллы Тарасовой — совсем другое зрелище, чем Тарасова лет семидесяти.

Карен Шахназаров, режиссер, генеральный директор киноконцерна “Мосфильм”:

— Мне непонятно, почему канал “Культура” существует в единичном экземпляре. Лично для меня странно, что на российском ТВ есть только один канал, который пытается привить нам любовь к истории и искусству — то, что и называется культурой. В день десятилетия канала не хочется искать какие-то недостатки. Я считаю, что в общем со своей задачей “Культура” справляется.

Екатерина Волкова, актриса, певица:

— Это единственный канал, название которого полностью соответствует его сути. Я не так часто смотрю телевизор, но если и включаю, начинаю щелкать по каналам, пока — незаметно для себя самой — не останавливаюсь на “Культуре”. Здесь я могу быть уверена, что мои дети не увидят вдруг чего-то, что бы им видеть не следовало. А остальное телевидение забито этими паршивыми сериалами и сплошными страшилками, чтобы мы боялись и не рыпались никуда.

Владимир Жириновский, политик:

— “Культура” — канал с нашим, российским характером! Он не изменяет своим принципам! Он хранит и развивает наши российские ценности, культуру нашей семьи, нашей веры, наших обычаев! Он хранит и развивает нашу духовность! А духовное начало во все времена обеспечивало единство и силу России. Именно такое телевидение нам надо сейчас, когда мы возвращаем себе статус мощной и богатой державы. Не коммерческие проекты по западным шаблонам, которые отдают духовным болотом, а наше, российское, патриотическое телевидение. “Культура” — государственный канал в самом полном смысле этого слова, потому что решает важнейшую государственную задачу — воспитывает патриотов России!

Сердечно поздравляю телеканал “Культура” с 10-летием! От всей души желаю вам преуспеть в деле воспитания в нашей стране разностороннего, думающего и неравнодушного общества.



Партнеры