Спектакль с Уваровой родился красивым

В РАМТ удалось удачно совместить красное и черное

20 октября 2008 в 17:50, просмотров: 1145

Париж и провинция. Любовь и карьера. Красотки и субретки. Все смешалось в красном и черном квадрате. Но не Малевича, а Стендаля, которого поставили в Российском молодежном театре. Произведение, далекое от сегодняшнего дня, попытались сделать актуальным. В том числе и посредством маркетингового хода. Что из этого вышло, наблюдал обозреватель “МК”.

Подобный ход для репертуарного, как и антрепризного, театра не нов — на главные роли назначаются звездные артисты, на которых публика гарантированно несет деньги в кассу. РАМТ назначил на роли героев-любовников Нелли Уварову, родившуюся на экране некрасивой (а в жизни очень даже красивой), и Петра Красилова. Как и ожидалось, этот дуэт собрал зал.

Молодой честолюбивый провинциал неблагородного происхождения Жюльен Сорель поступает на должность учителя в дом мэра г-на Реналя (Виктор Цымбал). Но требует к себе отношения как к равному: обедать за столом с господами, обращения как “месье”. Подобное может случиться и сегодня, например, в богатом доме на Рублевке. И если даже наемная прислуга и не станет дерзить хозяевам, как наглец Сорель, то интрижка жены хозяина с качком-охранником, мажордомом или садовником сегодня в порядке вещей. 

Но театр любые страсти умеет красиво оформлять и упаковать. Вот и режиссер Юрий Еремин предложил оригинальный ход — в сценографию вмонтирован стеклянный квадрат в раме, за которым с первых минут спектакля появляется фигура художника. Первый акт этот персонаж эмоционально покрывает стекло красным, второй — соответственно, черным. Он же выступает комментатором событий. Что ни сцена, то штрих красным и цитата — из Байрона, Шекспира, Монтеня и прочих. То, что поначалу кажется оригинальным, дальше оказывается навязчивым: парень хороший, но очень болтливый.

Но актуальность быстро улетучивается, уступая место главной козырной карте — любви, на которую публика в основном и ходит. Козырная дама в “Красном и черном” — Нелли Уварова. Красивая, благородная, со сдержанной и настоящей страстью, благодаря замечательным костюмам Виктории Севрюковой — выступает и в красном, и в черном. Но вот король — Петр Красилов, несмотря на все свои страстно-красные сюртуки, страстью не отличается. И обаянием тоже: за что его такого любят благородные дамы — загадка. К тому же нет развития образа: каким вступил на сцену амбициозный сын французского плотника, таким и пошел на гильотину за попытку убийства возлюбленной. Но есть мужчины, которые восполняют пробел. Это касается двух небольших работ — Алексей Маслов (маркиз де ля Моль) и Павел Хрулев (граф Круазнуа), который блестяще провел две сцены. И еще — постоянно присутствующий на сцене художник (Антон Шагин). Это он свел финал Стендаля к “Черному квадрату” Каземира Малевича, подкрепив его цитатой из отца супрематизма.



Партнеры