Каникулы с миской золота

Кладоискатель сколачивает капитал, копаясь на пляжах

14 ноября 2008 в 14:14, просмотров: 5930

Отдых на море — весьма разорительное мероприятие. С таким утверждением наверняка согласится любой из нас. Любой — но только не Владимир Порываев. Для этого жителя Москвы ежегодные “каникулы”, проводимые на черноморских пляжах, приносят помимо массы удовольствия, прилива бодрости и сил еще и ощутимый доход — в виде изрядного количества добытого золота-серебра.

Нет-нет, никакого криминала! Просто человек, о котором идет речь, — профессиональный кладоискатель.

Такие поездки “на юга” стали для Владимира уже традиционными.

— Каждый год где-то в середине—конце октября я устраиваю себе отпуск и отправляюсь на курорты Черного моря, — рассказывает Порываев. — С собой обязательно прихватываю металлоискатель. В это время как раз заканчивается сезон массового пляжного отдыха и начинается период осенних штормов. Подобная ситуация очень выгодна с точки зрения поиска разных “потеряшек”.

Традиционная для пляжа ситуация: перед заплывом в море женщина снимает с себя кольца-сережки, кладет их на расстеленные на песке коврик или полотенце и прикрывает сверху ворохом одежды. Вернувшись с купания и понежившись под лучами солнца, расслабившаяся (и уже забывшая о своем тайнике) дама обнаруживает, что на “лежбище” надуло ветром песок. Фу, как неаккуратно, надо привести место отдыха в порядок! Взмах рук, встряхивающих коврик, — и спрятанное от посторонних глаз золотишко разлетается по песку. А там поди найди его!

— Еще одна категория “пляжных растеряев” — волейболисты. Не заметить, как во время игры с пальца соскользнуло в песок кольцо или перстень, — элементарно, — говорит Владимир. — Многие расстаются со своей ювелиркой непосредственно во время купания: при входе в воду кровеносные сосуды сужаются, пальцы утончаются, кроме того, сама вода играет роль хорошей смазки… А если человек еще активно движется, ныряет…

Кто-то теряет, а кто-то — в данном случае кладоискатель Порываев — находит. С помощью своего металлоискателя.

Заплыв за ювелиркой


— Какие же у вас уловы бывают?

— Проведя около месяца на Черноморском побережье и возвратившись домой, выставляю перед женой, сестрой и матерью суповую миску, наполненную золотыми изделиями: выбирайте, что приглянулось. Я прикидывал: в среднем удается за день “поднять” штуки три золотых изделий — около 7 граммов. Еще вдвое-втрое больше урожай серебра.

— Что же из ценностей чаще всего теряют?

— Вне конкуренции кольца. Потом идут нательные крестики, часы, серьги… Иной раз попадаются кольца с очень хорошими камушками, которые можно отдать на реализацию в комиссионный магазин. Ну а непарные сережки, оборванные цепочки, поврежденные кулоны и браслеты сдаю в скупку как лом драгметаллов.

Однако гораздо чаще приходится, реагируя на сигнал прибора, выкапывать из песка всякий мусор. Пивные пробки, ключи от квартир и гостиничных номеров, детские солдатики… А еще деньги — рубли, гривны… За день набирается рублей 250. Правда, если монета долго находилась под воздействием морской воды, она чернеет и приобретает такой вид, что ни в одном магазине не хотят брать. Но и здесь нашелся выход: некондиционные монеты можно использовать в автоматах — игровых, музыкальных.

— Ваш поиск ограничивается лишь пляжами?

— Конечно, там скрывается много “потеряшек”. Вдобавок штормы выносят на берег немало ценного. И все-таки основные трофеи — около двух третей от общего количества — дает подводный поиск. В день я могу сделать по 4—5 заплывов в море, каждый из которых длится около часа. Надеваю гидрокостюм, грузовой пояс, маску, вооружаюсь специальным металлоискателем для подводных работ — по собственному опыту знаю, что больше всего интересных находок можно обнаружить на глубине от 1,5 до 2,5 метра.

— И что, так каждый день? Это уж трудовые будни какие-то получаются, а не выезд на отдых…

— Конечно, я чередую дни активного поиска и выходные. Иначе действительно получаются большие перегрузки. После того как поболтаешься несколько сеансов с металлоискателем в море, качает, словно после экстремального авиаполета.

Оклад из “потеряшек”

По словам Порываева, у любителей понырять-поплавать в первую очередь срывает водяным потоком массивные кольца.

— Мне удавалось поднимать со дна обручалки чуть ли не в палец шириной. Однажды, помню, заприметил этакого типичного “быка”. Мужик был буквально увешан массивными золотыми украшениями: перстни, цепь с крестом, браслеты. И затеял он нырять с волнореза. Я неподалеку расположился, стал за ним наблюдать и дождался-таки: он обронил в воде перстень-печатку. Три часа поисков потребовалось мне, чтобы его потом найти на дне.

— А не возникало желания в подобных случаях вернуть потерянное владельцу?

— Так ведь он сам виноват. Да и искать даже не пытался… Тут нужно учитывать еще и настоящий охотничий азарт, который захватывает! Я себя ловил на том, что, оказавшись на пляже, смотрю на эту “крутую” публику, сверкающую золотыми украшениями, как на свою потенциальную добычу. Их право — пренебрегать элементарными правилами предосторожности и золотишко терять, мое право — его находить. Но бывали не раз случаи, когда, увидев меня с металлоискателем, кто-нибудь из отдыхающих по соседству просил помочь найти только что оброненный ключ или соскользнувшее в песок колечко. Минут 10—15 потратить на это не жалко; ну а если речь идет о более долгой поисковой операции — извините, тут разговор иной: это уже настоящая работа, за которую профессиональные кладоискатели назначают определенную плату… Между прочим, я не все найденные на пляжах ценности для своих надобностей использую. Часть золота, серебра и камней уже отложил на изготовление оклада для чтимой иконы в церкви, которая расположена на моей родине, в Ступинском районе Подмосковья.

— Неудобно, наверное, дефилировать в гидрокостюме с металлодетектором среди массы купающихся людей?

— А я стараюсь выбираться на поисковую работу в неудобное время, когда народу на пляже и в море бывает совсем немного: пораньше с утра, в самое полуденное пекло или в вечернее окно — с 6 до 8 вечера.

Сотня евро за день

— Весь свой отпускной месяц так и прочесываете пляжи одного курорта?

— Обычно все-таки меняю разок-другой дислокацию. В этом году, например, 10 дней провел в северном Причерноморье, потом перебрался в Крым. Но, даже устроив где-нибудь базу, делаю оттуда вылазки: сажусь с утра на автобус или маршрутку и отправляюсь до вечера на пляжи какого-нибудь соседнего поселка.

— Какие-то уникальные находки попадались?

— На побережье есть несколько популярных мест массового отдыха, которые граничат с остатками древних поселений, средневековых крепостей… Там удавалось наряду с современной ювелиркой находить и вещи возрастом в сотни лет: накладные украшения на пояс, серебряные колечки, крестики…

— За рубежи СНГ не пробовали выезжать на подобный промысел?

— Тут нужно учитывать, что в некоторых странах существуют весьма жесткие законы относительно работы с металлоискателем. В Арабских Эмиратах, например, их вообще нигде нельзя использовать. В Испании — тоже. Правда, знаю, что некоторые мои коллеги по увлечению все-таки умудряются заниматься поиском на пиренейских пляжах: берут портативный металлодетектор, прячут его в носок… По утверждению таких нелегалов, за день работы на местах массового отдыха и купания можно насобирать с помощью прибора до сотни евро. А в Египте и Таиланде местные сами приспособились заниматься подобным промыслом. Во время отлива служащие отеля выходят на пляж с примитивными металлоискателями, выстраиваются шеренгой и прочесывают территорию.

— А наши-то что же от них отстают?

— Доводилось слышать, что “пляжно-искательский” бизнес, мол, уже схвачен, все участки побережья поделены между местными… На практике с этим сталкиваться не приходилось. Никому до моих рейдов с металлоискателем дела нет, люди только удивлялись снаряжению. Хотя несколько раз, правда, случались на Украине проблемы с местными блюстителями порядка. Однажды подошел мент: “Вы занимаетесь поисками в охранной зоне! Здесь требуется особое разрешение!” Ну я ему и предложил пойти и посмотреть вместе документы, в которых четко указаны были бы границы этой самой зоны. Товарищ только пробурчал что-то в ответ и разочарованно удалился.

Поисками пляжных сокровищ Владимир Порываев занимается уже почти 15 лет. Не оскудела ли за это время курортная территория? Ничуть! Наши сограждане все так же беззаботны по отношению к собственным ювелирным украшениям. Свидетельство тому — ставшая уже традиционной миска с золотом, ежегодная добыча кладоискателя.




Партнеры